Интервью

Виктор Топоров: литература больна

«Мы начинали „Национальный бестселлер“ десять лет назад в принципиально иной ситуации, и я не вижу никаких оснований даже в нынешних, катастрофически ухудшившихся условиях премию закрывать. Завершать и закрывать всегда проще, чем открывать и учреждать». Ответственный секретарь премии «Национальный бестселлер» Виктор Топоров рассуждает о современной литературе.

Александр Проханов: обретение читателя

«Я принадлежал к числу тех писателей и общественных деятелей, которых принято называть „красно-коричневыми“. Этот ярлык обеспечивал мне полное неприятие в господствовавшей тогда либеральной среде. Получение премии „Национальный бестселлер“ означало для меня, что тот целлофановый мешок, который был на меня надет, — он был разрезан. Я начал дышать воздухом реальной культуры...» Александр Проханов о «Нацбесте» и не только.

Алексей Евдокимов: литература без амбиций, но не без целей

В 2003 году премию «Национальный бестселлер» за роман «[голово]ломка» вместе со своим соавтором Александром Гарросом получил рижанин Алексей Евдокимов. «Прочтение» узнало у него какой видится российская действительность на росстоянии, легче ли писать одному и как сказался «Нацбест» на дальнейшей карьере писателя.

Михаил Шишкин: литература как переливание крови

«Если, упрощая, выделить две существенные тенденции в развитии искусства, — в сторону упрощения и в сторону усложнения, — какой из этих путей окажется более плодотворным в ближайшее время для русской литературы? Сменяют ли друг друга эти тенденции? И приходится ли писателю бороться за читателя, маневрируя между литературой массовой и элитарной?», — эти вопросы мы задали лауреату премии «Национальный бестселлер» за 2005 год Михаилу Павловичу Шишкину.

Артемий Троицкий: норма вкуса

Артемия Троицкого, наверное, можно назвать лицом пермии «Национальный бестселлер»: он неизменный MC церемонии вручения премии в «Астории». Он будет вести и юбилейный вечер, который пройдет 6 июня. «Прочтение» поинтересовалось взглядами Артемия на литературу вообще и «Нацбест» в частности.

Андрей Геласимов: литература как приключение

Последний лауреат «Нацбеста» Андрей Геласимов, признавая дружбу между писателями, считает, что чтение произведений друг друга может для этой дружбы оказаться серьезным испытанием и лучше судьбу не искушать. Однако, по правилам премии победитель автоматически становится членом жюри на следующий год, поэтому Геласимову остается надеяться, что в шорт-листе не окажутся близкие ему люди.

Ирина Денежкина: после «Нацбеста» люди на улицах стали ко мне кидаться и показывать пальцем

Грядет десятилетие одной из самых авторитетных российских литературных премий — «Национального бестселлера». Мы публикуем размышления финалистов разных лет о том, какую роль в жизни писателя играют литературные премии вообще и «Нацбест» в частности. Читайте эксклюзивное интервью Ирины Денежкиной — двадцатилетней финалистки 2002 года, которой больше, чем кому-либо еще, подходит девиз премии «Проснуться знаменитым».

Константин Тублин: Литература — деньги — литература

Основатель премии «Национальный бестселлер», владелец издательства «Лимбус пресс» Константин Тублин в ее юбилейном сезоне стал почетным председателем малого жюри. В интервью «Прочтению» он рассказал о своих взглядах на литературу и издательский бизнес, посетовал на нехватку книжных магазинов и посчитал деньги, потраченные на «Национальный бестселлер».

Илья Бояшов: стопка тетрадей, шариковая ручка, пишущая машинка и ноутбук

Дважды финалист «Национального бестселлера», победитель 2007 года Илья Бояшов историю считает литературой, художника — дитем малым, читателя — соучастником и сопереживателем, и искренне признается, что «Нацбест» стал для него всем.

Литературные критики о «Национальном бестселлере»

Мы попросили литературных критиков — Лизу Новикову, Никиту Елисеева, Яна Левченко и, побывавшего в шкуре номинанта Льва Данилкина «вспомнить все» и, оценив и проанализировав деятельность «Нацбеста» за 10 лет, авторитетно высказаться о плюсах и минусах премии, о произведениях, попадаюших в шорт-листы, о том, стоит ли читать все книги, в них оказывающиеся, а также попытаться дать прогноз на будущее.

Леонид Юзефович: литература в новом качестве

По мнению Данилкина «Князь ветра» Юзефовича как раз тот случай, когда идея создания премии, позволяющей «проснуться знаменитым», оправдалась на двести процентов. Сам же Юзефович, получивший спустя 10 лет «Большую книгу», считает «Национальный бестселлер» одной из самых авторитетных литературных премий.

Захар Прилепин: литература как вопрос политики

«Грех» Прилепина стал в 2008 национальным бестселлером благодаря присутствующим в жюри прекрасным дамам. Интрига сохранялась до последнего момента, когда Эмилия Спивак отдала Прилепину последний, решающий голос, сказав, что «голосовала сердцем». Так что на «Нацбест» Прилепину грех жаловаться, а он и не жалуется: говорит, что и компания номинантов подобралась достойная, и своих книг, благодаря премии, он продал немало.

Дмитрий Быков: проза с сентября по апрель

За всю историю существования премии «Национальный бестселлер» трудно найти писателя, к которому меньше бы подходил девиз премии «Проснуться знаменитым». «Человек-оркестр» Дмитрий Быков — чемпион по количеству попаданий в шорт-лист «Нацбеста»: «Оправдание» (2001), «Орфография» (2003), «Эвакуатор» (2005), «Борис Пастернак» (2006), «ЖД» (2007). Победителем Дмитрий Львович стал в 2006 году, но все перечисленные произведения, кроме «Оправдания», получили какие-нибудь другие премии. Поэтому, наверное, и трепетного отношения к премии у Дмитрия Львовича нет: самое яркое впечатление — запуск заводного кролика.

Прыщ на груди

Если я случайно видел себя голым в зеркале, то меня не тянуло рассматривать свое голое тело, но и не тошнило. Незаконченное интервью с Псоем Короленко.

Беседа с Луи Мартинесом

Луи Мартинес — переводчик, благодаря труду которого во Франции читают Пушкина и Салтыкова-Щедрина, Мандельштама и Ахматову, Солженицына, Синявского, Копелева. Интервью из пилотного номера журнала «Однако»

Ё-моё

О великих Григорьевых, рекомендуемой игре для поэтов, спрятанных баках с горючим и белой горячке. Евгений Мякишев отвечает на вопросы Вячеслава Курицына

Умный в гору не пойдет

Конголезец по происхождению, горняк по образованию и музыкант-космополит по призванию поделился c «Прочтением» взглядами на жизнь в условиях мирового финансового кризиса, раскрыл секреты русских женщин и решил вопросы веры

О совести нации

О хитрой штуковине «ельцин», коллективной карме и эпохе творческих инициатив
Беседа Вячеслава Курицына с Сергеем Кузнецовым

Джанни Пуччо. В Россию с любовью

В издательстве «Александрия» (Санкт-Петербург) вышла книга «Все флаги в гости будут к нам. Вклад иностранцев в развитие России».

Сергей Пахомов: Хвать — и готово. А где хватать?

В ноябре Сергей Пахомов в галерее «Д-137» провел выставку «А мы уже умерли, или Пиздюлькин слушает», а несколько раньше в составе коллектива «Пахом и Вивисектор» выпустил альбом «Бонча». Художник, музыкант и просто брутальный московский персонаж известен своими моноспектаклями, на которых потоком сознания выдает мужские откровения, неистовыми рэп-концертами и по-лубочному прямолинейными картинами. О том, зачем художнику «барата», юродства, мистификации и космос, у Пахома выяснила не только Ольга Вад, но и примкнувший к ней Таджик.

В них стреляли, они умирали. Неизвестное интервью с Борисом Стругацким

Нынешним двадцати-тридцати­летним, наверное, трудно представить, что в советское время у Стругацких были миллионы читателей, их книги в считанные часы исчезали с прилавков, но вот напечатать статью о Стругацких, не говоря уже — интервью, готова была далеко не всякая газета.

Алина Орлова: Музыка у меня не особо веселая

Большинство рецензий на ее первый альбом Laukinis Suo Dingo начинается с того, что Алина рыжая, поет на литовском и ей девятнадцать лет. Так оно и есть. Своим пением Алина похожа на всех лучших девушек от музыки, к которым хочется быть ближе, ее песни, кажется, ты уже где-то слышал и готов ставить на replay еще и еще, а Денис Рубин считает, что такие, как она, «должны появляться на земле с определенной периодичностью, согласно высшему музыкальному календарю». После концерта в переполненном клубе Place у Алины Орловой взяла интервью Ольга Вад.

Интервью: Наталья Краевская и Надя Зубарева

Наташа и Надя — скульпторы. Они участвовали во многих художественных выставках в нашей стране и за рубежом. Сейчас Наташа и Надя вдвоем работают в одной мастерской на набережной реки Фонтанки. Надя и Наташа знакомы почти двадцать лет. Обе красивые и хорошие художницы и год от года только и делают, что хорошеют

Позитивный Вербер

Бернард Вербер часто во сне видит себя птицей, однако из всех животных он хотел бы стать дельфином. Недавно французский писатель посетил Петербург в связи с презентацией своих новых романов «Звездная бабочка» и «Дыхание богов». На встрече в «Буквоеде» он обменивался положительной энергией с сотней своих почитателей, а «Прочтению» рассказал о том, какие вопросы не стоит задавать женщинам

Максим Суханов в состоянии эмоционального морфинга

В 1998-м в «Стране глухих» он стал Свиньей. Потом был профессор из литвиновской «Богини», потом Сталин в «Детях Арбата», скоро вот снова будет Сталин — в «Утомленных солнцем-2». Но это в кино, в театре совсем другие роли — Сирано де Бержерак, Король Лир, Дон Жуан. В монологе для «Прочтения» — ни слова про кино

Поцелуй в ухо

Януш Вишневский: в мозгу влюбленного активизируются очень плохие молекулы

Вячеслав Курицын: «Чувствую себя таджиком»

«Максим, стройный тридцатисемилетний полковник, присланный из центрального аппарата Н. К. В. Д. на подмогу питерским товарищам, лицо имел безбородое и безусое, волосы несколько пегие, глаза серые, нос обыкновенный, некрупный, губы тонкие, уши средние, и все это без особых примет» - так описывается один из главных героев романа Андрея Тургенева «Спать и верить». Андрей Тургенев — псевдоним трендсеттера и авангардиста, звезды журналистики и литературной Москвы девяностых годов Вячеслава Курицына, перебравшегося в начале нулевых в Петербург...

Любовь и жизнь композитора

Давайте поиграем. Назовите мне современного российского композитора, который пишет академическую музыку, а оперы и балеты — по заказу самого Валерия Гергиева, записывает диск со своей музыкой на известном питерском лейбле, побеждает в серьезных конкурсах, где не знаком ни с одним членом жюри. Живет в России и не собирается уезжать, но при этом активно сотрудничает с западными хореографами и дирижерами, а премьеры его сочинений расписаны на несколько лет вперед — в Канаде, Таиланде, Финляндии. Так, что еще... О нем уже был снят документальный фильм уважаемым российским режиссером. Он пишет музыку к фильмам. Его произведения планируются к постановке в Мариинском театре и нью-йоркской Metropolitan Opera. Ему всего 22 года

Рената PRO

Рената Литвинова — одна такая. Автор собственного волшебного образа в жизни, соавтор удивительных женщин из фильмов Киры Муратовой и нескольких режиссеров пожиже, а также вдохновенный сочинитель своей личной «Богини» — прекрасного и путаного кино про разное, но в первую очередь — про настроение полюбить. Собственно, что бы ни делала Рената, о чем бы ни говорила — у нее всегда выходит именно про это, и выходит так, что закачаешься, заслушаешься, а то и забудешься.