Отрывки

Гузель Яхина. Дети мои

«Дети мои» — это смелое и глубокое, как Волга, исследование сознания русского немца, в котором любовь к Большой Реке и связанные с нею верования — степные, языческие, диковато-наивные, с явным налетом калмыцкой «азиатчины», парадоксальным образом соседствуют с глубокой верой и мрачно-прекрасным немецким фольклором.

Алексей Сальников. Отдел

«Отдел» – дебютное произведение Алексея Сальникова о человеке, которого поиски себя привели к работе в таинственной организации. Снаружи – заброшенная котельная, внутри – сборище убийц: сложно придумать более удачную метафору современного общества. 

Роман Сенчин. Дождь в Париже

Главный герой нового романа «Дождь в Париже» Андрей Топкин, оказавшись в Париже, городе, который, как ему кажется, может вырвать его из полосы неудач и личных потрясений, почти не выходит из отеля и предается рефлексии, прокручивая в памяти свою жизнь.

Зэди Смит. О красоте

В новом романе Зэди Смит повествуется о двух университетских профессорах-врагах, Белси и Кипсе, чьи семьи оказываются тесно связанными друг с другом. Это комедия положений, разворачивающаяся в академическом межкультурном пространстве, такая же яркая, как и первое произведение Зэди Смит «Белые зубы».

Колм Тойбин. Нора Вебстер

Новый роман Колма Тойбина «Нора Вебстер» — виртуозно детализированная, тонкая, камерная история жизни ирландской семьи. Тойбин сплел затейливый гобелен, изобразив маленький ирландский городок, где каждый знает каждого, где благожелательность может обернуться драмой.

Дмитрий Петровский. Дорогая, я дома

Новое произведение Дмитрий Петровского «Дорогая, я дома» — многоплановый, густонаселенный, жутковатый и захватывающий с первых же страниц роман рассказывает о прошлом, настоящем и будущем европейской цивилизации.

Джордж Сондерс. Линкольн в бардо

В 2017 году удостоен Букеровской премии за исторический роман «Линкольн в бардо». Роман-шедевр в прогрессивном жанре трансреализма: большая часть событий происходит в бардо — пограничном местесостоянии между жизнью и смертью в буддизме.

Владимир Козлов. Рассекающий поле

«Рассекающий поле» — это путешествие героя из самой глубинки в центр мировой культуры, внутренний путь молодого максималиста из самой беспощадной прозы жизни к возможности красоты и любви

Владимир Данихнов. Тварь размером с колесо обозрения

«Тварь размером с колесо обозрения» – первое реалистическое произведение Владимира Данихнова, получившего признание в качестве фантаста. Только фантасту это и было под силу: написать о раке такую книгу, в которой болезнь — не самое страшное.

Чимаманда Нгози Адичи. Лиловый цветок гибискуса

В новом романе Чимаманда Нгози Адичи отец шестнадцатилетней Камбили — богатый филантроп, борец с коррупцией и фанатичный католик. Однако его любовь к Богу для жены и детей оборачивается лишь домашней тиранией, страхом и насилием. И только оказавшись в гостеприимном доме тетушки, Камбили понимает, что бывает другая любовь, другая жизнь... Уникальный лиловый куст гибискуса станет символом духовного освобождения.

Леонид Немцев. Две Юлии

Роман «Две Юлии» представляет собой историю любви. Образы двух девушек сливаются и мерцают в сознании рассказчика, и отделить одно чувство от другого так же трудно, как разделить на составляющие солнечный свет, — а главное, не нужно.

Энн Тайлер. Удочеряя Америку

Это история о том, что значит быть американцем. Две семьи, которые в обычной жизни никогда бы не встретились, сталкиваются в аэропорту — коренные американцы Дональдсоны и супруги Яздан, иранского происхождения.

Сергей Шаргунов. Свои

Новый сборник малой прозы Сергея Шаргунова «Свои» — книга памяти и ее парадоксов. В фокусе — жизни, судьбы, существующие в виде мысли, в виде случайного электрического промелька, управляющего временем, воскрешающего ушедших, сулящего бессмертие.

Олег Ермаков. Радуга и Вереск

На страницах романа «Радуга и Вереск» сходятся Восток и Запад. Весной 1632 года сюда приезжает молодой шляхтич Николаус Вржосек. А в феврале 2015 года — московский свадебный фотограф Павел Косточкин. Оба они с любопытством всматриваются в очертания замка-крепости. Что их ждет здесь? Обоих ждет любовь: одного — к внучке иконописца и травника, другого — к чужой невесте.

Александр Чанцев. Желтый Ангус

Книга «Желтый Ангус» состоит из двух частей. Первая — жесткие рассказы о Японии: секс, рок, экспаты и та правда о японцах и себе, с которой сталкиваются живущие в стране иностранцы. Вторая — рефлексивные приключения уже ближе к нам, на подмосковной даче, в советском детстве... 

Сай Монтгомери. Душа осьминога

В книге «Душа осьминога» Сай Монтгомери рассказывает о своём знакомстве с удивительными головоногими: нежной Афиной, напористой Октавией, любопытной Кали и жизнерадостной Кармой. Натуралистка исследует эмоциональный и физический мир осьминогов, рассказывая о взаимодействии этого необычного разума с человеком.

Александр Ярин. Жизнь Алексея

Алексий, человек Божий — святой, загадка которого привлекала многих авторов житий, мыслителей и поэтов. Александр Ярин раскрывает его образ через диалоги с окружающими, наследуя таким образом еще более древней традиции.

Лора Томпсон. Представьте 6 девочек

Книга Лоры Томпсон — критический взгляд на историю Британии ХХ века, без глянца и позолоты. Это портрет страны, которая заблудилась в идеологических лабиринтах, — как заблудились девочки Митфорд.

Даниэль Орлов. Чеснок

«Чеснок» — это производственный роман с элементами семейной хроники, написанный великолепным языком. И еще это философский роман, осмысляющий прошлое и настоящее, исторические переломы и их отражение в жизни людей. 

Хлоя Бенджамин. Бессмертники

Удивительной глубины роман о неизбежности и свободе выбора, о прочности семейных уз и силах, их разрывающих. Братья и сестры Голд узнают от гадалки, когда им предстоит умереть. Теперь их судьба зависит от того, как они справятся с грузом такого знания.

Книга гастрономических историй, ради которой...

В книге собраны тексты тридцати авторов. Среди них — писатели, актеры, журналисты и художники из шести стран. Мемуарные зарисовки объединяет кулинарная тема, призванная напомнить о запахе мандаринов — в Новый год, огурцов — летом, а осенью — арбузов и черничного варенья.

Упырь Лихой. Толерантные рассказы про людей и собак

Родители маленького Димы интересуются политикой и ведут интенсивную общественную жизнь. У каждого из них активная гражданская позиция. Но вот беда: мама и папа принадлежат к прямо противоположным лагерям на политическом поле. Очень скоро Дима замечает, что трагически расколота не только его семья. 

Июнь Ли. Добрее одиночества

Когда три главных героя нового романа Июнь Ли были совсем юными, их подруга отравилась и осталась инвалидом на всю жизнь. Сама ли она приняла яд? Или это преступление? Все трое хранят каждый свою тайну, и груз прошлого так и не дает им жить в полную силу.

Зэди Смит. Время свинга

Новый роман известной британской писательницы рассказывает об образованной девушке, попытавшейся в мире поп-культуры спастись от личных бед и окружающего расизма.

Тагай Мурад. Тарлан

Проза Тагая Мурада (1948–2003) — россыпь драгоценных каменей, оживший орнамент. Отрывок из повести «Люди, идущие в лунном свете» – на сайте «Прочтения».

Сьюзан Хинтон. Бойцовые рыбки

Роман «Бойцовые рыбки» — история о временах, которые не настали, о молодости без молодости, о свободе, за которую пришлось слишком дорого заплатить. И о том, что у каждого свой берег реки.

Мартин Сэй. Зеркальный вор

На русском языке выходит «Зеркальный вор» — яркий дебют американца Мартина Сэя, которого сравнивают то с Дэвидом Митчеллом, то с Умберто Эко.

Наринэ Абгарян. Дальше жить

Новая книга Наринэ Абгарян — мастера современной прозы, лауреата премии «Ясная Поляна» 2016 года, автора книг «Манюня», «С неба упали три яблока», «Зулали», «Понаехавшая» станет одним из самых ярких литературных событий года. Это мозаика из пронзительных, написанных сердцем рассказов, которые складываются в единую историю войны, боли, горя и бесконечной любви.

Роберт Ирвин. Чудесам нет конца

Новый роман британского медиевиста Роберта Ирвина — это прихотливый узор, сотканный из средневековых хроник, рыцарских романов и кельтских легенд.

Андрей Филимонов. Рецепты сотворения мира

«Рецепты сотворения мира» — это «сказка, основанная на реальном опыте», история семьи, где все ее члены — самые обычные люди: предатели и герои, эмигранты и коммунисты, жертвы репрессий и кавалеры орденов.