Рецензии

Весь мир – караван-сарай

Если для Шекспира весь мир был театром, то для Франсиса Пикабиа, французского авангардиста начала двадцатого века, весь мир — это караван-сарай (дворец на торговом пути, служивший домом отдыха).

Книги Текст: Сергей Васильев

Черно-белая история

Роман повествует о любителе джаза, который, приехав в СССР, замечает,что Андропов внешне выглядит так же, как и покойный Гленн Миллер, американский джазмен. Что если Юрий Владимирович — правда завербованный КГБ музыкант, смерть которого была сфальсифицирована?

Книги Текст: Олеся Литвиненко

Кино от Кима

Читая книгу Фишера, испытываешь почти синефильское удовольствие — настолько она кинематографична. Держит за горло с первого до последнего слова. В конце автор предоставляет читателям шанс узнать, какая бы жизнь их ждала, если бы им довелось родиться в Северной Корее.

Книги Текст: Натали Трелковски

Вечно молодой, вечно пьяный

«Патриот» — не та книга, после которой читатель полюбит Родину. Ни автор, ни его герои ни в чем и никого не пытаются убедить. Точно так же в планы автора не входит и опровержение каких бы то ни было истин. Главное в романе — совсем не это.

Книги Текст: Борис Алиханов

Палка, палка, огуречик

В прокат вышла вторая часть «Стражей Галактики», и, пока фанаты умиляются живому поленцу Груту или косплеят наемницу Гамору, накладывая на лицо килограммы зеленого грима, «Прочтение» знакомит вас с тремя книгами о комиксах, которые стали сенсацией.

Книги Текст: Анастасия Бутина

Генная немилошчь

Текст Козловой похож не на историю болезни, но на дневник подростка, где хороши все фантазии, кроме реальности. Это странная книга, в которой возраст детей определяется не мыслями, а физиологией и степенью привязанности к домашним животным и молодым людям.

Книги Текст: Ольга Минеева

Все лучшее в тебе остается со мной

Любовь и верность — то, о чем едва ли задумываешься, когда представляешь ужасы Освенцима. Аффинити Конан в своем романе не ведет счет смертям, она пишет историю о жизни, полной созидания. И пока военная документалистика считает тех, кого не уберегли, «Чужекровка» полна любви, которая не признает потерь.

Книги Текст: Александра Сырбо

Включите погромче

Звуковая составляющая текста подчас становится очевидной, воплем вырываясь из открытой книги, иногда звучит чуть тише — странными звуками, которые могут издавать люди и даже предметы, а бывает и такое, что музыкальный ритм книги задается самим словом, а не наоборот. Перед вами три разных и по-своему особенных звуковых приключения.

Книги Текст: Анна Буслаева

Пустота, полная смыслов

Очень личный монолог известного режиссера-визионера Дэвида Линча об идиллическом детстве, непростом студенчестве и поиске своего творческого пути.

Кино Текст: Виолетта Полякова

Рукопись, спрятанная в ботинке

Повесть «Зуза, или Время воздержания» — характерная для писателя условно-исповедальная проза, написанная простым, порой слегка грубоватым языком.

Книги Текст: Сергей Васильев

Все повторяется

Художественный мир рассказов Матвеевой складывается из симметричных рисунков, которые то уменьшаются до одной человеческой судьбы, то увеличиваются до размеров целой страны.

Книги Текст: Полина Бояркина

Политический детектив

«Эта страна» — узнаваемый Фигль-Мигль, но стремление к политическому высказыванию как бы разделило текст на две части.

Книги Текст: Кирилл Филатов

Накрыться с головой

Роман излишне велик и наивен настолько, насколько наивна сама юность. Однако его сентиментальности не ранит – любой узнает себя в главном герое, его брате или девушке, почувствует эту свободу взросления и первой влюбленности: она как ветер, который ты не видишь, но чувствуешь его присутствие.

Книги Текст: Анастасия Бутина

Верлибр длиною в роман

Стилистически роман одновременно напоминает произведения Ионеско, «Наивно. Супер» Эрленда Лу, учебники русского для иностранцев и абсурдистские пародии на буквари «Key Words Reading Scheme» — это клиповый текст, состоящий из множества маленьких фрагментов.

Книги Текст: Мария Лебедева

Житие северного гуру

Очевидно, что с выходом «Ивана Ауслендера» у Германа Садулаева появится много новых, не знакомых с более ранним его творчеством читателей, «клюнувших» на оппозиционную составляющую. Но они найдут в романе гораздо больше, чем рассчитывали.

Книги Текст: Борис Алиханов

Странники, страны и странное

Открывая книгу Гракхова, знаешь лишь то, что рукопись — в лонг-листе «Национального бестселлера — 2017». Закрывая — знаешь не больше.

Книги Текст: Мария Лебедева

Реквием по чужой мечте

«Все, чего я не сказала» — книга, проникнутая лирическим звучанием, мотиву которого поддаешься и начинаешь сопереживать каждому без исключения персонажу.

Книги Текст: Нонна Музаффарова

Мутная призма предрассудков

Книга «Чудо» основана на реальных историях так называемых «голодающих девочек», живших в разных странах в XVI–XIX веках, которые, по свидетельствам современников, в течение длительного времени обходились без пищи.

Книги Текст: Екатерина Супрун

По ту сторону решетки

Решетка — это то, что отделяет человека от его прошлого. Нам обманчиво кажется, что оно — там, по ту сторону, но прошлое, по словам Лозницы, — это то, что внутри человека.

Кино Текст: Виолетта Полякова

Если ты устал от Сонтаг

Выбранные книги расскажут все, что стоит знать о фотографии, — каждая своим уникальным языком.

Книги Текст: Маша Иванова

Вышедшие из Гоголя

Часто ни время, ни место действия не имеют особого значения, поскольку художественная стихия Долгопят — это повседневная жизнь тех самых маленьких людей, любовью к которым так славятся русские писатели и которая как будто и протекает в пространстве самой литературы.

Книги Текст: Кирилл Филатов

Полено заговорило

Четыреста страниц загадочного досье, найденного в городке Твин-Пикс, штат Вашингтон, — удивительный подарок для людей, жизнь которых разделилась на «до» и «после», для которых совы навсегда перестали быть просто совами.

Книги Текст: Александра Першина

О семье и прочих неприятностях

«Уроки дыхания» — роман о том, как люди, особенно близкие, подчас не могут договориться, уступить и услышать друг друга. Все диалоги напоминают спор из «Гордости и предубеждения», повторяющийся раз за разом.

Книги Текст: Алена Пылаева

В замедленной съемке

Спектакль Андрея Могучего — попытка пристально вглядеться в один из маленьких кусочков пазла, составивших масштабную картину исторического перелома. Вслед за Андреевым постановщик уходит от разговора о внешних потрясениях — к размышлениям о потрясениях, переживаемых глубоко внутри.

Театр Текст: Наталия Соколова

Среди корней орхидеи

Новый роман Скарлетт Томас, вышедший у нас совсем недавно под интригующим названием «Орхидея съела их всех», сочетает в себе сразу два модных тренда: семейную хронику и ботаническую тематику.

Книги Текст: Татьяна Наумова

Лабиринт Перека

Панграммы, палиндромы, гетерограммы, моновокализмы, анаграммы — лишь малая часть безумной языковой игры, в которую на протяжении всей жизни играл Перек.

Книги Текст: Натали Трелковски

Системный сбой

Япония, наше не столь далекое и — точь-в-точь, как в книге футуролога Фукуямы — постчеловеческое будущее. Мир окончательно превратился в большую цифровую деревню, а люди сильно увлеклись бионическими модификациями: в ходу различные импланты, и все существенно меньше беспокоятся насчет старения и смерти, ведь теперь можно поставить себе новые киберглаза или киберпечень.

Кино Текст: Александр Павлов

Поворот не туда

В самом начале романа читателя будто ловят на стальной крючок, вроде бы и небольшой, но намертво вцепившийся в самое сердце.

Книги Текст: Екатерина Супрун

Границы сна

Если перед сном много переводить Набокова с одного иностранного языка на другой, то приснится роман Лены Элтанг. Но это неточно.

Книги Текст: Мария Лебедева

Бесконечная одиссея

Судьба второго романа знаменитой тетралогии Ричарда Форда о жизни Фрэнка Баскомба оказалась на редкость завидной — книга отмечена престижными литературными премиями Пулитцера и Уильяма Фолкнера.

Книги Текст: Нонна Музаффарова