Рецензии

В другой тональности

Это тот случай, когда режиссер, по завету Владимира Немировича-Данченко, умер в актерах: здесь нет ни сложных постановочных ходов, ни неожиданных купюр или жонглирования текстом пьесы. Спектакль держится на актерском тандеме: Додин и Щипицин полностью сосредотачивают внимание зрителей на том, как исполнители раскрывают взаимоотношения между персонажами.

Театр Текст: Наталия Соколова
Про аниме, покемонов и прочие асисяи

Что мы знаем о Японии и японском? Гравюры Хокусая, самураи Куросавы, мультфильмы Миядзаки, романы Мураками (как же без них), суши, караоке... О Японии, как выясняется, мы знаем немало, но согласитесь — все японское требует привыкания, ну или хотя бы более близкого знакомства. В этом смысле книга Инухико Ёмоты «Теория каваии» станет для многих прекрасным подспорьем, и слова вроде «каваюси», «мигурусий», «харадатасий» обретут, наконец, значение — перестанут быть просто набором ничего не значащих звуков.

Книги Текст: Нонна Музаффарова
Драма посредственного ребенка

Роман Вулицер — не о преодолении, а о принятии. Как жить обычной жизнью, когда те, с кем ты начинал, достигли заоблачных высот?

Книги Текст: Мария Лебедева
Ни шагу назад, ни шагу вперед

Читателю остается только одно — продираться сквозь унылые описания сельского быта, галерею неинтересных действующих лиц и простенькие диалоги в надежде на хороший финал.

Книги Текст: Валерия Петухова
Былое и юмор

«Хэппи-энд» сохраняет ту же безоговорочность, однако выводит ее в шутливом тоне, и трагикомедийная форма при всем ужасе описываемого вызывает одно недоумение.

Кино Текст: Илья Верхоглядов
Мистика крови

Роман литовца Саулюса Томаса Кондротаса был написан в конце семидесятых, когда жанр уже успел утвердиться, но еще не был пущен в оборот дельцами бестселлеров от Бразилии до Сербии.

Книги Текст: Валерий Отяковский
Писатель в квадрате

Эта книга — не автобиография, но автопортрет, правда, написанный украдкой, из-за плеча.

Книги Текст: Александра Першина
Мост в Никудань

Как художник Евгений Эдин довольно лаконичен и обладает редким даром создавать объем без лишних мазков. А еще у него сильно чувство меры и какого-то авторского такта

Книги Текст: Анастасия Сопикова
Шел отряд по берегу

Визуальная сторона спектакля «Швейк. Возвращение» получилась наиболее сильной. Ее основным элементом стал планшет сцены медно-ржавого цвета, трансформирующийся то в окопы и траншеи, то в полуподпольный кабак, то в зону боевых действий, где и впрямь раздаются оглушительные взрывы.

Театр Текст: Наталия Соколова
Из мышеловки

Печально, что «Сатанинское танго» было переведено только сейчас — очевидно, после того, как в 2015 году Ласло Краснахоркаи стал лауреатом Международной Букеровской премии.

Книги Текст: Анна Гулявцева
Роман Романа не роман

Плоский пересказ этой истории делает с текстом Богословского примерно то же, что и пересказ одной только любовной коллизии с романом «Евгений Онегин». Ведь уже аннотация предупреждает читателей: в этой книге главное — кипение страстей, «любовь-буря, любовь-наказание, любовь-беда». И сколь прост для понимания сюжет, столь же просты и эффектны описанные страсти.

Книги Текст: Елена Васильева
Между сном и бодрствованием

«Фима» определенно не получился бы таким волнующим и бодрящим, если бы не юмор, которым автор буквально прошивает свой роман. Он помещает героя в лабиринты рефлексии, из которых не так-то легко и выбраться, а читателю только и остается, что с любопытством наблюдать, к каким же парадоксальным заключениям на этот раз придет обаятельный Фима.

Книги Текст: Александра Сырбо
История любви, понятная без слов

Гильермо дель Торо всегда была интересна оптика слабого беззащитного человека, на которого сваливаются горести жестокого мира. Их точка зрения скорректирована страхом, который, как заметил доктор Касарес в «Хребте дьявола», ослабляет душу и заставляет видеть вещи иначе.

Кино Текст: Илья Верхоглядов
Мастерство сострадания

Смесь социологического исследования с беглым пересказом обширного списка литературы, сплав своего опыта и обрывков чужих биографий — работа Оливии Лэнг не вписывается в рамки одного жанра. Читатель плывет по реке этого огромного эссе, наталкиваясь на уже потерявшиеся в водовороте времени вещи и свидетельства.

Книги Текст: Анастасия Сопикова
На чистую воду

Сначала возникает недоумение: неужели это научно-популярная книга, изданная при поддержке фонда «Эволюция»? Скорее, попахивает чем-то мистическим и лженаучным. Но намерения Александра Соколова понятны — автор надеется, что такая обложка привлечет внимание тех, кому эту книгу просто необходимо прочесть: верящих в НЛО, но не в теорию эволюции.

Книги Текст: Полина Кривых
Монолог ремесленника

Эту книгу безусловно стоит прочитать тем, кто разделяет точку зрения режиссера Александра Сокурова. Его гуманистические взгляды на злой современный мир могут стать значительной поддержкой для единомышленников. Книга будет интересна и тем, кто с Сокуровым не согласен.

Книги Текст: Егор Королев
На все четыре стороны

Сборник рассказов петербургского прозаика и драматурга Сергея Носова «Построение квадрата на шестом уроке» — напоминание читателю о том, что создание книги – это наука, в основе которой лежит определенная концепция, даже если собранные тексты, на первый взгляд, никак не связаны между собой.

Книги Текст: Надежда Каменева
Пуб(личный) разговор

«Дать поэту свободу говорить о себе на своих условиях» — под этим девизом создавался проект «Частные лица». Первая книга с тринадцатью биографиями поэтов была издана в 2013 году. Второй том — двенадцать автобиографических интервью, зачастую перерастающих рамки этого жанра.

Книги Текст: Мария Лебедева
Автометапародия

Утопия, которую создает Хвостов, — это пасторальная имперская Россия, где он есть абсолютный гений. Граф Сардинский обогнал свое время на пару веков и устроил грандиозный жизнестроительный перформанс.

Книги Текст: Валерий Отяковский
Не без греха

Характеры получились действительно глубокими, сформированными реалиями жизни советского человека. Играя привычными истинами вроде «все мы не без греха», Вагнер создает истории, которым веришь и сопереживаешь.

Книги Текст: Валерия Петухова
Семнадцать мгновений прекрасного

К чему бы ни обращался «Мидас словесности» Джулиан Барнс, будь то роман или эссе — он все (или почти все) превращает в золото. Вот, пожалуй, то главное, что делает этого автора предсказуемым.

Книги Текст: Нонна Музаффарова
Экзистенциальные сказки

Тексты Аллы Горбуновой нельзя свести к поэтике абсурда, они — пророчество и предостережение, диагноз, поставленный современному обществу.

Книги Текст: Анастасия Цылина
Гибнет хор

Драматург ставит перед зрителями отнюдь не бытовые, а мировоззренческие вопросы — космического масштаба, — опираясь при этом на конкретные факты, чтобы звучать убедительно.

Театр Текст: Наталия Соколова
Ненужная искренность

«Жизнь идиота» — это сборник мемуарных зарисовок о бурной молодости в рокерском Ленинграде. В те времена Бояшов был близок к экспериментальному коллективу «Джунгли», и он с благодарностью вспоминает богемную жизнь — единственное, что могло раскрасить советские будни.

Книги Текст: Валерий Отяковский
Пусть говорят

Эту книгу можно даже назвать полезной — для тех, кто не знает или не помнит, что там случилось в 1905 году или почему большевики пришли к власти в 1917. Ленивому обывателю все описания этого периода из жизни страны, собранные под одной обложкой, могут даже заменить учебник.

Книги Текст: Егор Королев
Человек, которого не было

Название романа — ветхозаветная цитата, слова Авраама Богу в ответ на приказ принести в жертву своего сына Исаака.

Книги Текст: Александра Першина
Холден бы не одобрил

Картина повествует не только об истории создания «Над пропастью во ржи» — тут и первые литературные опыты писателя, и его взаимоотношения с учителем, и любовные линии, и Вторая Мировая, и поствоенный синдром, и увлечение дзен-буддизмом, и затворничество, и семейная жизнь.

Кино Текст: Илья Верхоглядов
Хочу у зеркала, где муть...

Сборник статей Антона Долина «Оттенки русского» — самая маргинальная и неожиданная из его книг, но и самая необходимая.

Книги Текст: Анастасия Житинская
Брошенный в поток слов

Есть литература, скажем так, для декора. Названиями таких произведений можно щегольнуть в беседе на каком-нибудь фуршете или в кулуарах поэтических чтений, демонстрируя начитанность и тонкость собственной душевной организации. А есть литература, которая помогает в жизни — в широком смысле, не с помощью инструкций.

Книги Текст: Виталий Паутов
Не совсем о физике

Биография Бронштейна походит больше на одну из трагических уайльдовских сказок о таланте и жестокости. Физик-теоретик, сделавший так много всего за одиннадцать лет научной карьеры (в числе заслуг, к примеру, вклад в создание квантовой теории гравитации), популяризатор науки, писатель, друг Льва Ландау, муж Лидии Чуковской.

Книги Текст: Мария Лебедева