Рената PRO

Текст: Дмитрий Савельев

Рената Литвинова — одна такая. Автор собственного волшебного образа в жизни, соавтор удивительных женщин из фильмов Киры Муратовой и нескольких режиссеров пожиже, а также вдохновенный сочинитель своей личной «Богини» — прекрасного и путаного кино про разное, но в первую очередь — про настроение полюбить. Собственно, что бы ни делала Рената, о чем бы ни говорила — у нее всегда выходит именно про это, и выходит так, что закачаешься, заслушаешься, а то и забудешься.

... про мужчин-партнеров

Чувства испытывать необязательно. У меня в кино не было никогда такого, чтобы я испытывала чувства. Как-то мне не везло. Сейчас вспомню... Вот где мне нужно было испытывать, а я не испытывала? Нигде. Не везло мне. В «Границе»? А к кому? Ну-ка, расскажите. К этому, к артисту Симонову? Ой, да вы что... Нет, он, конечно, мужчина татантливый, хороший артист... Может, только к Ване Охлобыстину в «Трех историях». К Ване у меня самые светлые... Как он там, батюшка Иоанн? Ему же руки даже целуют при встрече теперь. Ну, как всем священникам. «Здрасьте» — и туда-сюда.

... про настоящих мужчин

Когда я прочитала, что наш дорогой Давид Боровский умер, больно мне стало. Он такой чудесный был... Такой потрясающий художник, такой светлый, такой соратник. Он делал «Вишневый сад» со мной, он меня наряжал, был такой трогательный, такой трепетный. Такой удивительный, и такой мужчина при этом. Нежнейший, даже обидчивый, прямо чудесный. Абсолютно выдающийся, такой мощняк. Я сделала с ним одну работу, и он запал в душу. Гошечка Рерберг — это моя любовь, я его обожаю. Вот они, видите, отходят все в какое-то дальнее плавание. Они все красавцы и все по-настоящему мужчины. Гошечка красавец был нереальный, такой Питер О? Тулл с большими руками... Боже, где сейчас такие?

... про фильм «Два в одном»

Там одна новелла — моя. Про стареющего плейбоя, который говорит девушке своей мечты: «Твои ноги будут всегда лежать у меня на плечах...». Девушку сыграла я, подружку плейбоевской дочки. А дочку — Наташа Бузько, моя давнишняя партнерша. У нее там радикальные сцены, без трусов. Я вот без трусов как-то еще ни разу. Там я нечто среднее между Катрин Денев в «Шербурских зонтиках» и Кабирией: челка, хвост и ботиночки на низком ходу. В макияже безумном и со сломанной рукой. Со спицами, их потом вынимали. Мне кажется, это очень красиво. Я люблю шрамы. Может, вам как мужчине они и не нравятся, а я обожаю. Я там со сломаной рукой веду трамвай и ем черную икру, которую у плейбоя потырила. А он мне звонит и признается в любви.

... про фильм «Мне не больно»

Это первый фильм Леши (Балабанова. — Д. С.), где женщина играет более-менее главную роль. У него же всегда женщины где-то на обочине. Я не хотела эротических сцен. В принципе, там в сценарии их и не было, но и я не хотела. Там было «они целовались долго и жадно». Но чего-то мне это не очень. Я уже у Киры (Муратовой. — Д. С.) целовалась долго-долго. Около моря. Я сказала Леше: «Я не хочу целоваться, я больше не могу». Леша потом пришел и говорит: «Ладно, потому что ты там целовалась у Киры, и видно было, что ты не хочешь». Я говорю: «Ну, Лешечка, видишь, какой ты у меня умный». Там в одной сцене надо было сказать, что мне двадцать семь лет. Я говорю: «Леша, ну ты чего вообще?» Он говорит: «Надо сказать». А я: «Какие двадцать семь? Ты просто издеваешься надо мной». Это был какой-то анекдот.

... про разницу в возрасте

Когда женщина старше — отличная ситуация. Но у меня не было такого опыта, скажу вам честно. Чтобы с сильно молодым. В фильме Леши я этот сюжет чисто теоретически прожила. Осталась, как всегда, в своей колбе. В искусственно выведенной среде. Как мне Леша говорил, так я и поступала. Но все равно мне кажется, что для женщины эта ситуация крайне выгодная. Если женщина хорошо сохранившаяся, как Шерон Стоун. Вы смотрели «Основной инстинкт-2»? Я начала смотреть и тихо свалила. Просто сзади сидели люди с дикими комментариями, я больше не могла. И главный герой страшненький. Как же это возможно? Надо было долго искать такого уродца. Я как под холодный душ попала. Лучше бы нашего Машкова взяли. Я думаю, он согласился бы. Я прямо считаю, что им обязательно надо было брать Володю. Просто безобразие — нашли какого-то хрена с губками куриной жопкой. Но там Шарлотта Рэмплинг красивая...

... про гусей и сбой в телефоне

Мы снимали финал «Мне не больно» в деревне, и там все время пролетали стаи птиц. Они летели, бедолаги, на зимовку куда-то в теплые страны. Я говорила по телефону, они надо мной летели, и я сказала: «Сейчас надо мной летит стая непонятных крупных птиц». Потом я узнала, что это были гуси, и написала SMS: «Я узнала, это были гуси». А у меня в телефоне был забит номер нашего водителя на картине на букву «А». Его звали Антон, что ли. Представляете, получился сбой с нажималкой, и ему от меня стало приходить десять сообщений утром, десять днем и десять вечером — с одним мессиджем: «Я узнала, это были гуси». Я потом вспомнила, что он даже приоделся на следующий день. А сначала я ничего не понимала. Садилась к нему в машину как ни в чем не бывало, ездила с ним туда-сюда и не знала, что шлю при этом ему мессиджи: «Я узнала, это были гуси». Нормально? Вы получаете от меня SMS, а потом я сажусь к вам в машину и никак не реагирую. А сама все шлю и шлю: «Я узнала, это были гуси». Все открылось только на озвучании. Бедный товарищ Антон.

Дата публикации:
Категория: Интервью
Теги: Алексей БалабановРената Литвинова