# Современная литература

Ямайская полифония

«Краткая история семи убийств» ‒ роман-победитель Букеровской премии, одной из самых престижных наград в мире словесности. Тем удивительнее, что в России книга осталась практически незамеченной.

Книги Текст: Сергей Васильев

Франц Холер. Платформа № 4

Франц Холер — известный швейцарский писатель, драматург и автор песен. Человек, которого критики называют классиком, национальным достоянием и уникальным явлением в мировой литературе. «Платформа № 4» — его новый роман, моментально ставший бестселлером.

Искусство повторения

Если вам еще не удавалось встретиться со стоящим проводником в мир многогранности и абсурда, а очень бы хотелось, то вы неосознанно ищете Алессандро Барикко. В своем романе «Юная Невеста», который очень напоминает притчу, он осмеливается на удивительный эксперимент: приоткрыть завесу над таинствами семейной жизни, превращая это в сюрреалистическое откровение.

Книги Текст: Александра Сырбо

Энн Тайлер. Уроки дыхания

За роман «Уроки дыхания» Энн Тайлер получила Пулитцеровскую премию. Трогательная, ироничная, смешная и горькая хроника одного дня из жизни главных героев – это глубокое погружение в самую суть семейных отношений, комедия, скрещенная с высокой драмой.

Михаил Однобибл. Очередь

Человек, скрывшийся за псевдонимом Михаил Однобибл, не предпринял никаких усилий по пиару своего романа, видимо, справедливо полагая, что текст всё скажет сам за себя. Так и оказалось. (Сергей Оробий)

Михаил Шишкин. Пальто с хлястиком

В новой книге короткой прозы автор пишет о детстве и юности, прозе Владимира Набокова и Роберта Вальзера, советских солдатах и эсерке Лидии Кочетковой… Но главным героем — и в малой прозе это особенно видно — всегда остается Слово.

Очарование документальности

Повествование то забегает вперед, то откатывается на несколько шагов назад, одни детали конкретизируются, другие стираются под предлогом «не запомнилось», «забылось». Это сообщает «Моей гениальной подруге» очарование документальности.

Книги Текст: Елена Кузнецова

Память камня

«Маленькая жизнь» противится обобщениям и однозначным выводам: в жанровом плане это не просто роман взросления или психологическая хроника, а сюжет романа не заключишь в пару строк, потому что получится только нелепая история иррационального успеха «несмотря ни на что».

Книги Текст: Анна Гулявцева

10 книжных каналов в Telegram

За последний год разножанровые каналы в мессенджере Telegram превратились в неплохую замену обычным блогам. Много и интересно пишут здесь и на литературную тематику. Авторы, редакторы, издатели, переводчики и другие причастные к книжной индустрии, на которых есть смысл подписаться — в подборке «Прочтения».

Метафизика виски

Простота и прямота — отличительные черты стиля Буковски, которые прослеживаются во всем его творчестве, удивительно обширном для человека с не самым здоровым образом жизни. Еще раз в этом убедиться помогает недавно вышедший по-русски сборник «Из блокнота в винных пятнах».

Книги Текст: Сергей Васильев

Жан-Луи Байи. В прах

Телевизионный репортаж, посвященный молодому пианисту-лауреату, вызвал некоторый интерес. Он создавал образ чрезвычайно робкого, но поразительно уверенного персонажа: его речь была затруднена, слова как будто читались с подсказки умирающего суфлера, но содержание — для того, кто согласился бы приноровиться к этой раздражающей манере изложения, — отличалось масштабным видением и убежденностью.

Полина Жеребцова. Ослиная порода

Книга Полины Жеребцовой «Ослиная порода» посвящена ее предвоенному детству в  Чечено-Ингушетии. У  каждого человека есть детские воспоминания, о которых он предпочитает молчать или забыть. «И все-таки это самое лучшее время, поскольку потом пришла война, десять лет страха и ужаса», — считает автор.

Шить за колючей проволокой

Мэри Чэмберлен не пожалеет свою героиню и проведет ее по всем кругам ада. Бомбежки, попытка укрыться в монастыре, работа портнихой в концлагере. Голод, одиночество, домогательства, насилие. После каждого пройденного круга Ада Воан не теряет надежду на лучшее – а вместе с ней и читатель начинает верить в то, что все кончится хорошо.

Книги Текст: Надежда Сергеева

Самый глубокий цвет

Гореть и потом резко потухнуть, изображать счастливую жизнь через силу, стараться не видеть внутрисемейных и просто внутренних проблем – все это было и в XIX, и в XX, и в XXI веках.

Книги Текст: Елена Васильева

Энн Тайлер. Катушка синих ниток

Ветреным вечером Эбби положила эту коробку в мусорный бак, и к утру бумажки разлетелись по всей улице. Соседи находили их в кустах и на ковриках у порогов – «луна, как желток яйца всмятку», «сердце, воздушный шар, наполненный водой». Не оставалось сомнений в том, откуда они взялись.

Было, есть и будет

Большая книга Кузнецова напоминает инкрустированную драгоценными камнями карту одной, но громадной Империи. И инкрустация эта в самом деле богатая. Тут есть детективы, любовные истории, шпионские головоломки, травелоги, записки революционеров, офисные будни, семейные хроники...

Книги Текст: Владимир Панкратов

Давид Фонкинос. Мне лучше

Мне стало жутко. Этот цирк не для меня. Мой интерес к сверхъестественному не шел дальше гороскопов, которые я иногда читал в газете. Магнетизерша с закрытыми глазами, не прикасаясь, провела рукой вдоль моего тела. Будто мысленно призывала бога-исцелителя. В тот момент я не чувствовал боли.

Эльфийская песнь

Фантастическая составляющая романа реализуется в первую очередь благодаря тому, что в тексте никому нельзя доверять – ни герою, ни тем более автору. Порой кажется, что главной целью Галиной было вызвать у читателя если не шизофрению, то хотя бы подозрение на шизофрению.

Книги Текст: Елена Васильева

Игры, в которые играют гении

Где-то поблизости грохочет война. Пока еще тоже абстрактная, потому что совершенно неясно, кто именно в ней участвует. Особенно загадочна никем не виданная сила под названием «третьяки», она чем-то схожа с дьявольской Кысью из одноименной постапокалиптической антиутопии Татьяны Толстой.

Книги Текст: Надежда Каменева

Сергей Кузнецов. Калейдоскоп: расходные материалы

В ответ Элизабет смеется, смеется, запрокинув голову. Голая, она сидит в кровати напротив Бродхеда, груди колышутся в такт смеху, живот тоже колышется... круглый такой животик, мягкий, теплый, нежный... как она каждый день втискивает его в корсет?

Лоран Бине. HHhH

Человек по фамилии Габчик существовал на самом деле. Слышал ли он, лежа на узкой железной кровати, один в погруженной во тьму квартире, слушал ли он, как за закрытыми ставнями знакомо стучат колесами и звонят пражские трамваи? Хочется в это верить.

Иван Шипнигов. Нефть, метель и другие веселые боги

...На пороге темницы появилась дама столь прекрасная, что казалось, темное узилище превратилось в пышный дворец. Сияние ее благородной красоты ослепило Абуну. Он сделал шаг навстречу ей; она заговорила; никогда еще Абуна не слышал звуков столь пленительных и поэтичных.

Майя Кучерская, Татьяна Ойзерская. «Сглотнула рыба их...»: Беседы о счастье

Чтобы вернуть теплоту в отношения, восстановить контакт, необходимо, прежде всего, научиться общаться на том языке, который понятен другому. Конечно, хорошо, если это стремление обоюдное, но даже усилия, принятые в одностороннем порядке, могут изменить ситуацию к лучшему.

Марио Варгос Льоса. Скромный герой

В это утро кто-то прикнопил на старую деревянную дверь, на высоте бронзового молотка, голубой конверт, на котором большими буквами было четко обозначено имя адресата... Насколько помнил дон Фелисито, ему впервые доставляли письмо подобным образом, словно повестку в суд или квитанцию на штраф.

Дина Рубина. Медная шкатулка

Чтобы представить себе Тополев, надо просто мысленно начертить букву Г, одна перекладина которой упирается в улицу Дурова, а вторая — в Выползов переулок. В углу этой самой буквы Г стоял трехэтажный дом с очередным огромным проходным двором, обсиженным хибарами с палисадниками.

Маленький свидетель больших преступлений

«Мальчик на вершине горы» – еще один ответ школьникам из «Волны» Тода Штрассера, которые возмущенно спрашивали: как можно было, зная о преступлениях нацизма, поддерживать его?

Книги Текст: Надежда Каменева

Джон Бойн. Мальчик на вершине горы

Иногда папа просыпался среди ночи от собственного крика, его вопли эхом носились по пустым и темным коридорам квартиры. Песик Пьеро по кличке Д’Артаньян в ужасе выскакивал из своей корзинки, взлетал на кровать и, дрожа всем тельцем, ввинчивался к хозяину под одеяло.

Вспомнить все

«Я исповедуюсь» – и детектив, и исторический роман, и философское сочинение. В целом – одно большое, искреннее и невероятно талантливое признание в любви. Дело в том, что все написанное Ардевол адресует своей возлюбленной, с которой ему уже никогда не удастся встретиться.

Книги Текст: Надежда Сергеева