# Флюид ФриФлай

Дмитрий Петровский. Дорогая, я дома

Новое произведение Дмитрий Петровского «Дорогая, я дома» — многоплановый, густонаселенный, жутковатый и захватывающий с первых же страниц роман рассказывает о прошлом, настоящем и будущем европейской цивилизации.

Леонид Немцев. Две Юлии

Роман «Две Юлии» представляет собой историю любви. Образы двух девушек сливаются и мерцают в сознании рассказчика, и отделить одно чувство от другого так же трудно, как разделить на составляющие солнечный свет, — а главное, не нужно.

Упырь Лихой. Толерантные рассказы про людей и собак

Родители маленького Димы интересуются политикой и ведут интенсивную общественную жизнь. У каждого из них активная гражданская позиция. Но вот беда: мама и папа принадлежат к прямо противоположным лагерям на политическом поле. Очень скоро Дима замечает, что трагически расколота не только его семья. 

Роман Романа не роман

Плоский пересказ этой истории делает с текстом Богословского примерно то же, что и пересказ одной только любовной коллизии с романом «Евгений Онегин». Ведь уже аннотация предупреждает читателей: в этой книге главное — кипение страстей, «любовь-буря, любовь-наказание, любовь-беда». И сколь прост для понимания сюжет, столь же просты и эффектны описанные страсти.

Книги Текст: Елена Васильева
Эльдар Саттаров. Чао, Вьетнам

Документальный роман посвящен трагическим страницам истории Вьетнама XX века. Впрочем, насколько трагическим, настолько же и героическим. Еще прежде чем перенести все ужасы американского нашествия, мужественный народ этой прекрасной страны отстоял свою свободу и неза- висимость в многолетней и крайне жестокой борьбе с дру- гими империалистами — фашистской Японией и голлистской Францией.

Роман Богословский. Зачем ты пришла?

Второй роман молодого прозаика Романа Богословского вышел в серии «Книжная полка Вадима Левенталя». Это история о любви-буре, любви-наказании, любви-беде. В разрушительном огне безудержного влечения сгорают два брака, судьбы главных героев и их родных. В этой любви мало «приятного», «милого» или «трогательного». Но зато именно такие любовные сюжеты запускают механизмы эпосов, вращают колеса истории и освещают вспышками смысла человеческую жизнь.