Рецензии

Это касается всех

Пола Хокинс постоянно меняет рассказчика — история развивается по спирали, затягивая читателя в омут. Это не обычный детектив в том смысле, что здесь нет героя, который двигал бы сюжет, проводя расследование и сопоставляя разные взгляды, — это задача читателя. Каждый персонаж пытается разгадать свою загадку, поднятую со дна души трагедией в Смертельной заводи.

Книги Текст: Александра Першина

Объект исследования: Я

Роман «Горячее молоко», включенный в короткий список «Букера-2016», выводит на сцену молодого антрополога Софию. Она приезжает с больной матерью Розой в испанский городок в надежде найти панацею от недуга. И пока читатель становится свидетелем драматического конфликта между матерью и дочерью, Испания превращается в мифические подмостки.

Книги Текст: Александра Сырбо

Красота в состоянии аффекта

Главная героиня «Свидания с Квазимодо» — психиатр Юля, рассматривающая на работе фотографии «удушенных-застреленных». Автору мало жутких подробностей убийств, он связывает их с древнегреческой мифологией. И «в наши дни убивают из-за оскорбленной чести, из-за поруганной любви». Юля удивляется, почему преступление Медеи — это высокая трагедия, а преступление по тем же мотивам сегодня — уже патология.

Книги Текст: Егор Королев

Не проспать свой последний час

Произведения Виктора Iванiва как бы находятся на границе между сном и явью, постоянно пытаются ускользнуть от понимания, однако при этом остаются где-то на его краю, работая скорее с подсознанием читателя, чем с его сознанием.

Книги Текст: Сергей Васильев

Заикающийся Сократ

В «НЛО» вышел увесистый том, посвященный филологу. Внутри можно найти публикации гаспаровских текстов, рефлексию над его наследием, а также литературоведческие этюды об авторах, входивших в круг его интересов. Научные тексты о Гаспарове удивляют заостренным вниманием к интеллектуальному окружению его творчества.

Книги Текст: Валерий Отяковский

Прощай, «новая романтика»

Убийства, рок-н-ролл, отношения и социум — в романе Коу было бы чересчур много всего, если бы не отличные шутки и абсолютная кинематографичность: тарантиновская жестокость, смешанная с абсолютно искренней, какой-то подростковой и местами нелепой нежностью.

Книги Текст: Ксения Миронова

Наказание за преступления

К ночи с 21 на 22 июня 1941 года каждый из трех героев подходит в буквальном смысле рука об руку или со своим преступлением, или со своей одержимостью. Для каждого из них финал остается открытым, неясно, что ждет впереди, они не знают еще о начале войны, только слышат ее звуки издалека, не понимая их чудовищного значения.

Книги Текст: Мария Михновец

Катастрофа под микроскопом

Ханна Кралль — писательница и журналистка, но прежде всего польская еврейка — говорит о войне просто, без гимнов и плачей. В детстве, во время Холокоста, она потеряла отца и практически всех родственников в лагерях смерти, сама спаслась чудом — ее укрыли на арийской стороне.

Книги Текст: Анна Гулявцева

Королевство кривых зеркал

История семейной катастрофы, почти «Господа Головлевы», написанные в одной из параллельных реальностей. И роли играть здесь будут пара безумных цирковых артистов и их дети — лысая карлица-альбинос Оливия, Артуро с ластами вместо рук и ног, Элли с Ифи, сросшиеся в талии сиамские близняшки, и младшенький Цыпа, с виду совершенно обыкновенный.

Книги Текст: Мария Лебедева

Тьма наступает

Остается загадкой, кого же Сана Валиулина считает тем самым Синей Бородой. Возможно, в обличье этого мужчины должно предстать время, которое становится безжалостным, когда люди про него забывают и пытаются жить сегодняшним днем. Потому что тогда мир может оказаться в стерильном безвременьи, где ценность каждого человека ничтожна.

Книги Текст: Елена Васильева

Первая любовь русской революции

Керенский претендует на роль национального лидера. Сохраняя революционную риторику, он становится «вождем народа», таким образом создавая необходимое звено между религиозным почитанием монарха и советским прославлением генсека. Установление этой связи, проясняющей сам механизм становления политического культа, и есть главное достижение исследователя.

Книги Текст: Валерий Отяковский

Кража жизни со взломом личности

Глуховский грамотно выстроил повествование: все события кажутся последовательными и логичными, на каждое «доброе утро» найдется свой «привет», — но все-таки писатель, как и все эти горе-мошенники в интернете, посыпался. Но все-таки не выйдет размер в размер влезть в шкуру другого человека и не нарваться на «особые приметы».

Книги Текст: Анастасия Бутина

Альфред Жарри и все-все-все

Недавно вышедшая в издательстве «Гилея» книга Эндрю Хьюгилла «Патафизика. Бесполезный путеводитель» — в сущности, первое доступное на русском языке издание, рассказывающее об этом влиятельном движении, зародившемся во Франции еще в конце XIX века, а в наши дни насчитывающем множество последователей.

Книги Текст: Сергей Васильев

Одиссея веры

у романа получается говорить о серьезных вещах в несерьезной манере таким образом, что, балансируя на грани пошлости и вызова, история приобретает абсурдный, однако ламповый оттенок. На фоне человеческих пороков перед читателями разворачивается чистая и светлая история о вере.

Книги Текст: Александра Сырбо

Ищу любовь на конец света

Творческая рука Аронофски демонстрирует, как очевидная нереальность происходящего в новой картине «мама!» может создать максимально реальное чувство приобщенности к чему-то очень хрупкому и одновременно страшному.

Кино Текст: Александра Сырбо

Памятник неизвестному писателю

Роман задуман как памятник любительскому писательству. Действительно, каждый из нас способен написать хотя бы одну книгу, материалом для которой послужит собственная жизнь. Особенно если автор живет в переломное время и не стесняется говорить о быте. Из быта простых людей и возникают события, история страны.

Книги Текст: Надежда Каменева

Холден Колфилд тридцать лет спустя

«Морган ускользает» долго шел к русскоязычному читателю — в США роман вышел в 1980 году. Да что говорить об известности писательницы у нас, если в русскоязычной «Википедии» даже нет страницы об Энн Тайлер.

Книги Текст: Виталий Паутов

Все дороги ведут в хеппи-энд

Персонажи романа «Белгравия» архетипичны, развязка очевидна — ни дать ни взять ладно скроенный английский сериал длиною в одиннадцать глав.

Книги Текст: Нонна Музаффарова

С ума сойти — не поле перейти

Научный журналист Дарья Варламова и бизнес-аналитик Антон Зайниев, вооружившись поддержкой экспертов и преодолев депрессию, описали психиатрические диагнозы, которые у всех на слуху. В их книге вы найдете ответы на вопросы, почему Шерлок Холмс в современной экранизации обижается, когда его называют психопатом, и страдал ли Энакин Скайуокер от пограничного расстройства личности.

Книги Текст: Полина Кривых

Живая память о них

Анна Косенко — Ирина Одоевцева и Николай Гумилев, Осип Мандельштам и Александр Блок, Владимир Маяковский и Анна Ахматова, Михаил Кузмин и Федор Сологуб — в одном лице. Когда актриса появляется на сцене, возникает ощущение, что с такой харизматичной внешностью можно играть лишь роль самой себя.

Театр Текст: Полина Бояркина

Отпускается без рецепта

Книге не откажешь в залихватскости и обаянии. Герои вроде и обыватели, да с придурью, эдакие «городские сумасшедшие». Эпизодические персонажи выписаны с любовью.

Книги Текст: Егор Королев

Сундук со сказками

В сборнике малой прозы Антонии Байетт есть место и сказкам, и мистическим историям, и вполне реалистическим рассказам. Каждый текст щедро сдобрен отсылками к классической античной литературе, мифам и легендам.

Книги Текст: Александра Першина

Вечный символизм

Эта книга ценна хотя бы тем, что в отличие от своих современников критик подходит к нарождающемуся авангарду без внутренней неприязни или квазирелигиозного фанатизма. Он видит в новом искусстве большой потенциал и чувствует, что оно займет свое место в истории культуры. Пожалуй, его небольшая книжка относится к первым опытам определения этого места.

Книги Текст: Валерий Отяковский

Томас Мор в теле вора  

«Чернокнижник» оставляет впечатление сложносочиненного интеллектуального упражнения, в котором автор демонстрирует свое владение разными литературными стилями, умение органично связать две сюжетных линии и виртуозное жонглирование аллюзиями, а заодно признается в любви к постмодернизму.

Книги Текст: Екатерина Кузнецова

Между чудом и катастрофой

В детстве Женечка калечил птиц: отрезал лапки голубям. Деловито, старательно уничтожал то единственное, что связывало птиц с землей. У людей же, напротив, он отнимал нечто, над землей превозносящее. Все его жертвы, как на подбор, не были обычными — каждый чем-то да выделялся, отличался от «человека-женечки».

Книги Текст: Мария Лебедева

Принцесса и дракон

Герои не просто играют отведенные им роли, описывая происходящее каждый со своей стороны, они формируют полную картину событий, делая изображенный в книге мир объемным и реалистичным. История рассказана на семь разных голосов (нет-нет, да и приходит на ум «полифонический», по Бахтину, роман Достоевского). Это воплощения различных образов мысли, каждый из которых как бы испытывается на прочность в трудных обстоятельствах.

Книги Текст: Полина Бояркина

Оружие массового поражения

В своих воспоминаниях героиня рассказывает о травматическом состоянии, когда чувство расставания и потери остается с девушкой навсегда, которое позднее станет истоком протеста против чужой воли, определившей ее как «человека пятого сорта второсортной эпохи».

Книги Текст: Виктория Кравцова

Не про Матильду

«Создатели и зрители» — это такой приквел к книге Яковлевой «Маринский театр. Балет. XX век». После фрагментарной, но живо нарисованной картины петербургско-петроградско-ленинградского балета минувшего века автор представляет историю русского балета XIX века. Тоже живо и тоже, признаться, фрагментарно.

Книги Текст: Михаил Ефимов

Не так страшен сон, как его толкуют

Линч — со всеми его специфическими интересами типа индийской мифологии и трансцендентальной медитации — предлагает каждому из своих зрителей прогуляться по городку Твин Пикс и прилегающему к нему лесу Гоствуд, двигаясь скорее на голос интуиции, чем разума.

Кино Текст: Ксения Друговейко

Республика письмен

Исследовательница по-разному подходит к сложнейшему клубку, где литература сплелась с политикой, и использует для этого богатый инструментарий. Иногда историк просто пересказывает исторические события, а иногда подробно анализирует эпистолярий императрицы и воспоминания людей, приближенных ко двору. Финальный очерк в книге вовсе похож на традиционный филологический этюд, в котором принципы «забавного слога» напрямую связываются со стилем екатерининского управления.

Книги Текст: Валерий Отяковский