# Издательство LiveBook

Клодия Хэммонд. Искаженное время

Точный расчет времени делает возможными коммуникацию, сотрудничество, взаимоотношения в обществе. Согласования времени требует любая деятельность, в которой участвует больше одного человека — обычная беседа невозможна без расчета времени с точностью до миллисекунд.

Сергей Седов. Сказки про мальчика Лёшу

Знакомьтесь, перед вами удивительный мальчик Лёша, который умеет превращаться, во что ни пожелает: двойку, голубя, собаку, пылесос. Причем делает он это иногда из любопытства, а иногда — чтобы кому-нибудь помочь.

Эрни Зелински. Искусство не быть вдвоём

Многие преимущества бессемейной жизни связаны с независимостью и с тем, что вам никто не мешает. Одиночество — это свобода: вы вольны просыпаться во сколько захотите, смотреть телесериалы или пойти в кофейню с симпатичной особой противоположного пола. Бессемейная жизнь предоставляет достаточно времени и возможностей, чтобы, например, посвятить себя написанию книги, или отправиться на велосипедную прогулку, или два часа протрепаться с другом/подругой, причем в это время у вас над ухом не будет зудеть раздраженный супруг или супруга. В вашем распоряжении куда больше, чем у женатого человека, времени, чтобы посидеть и пораскинуть мозгами: чего же вы в действительности хотите. Когда точно знаешь, чего ищешь, меньше шансов упустить искомое, если оно вдруг само поплывет вам в руки.

Леонард Млодинов. (Нео)сознанное. Как бессознательный ум управляет нашим поведением

Когда моей матери было восемьдесят пять, она унаследовала от моего сына степную черепаху по кличке Мисс Диннерман. Черепаху поселили в саду, в просторном загоне с кустами и травкой, огороженном проволочной сеткой. Колени маму уже подводили, и ей пришлось отказаться от ежедневной двухчасовой прогулки по району. Она искала, с кем бы подружиться где-нибудь неподалеку, и черепаха оказалась очень кстати. Мама украсила загон камнями и корягами, навещала ее каждый день — как некогда ходила в банк поболтать с клерками или к кассиршам из «Биг Лотс». Иногда она даже приносила черепахе цветы, чтобы те украшали загон, но черепаха относилась к ним как к заказу из «Пиццы-Хат».

Гэвин Претор-Пинни. Занимательное волноведение: волнения и колебания вокруг нас

Вы скажете: едва заметная рябь — пустяк, не стоящий внимания, куда, мол, ей до жутких валов океанического шторма. Однако помните: эти едва народившиеся волны способствуют усилению трения между воздухом и водой. Они заставляют воющий ветер крепко вцепиться в склон волны, которая катит огромным валуном, и щедро поделиться с ней своей энергией. Масло, успокаивая рябь на поверхности воды, вполне способно тягаться с мощью ветра и остановить высоченный гребень, который вместо того, чтобы спокойно нести на себе корабль, грозит обрушиться на его палубу.

Перихан Магден. Компаньонка (фрагмент)

В такие дни, как сегодня, город ранит нежную кожу души, точно обидное слово... Неприятности никак не кончатся. Замучило безденежье, а воспоминания преследуют, как жестокие убийцы, от которых не скрыться. Не знаю, как противостоять этому. Но мне и не хочется знать. Задыхаюсь. Утратила сон и покой. Кажется, где-то во мне идет война между сказочным королевством света и темными силами зла. Это длится уже давно. Неужели я так одинока? Отрывок из романа

Строитель мостов

Ну, доброе утро! И ведь плевать, вот как есть плевать, что люди подумают, а сквозь сон каждый раз заново эта песня в голове. Тьфу. И где те люди? Мостовое дело не безлюдно, правда, где мост, там дорога, где дорога — там и путник. Порой проходят мимо по своим делам, но слухи-то... Это людям с места на место перебраться — целая история: моста ищи, перевоза. А слухи будто сами собой прорастают, сорная трава. Особенно про нашего брата. Так вот проходят, косятся. Делают вид, что им безразлично, да я уж за долгий век нагляделся... История из Аше Гарридо «Видимо-невидимо»

Михаил Бару. Тридцать третье марта, или провинциальные записки

Снег в тени еще скрипит под ногами, но в полдень на солнце, если замереть, можно услышать, как растут сосульки, как бродит в них талая вода. С черного шатра колокольни на черный купол собора и обратно стремительно перелетает воронье. Кажется, что колокольня и собор отрывают от себя куски кровли и меняются ею. Внутри собора прибираются перед службой. Моют полы, доливают масло в лампады и пылесосят ковровые дорожки. Пылесос гудит ровно и сильно. Отрывок из книги

Сара Груэн. Воды слонам

Мне девяносто. Или девяносто три. Или так, или этак. Когда вам пять, ваш возраст известен с точностью до месяца. Даже когда вам за двадцать, вы еще помните, сколько вам на самом деле лет. Вы говорите: мне двадцать три. Или, допустим, двадцать семь. А вот после тридцати начинаются всякие странности. Сперва — просто сбой, минутное колебание. Сколько вам лет? Ну, как же, мне... — уверенно начинаете вы и вдруг останавливаетесь. Вы собирались ответить, что тридцать три, но ведь это неправда. Вам тридцать пять. И тут вас одолевает беспокойство, вам кажется, что это начало конца. Да так оно и есть, только пройдут десятилетия, прежде чем вы это признаете. Отрывок из романа

Петр Бормор. Запасная книжка (фрагмент)

Принцесса глубоко вздохнула, развернула свиток и дрожащим голосом принялась читать заклинание. Земля у ее ног зашевелилась, застонала, вспучилась бугром. Щепки, мелкие камешки, комки грязи, птичьи перья потянулись со всех сторон, чтобы прилипнуть к быстро растущей куче. И вскоре перед Принцессой уже стояло, покачиваясь, жуткое чудище — наскоро слепленный голем. Отрывок из книги

Марчелло Арджилли. Фантаст-окулист (фрагмент)

Часы перестали показывать точное время, и хозяин, сняв их с руки, упрятал в комод, а себе купил новые. Для заслуженных часов все это крайне унизительно. Коллеги по-прежнему служили исправно, а те, что помоложе, даже посмеивались. И только весьма пожилые часы советовали как-то держаться и ни в коем случае не отставать. Но именно это нашим часам как раз и не удавалось — уж слишком они были старыми. И чувствовали себя все хуже и хуже. Несколько сказок из книги

Малин Кивеля. Ты или никогда (фрагмент)

Я не специалист. Я совсем немного знаю. Я читаю книгу о снеге, сегодня дошла до страницы 389. Книга толстая и тяжелая. Я медленно продвигаюсь, лист за листом, каждое слово требует времени. Когда-то жил фо тограф по имени Уилсон Бентли. Он изучал снежинки на протяжении сорока лет, на своей ферме, сам по себе. За это время он запечатлел пять тысяч снежинок, не обнаружив и двух одинаковых. Так написано в книге. И это полностью соответствует земной логике, а может быть, и космической — одно живое не бывает полностью идентично другому. Отрывок из романа

Келли Линк. Милые чудовища

Все это случилось потому, что паренек по имени Майлз Сперри, которого я когда-то знала, решил заняться воскрешением и раскопать могилу своей девушки, Бетани Болдуин. Та уже почти год как померла. Он затеял это, чтобы извлечь из гроба пачку стихов, которые сам же туда положил (поначалу-то ему казалось, что это красивый и романтический жест). А может, просто несусветная глупость. Он не позаботился о том, чтобы сделать копии. Майлз всегда отличался импульсивностью. Отрывок из книги

Келли Линк. Милые чудовища

Линк — Белый Кролик, за которым читатель-Алиса зачарованно топает по извилистым, затейливо декорированным коридорам воображения.

Михаил Бару. Записки понаехавшего, или Похвальное слово Москве

Низенькая полная дама придирчиво осматривает на лотке уличного торговца посудой блестящий чайник похожих пропорций, но еще и со свистком. — Молодой человек, а как он свистит? — спрашивает дама тощего, точно свисток без чайника, продавца. — Не волнуйтесь, женщина. Он конкретно свистит. Оглохнете за милую душу. — Я его серьезно спрашиваю, а он мне здесь тут аншлаг! Трудно ответить на простой вопрос?! — начинает закипать дама. Не говоря ни слова, продавец закладывает два пальца в рот и пронзительно свистит. — Ну вот как-то так, — переведя дух, произносит он. — Брать будете? Отрывки из книги

Уже навсегда

Детство — штука сложная. Потому что именно в нем, в детстве, все случается в первый раз — первая любовь и первое разочарование, первый Новый год и первая смерть, первая дружба и первая вражда. Когда ты становишься взрослым, ты научаешься воспринимать все, происходящее вокруг, немного не так, как оно есть на самом деле. А в детстве все по-настоящему, потому что ты еще не научился обманывать — себя. Отрывок из книги

Лучшие пьесы 2009

Смысл конкурса «Действующие лица» только в одном — максимально открыть двери талантливым людям любого возраста, любой художественной программы, которые в своих пьесах талантливо и современно отражают нашу жизнь, тем самым, давая повод режиссеру сочинить спектакль, на который придет зритель. А зритель в свою очередь идет в театр, чтобы включиться в тот опыт, который отбирает из окружающего нехудожественного мира для него драматург. Отрывок из книги

Лучшие пьесы 2009

10 пьес, отмеченных в 2009 году Всероссийской премией «Действующие лица» за достижения в области драматургии

Вера Полозкова. Непоэмание

Я больная. Я прокаженная. / Мой диагноз — уже пароль: / «Безнадежная? Зараженная? / Не дотрагиваться — Люболь». Три стихотворения из сборника