Взгляни на дом свой

«Бруклин» — полный то меланхоличной грусти, то радости роман о жизни на стыке двух миров и двух эпох. О сложности выбора, о сомнениях и их преодолении, о тоске по прошлому и предвкушении будущего. Неспешное повествование об обычной ирландской девушке, перебравшейся в Америку в поисках лучшей жизни.

Андрей Рубанов: «Я уже прочел все, что мне было нужно»

Роман Андрея Рубанова «Патриот» стал большой новинкой прошедшей весны. С ним Рубанов попал в финал «Национального бестселлера» и «Большой книги». Об успехах «Патриота», болевых точках русского человека и новой книге писатель рассказал «Прочтению».

Книга в дорогу. Часть 2

Вторая подборка спецпроекта «Книга в дорогу» более актуальна для жителей Петербурга: в нее включены излюбленные Рига, Таллин и Хельсинки, являющиеся также перевалочными пунктами, из которых можно недорого улететь чуть ли не в любую страну.

Спрыгнуть с нацистского корабля

Именно это и есть самое главное в «Истории одного немца» — личная жизнь одной-единственной души, вобравшей в себя и крупные события, и секунды страха, и унижения среди бела дня, и мучительные ночные размышления.

Эрик Хобсбаум. Разломанное время

Известный британский историк Эрик Хобсбаум в своей новой книге «Разломанное время» анализирует разные течения в искусстве и точно определяет связь между ними и ключевыми моментами истории XX века.

Жесть как она есть

С гоголевской неутомимостью Сенчин пишет о простых русских людях, жителях деревни, в беспросветной жизни которых все же нет-нет да и мелькает лучик надежды. Жители далеких, забытых почти всеми городков и полустанков, учителя и сотрудники крошечных музеев, в существовании которых есть не меньший смысл, чем у жителей столиц.

Искусство бережного присмотра за судьбой

Эта книга — предупреждение. Мы должны быть готовы к тому, что когда-нибудь, возможно, нам предстоит решать жизненные шарады еще круче, чем выпали на долю героев книги. Именно эта интонация — грустная и ностальгическая — и является основой «Обратного адреса».

Обещание счастливого конца

Красной нитью через весь роман проходит идея о том, что в этой истории нет тех, кто уходит, и тех, кто остается. «Гениальные подруги» уходят только на время, а возвратившись, остаются навсегда.

Сказания острова Кастелламаре

«Дом на краю ночи» сочетает в себе мистику и реальность, человек здесь существует бок о бок с островом, вместе они и меняются. История рода Эспозито начинается в 1914 году и завершается в 2009-м. Книга Бэннер — это семейная сага, отразившая синтез экзистенциальных размышлений человека и всеобъемлющей, искренней любви.

Нерожденные дети Ивана Вырыпаева

Вырыпаев не придает написанным произведениям какой-то радикально новой формы. В основном это театр текста с минимальным набором действий (отсюда, видимо, и такое желание современных режиссеров привнести собственные приемы).

Мы с теми, кого заслуживаем

Григорий Козлов нечасто обращается к мировой драматургии. И это удивительно — режиссеру легко дается работа с пьесой Мольера, содержание которой раскрывается перед зрителями с неожиданной стороны.

Актер и его бесенок

Роман-автобиография «Вот идет человек» вышел в Германии в 1945-м, русский же перевод задержался более чем на полвека, но наконец-то читатели могут узнать историю Александра Гранаха, прошедшего войну, бежавшего из плена, прожившего куда больший срок, чем отведено смертному.

Живопись русской истории

Книги Анисимова вызывают доверие, которое особенно важно, если целью является работа с мифами, сформировавшимися в массовом сознании и затмившими собой реальные исторические события.

Сказать спасибо

Фильм «Я и ты» простой и очень личный, фильм – спасибо, которое говорит режиссер неизвестной акушерке, женщине, что помогла ему появиться на свет и спасла, став для него донором.