# Иностранка

Сундук со сказками

В сборнике малой прозы Антонии Байетт есть место и сказкам, и мистическим историям, и вполне реалистическим рассказам. Каждый текст щедро сдобрен отсылками к классической античной литературе, мифам и легендам.

Книги Текст: Александра Першина

Двое во вселенной

Каждый из нас помнит, как, будучи ребенком, ощущал близость волшебства, вращая линзу калейдоскопа. Но где искать магию, когда ты уже взрослый? Достаточно взять в руки «Лунный свет»: трогательная история о большой любви к ближнему, а также к жизни, полной темных тайн и светлых чудес.

Книги Текст: Александра Сырбо

Жауме Кабре. Тень евнуха

Роман выдающегося каталонского писателя Жауме Кабре «Тень евнуха» — смешная и грустная история сентиментального и влюбчивого любителя искусства, отпрыска древнего рода Женсана, который в поисках Пути, Истины и Жизни посвятил свои студенческие годы вооруженной борьбе за справедливость.

Путешествие к центру

В начале следующей недели пройдут несколько мероприятий с участием нобелевского лауреата Орхана Памука. О вечном противостоянии Востока и Запада в его последнем романе «Рыжеволосая женщина» размышляет писатель Оксана Бутузова.

Потусторонний теремок

Атмосферу по-кинговски мрачную и по-эшеровски парадоксальную, с лестницами, ведущими одновременно вверх и вниз пытается воссоздать «Голодный дом».

Книги Текст: Мария Лебедева

Обитаемая поверхность

Антония Байетт знает все об английской жизни XIX ‒ XX веков: от политических перипетий до модных узоров на праздничных платьях.

Книги Текст: Александра Першина

Значит — существую

Женщины романа прекрасны в споре с судьбой, отстаивании прав на любовь, внимание и уважение. Скрытые от глаз платками и длинными одеждами, они надолго овладевают разумом героев, вдохновляя их на поступки.

Книги Текст: Надежда Каменева

Вспомнить все

«Я исповедуюсь» – и детектив, и исторический роман, и философское сочинение. В целом – одно большое, искреннее и невероятно талантливое признание в любви. Дело в том, что все написанное Ардевол адресует своей возлюбленной, с которой ему уже никогда не удастся встретиться.

Книги Текст: Надежда Сергеева

Идти по звездам

Детальные описания морских сражений и военных действий, в которых принимали участие в том числе несколько поколений марстальцев, не дают усомниться в том, что книга Йенсена – грандиозный эпос, по счастью, переведенный на русский язык Гаяне Орловой.

Книги Текст: Анастасия Бутина

Жауме Кабре. Я исповедуюсь

Какое-то время мы жили с опущенными шторами, а вокруг меня все шептались. Лола не оставляла меня одного, а мама проводила часы, сидя в кресле, в котором обычно пила кофе, перед пустым креслом отца. Но она не пила кофе, потому что было не время. Все это так сложно.

Светит, но не греет

Начало романа заглатываешь, как рыба – крючок. Пахнет загадкой, приключениями, опасностями, а написаны первые главы намного лучше последующих. Только спустя сотню страниц выясняется, как сложно автору удерживать высокий уровень...

Книги Текст: Дарья Лебедева

Элеанор Каттон. Светила

Притчард терпеть не мог многолюдные разношерстные компании, где от каждого мужчины ждут, что он выступит как бы представителем своего пола и игриво представит все свои достоинства на тщательное рассмотрение присутствующих. В толпе он задыхался, делался раздражительным.

Ларс Соби Кристенсен. Посредник

Тем летом люди высадились на Луну, по крайней мере двое. Третьему-то пришлось остаться в ракете, или как она там называется, — наверняка очень обидно, если подумать, в какую даль они забрались, а на последнем этапе, на самом главном, тебе вроде как дают отставку...

Татьяна де Ронэ. Русские чернила

А потом романист превратился в раздувшуюся от высокомерия литературную притчу во языцех. Чем больше росла его известность, тем грубее он обходился с журналистами и читателями. Его брутальные, женоненавистнические романы были великолепно написаны.

Карстен Йенсен. Мы, утонувшие

Лаурис Мэдсен побывал на небесах, но вернулся на землю благодаря своим сапогам. Не то чтобы он взлетел уж очень высоко – не до клотика, скорее на высоту гротарея на фрегате. Лаурису Мэдсену довелось стоять у райских врат, лицезрея самого святого Петра...

Джоджо Мойес. Один плюс один

Минут через десять стало ясно, что мама разучилась водить. Она цеплялась за руль, словно бабуся, которая колесит по центру на скорости пятнадцать миль в час и царапает дверцы машины о столбики на муниципальной парковке.

Кейт Аткинсон. Музей моих тайн

Запаху смерти явно нечего было делать в гостиной на Лоутер-стрит, с белоснежной скатертью на столе и лампой под абажуром с бисерной бахромой, в обществе двух сестер с такими прекрасными, мягкими волосами, в которые Фрэнку безумно хотелось зарыться лицом.

Антонио Гарридо. Читающий по телам

Цы вспомнил времена, когда дедушка с бабушкой еще были живы. Тогда эта деревушка была для него как небеса, а братец Лу был герой, и ему стремился подражать любой мальчишка. Лу походил на великого воина из историй, что рассказывал отец, всегда был готов прийти на помощь...

Жан-Мишель Генассия. Клуб неисправимых оптимистов

Это был единственный раз, когда обе мои семьи собрались вместе. Скажем так — некоторые члены двух семей, человек двадцать. В день рождения у меня появилось дурное предчувствие. Я ощутил неведомую угрозу, природу которой определить не мог.