# Редакция Елены Шубиной

Гузель Яхина: коллекция рецензий

Гузель Яхина с романом «Зулейха открывает глаза» стремительно ворвалась в верхние строчки рейтингов продаж и индексов цитируемости современной отечественной литературы. Вторую книгу — «Дети мои» — читатели и критики ожидали с большим интересом. Размышления о новом и еще не забытом старом — в коллекции рецензий «Прочтения».

Владимир Шаров. Царство Агамемнона

Новый роман Владимира Шарова отсылает читателя к древнегреческой мифологии, но история разворачивается в XX веке и доходит до наших дней. От античности здесь классическая трагедия и самоощущение героев персонажами древних легенд, от XX века — архивы спецслужб и тайны, затерявшиеся в письмах и памяти людей. Все это вместе — «Царство Агамемнона».

Евгения Некрасова. Калечина-Малечина

Проза Евгении Некрасовой — смесь магического реализма и фольклора, берущая в рамку повседневную жизнь. «Калечина-Малечина» — это история девочки, которая делит людей на «выросших» и «невыросших», не находит себе места среди них — и играет с Кикиморой, живущей за плитой. И эти игры намного страшнее, чем самая мрачная сказка.

Мир испуганных взрослых и бесстрашных детей

Красота романа «Дети мои» — и в широких панорамных картинах (исторических, природных, мистических), и в деталях, с которых влюбленный в жизнь взгляд как бы стряхивает пыль неважности. Читателя ждут увлекательные подробности быта: одежды, кухни, годового цикла работ, традиций и суеверий немцев Поволжья 1920–1930 годов XX столетия. Каждый чепчик, каждая набитая травой или пухом перина, каждый золотистый волосок любимой описаны подробно, будто под увеличительным стеклом. А если подняться над домом, над бытом, подняться над миром, то и тогда ясность не пропадает — видны насквозь и лес, и каждый кристаллик снега.

Книги Текст: Надежда Каменева
Григорий Служитель. Дни Савелия

Григорий Служитель родился в 1983 году в Москве. Закончил режиссерский факультет ГИТИСа (мастерская Сергея Женовача), актер Студии театрального искусства, солист группы O’Casey. «Дни Савелия» — его первая книга, своей «кошачьей» темой наследующая Эрнсту Гофману и Илье Бояшову. «Герои Служителя — кто бы они ни были, коты или люди — настоящие» — пишет в предисловии нашедший эту рукопись Евгений Водолазкин.

Москва: город воспоминаний

Архангельский проницательно обращает внимание на связь крушения одной авторитарной системы мышления и зарождения другой: сделавшись христианином, герой начинает ревностно искать наставника, знак или хотя бы намек на то, что он на верном пути. Так, сквозь набор пыльных артефактов — концерт группы «Машина времени», джинсы Lee и Super Rifle, вагон электрички — на страницы романа прорывается нечто нездешнее, вечное, мимосоветское.

Книги Текст: Татьяна Сохарева
Пять — ноль

Если ни болеть, ни, тем более играть, в футбол вам не интересно, это еще не значит, что вам не доставит удовольствия про него читать. Сборник научных статей, рассказы современных писателей, пособие для юных футболистов и другие книги — в тематической подборке журнала «Прочтение».

Литературный треугольник

«О чем говорят бестселлеры» Галины Юзефович — это попытка подвести черту под сложными процессами в литературе ХХ — начала ХXI века, разложить все по полочкам и хорошенько объяснить, для чего сегодня нужны литературные критики и кто они вообще такие. В этой книге можно найти ответы на вопросы, которые читателю чаще всего некому задать. Почему нам не нравятся новые художественные переводы? Что не так с Нобелевской премией по литературе?

Книги Текст: Яна Семешкина
Александр Архангельский. Бюро проверки

Новый роман Александра Архангельского «Бюро проверки» — это и детектив, и история взросления, и портрет эпохи. Описываемые события занимают всего девять дней, и в этот короткий промежуток умещается все: история любви, религиозные метания, просмотры запрещенных фильмов и допросы в КГБ.

Плакала вся маршрутка

«Открывается внутрь» — небольшой корпус минималистичных рассказов. Местами тяжелых, но без чернухи, местами комичных и обаятельных, но как будто извиняющихся за свою необязательность. Он замечателен уже тем, что не подходит ни под одно устойчивое жанровое определение. Хоть сборник и дробится на три раздела («Детдом», «Дурдом», «Конечная»), здесь нет формальной рамки, которая бы ограничивала повествование, — текст свободно разрастается и вглубь, и вширь.

Книги Текст: Татьяна Сохарева
Вне времени и вне истории

«Раунд» Анны Немзер назван «оптическим романом». Повествование разворачивается таким образом, что читатель постепенно начинает понимать — читай «видеть» — больше и больше. Вот он без очков и видит только стоящих рядом с ним героев. Вот ему дали слабые линзы, и что-то прояснились. А вот финал книги: очки подобраны правильно; все герои наконец на своих местах, все связи между ними четко просматриваются.

Книги Текст: Елена Васильева
Гузель Яхина. Дети мои

«Дети мои» — это смелое и глубокое, как Волга, исследование сознания русского немца, в котором любовь к Большой Реке и связанные с нею верования — степные, языческие, диковато-наивные, с явным налетом калмыцкой «азиатчины», парадоксальным образом соседствуют с глубокой верой и мрачно-прекрасным немецким фольклором.

Роман Сенчин. Дождь в Париже

Главный герой нового романа «Дождь в Париже» Андрей Топкин, оказавшись в Париже, городе, который, как ему кажется, может вырвать его из полосы неудач и личных потрясений, почти не выходит из отеля и предается рефлексии, прокручивая в памяти свою жизнь.

Двадцатый век представляет

«Рецепты сотворения мира» Андрея Филимонова не просто ностальгическое изображение эпохи, а попытка преодолеть смерть и забвение, сохранив обрывки семейной памяти в книге. Текст, задуманный как документальная повесть, превратился в художественный, а родные бабушка и дедушка — в героев местами любовного, а местами исторического и иронического романа.

Книги Текст: Вера Котенко
Земля созерцания

Вторая часть романа-пеплума Алексея Иванова «Тобол» с подзаголовком «Мало избранных» вышла еще в начале года. Эта книга попала во все списки «самых ожидаемых», однако по факту оказалась как бы не замечена многими рецензентами и критиками: о ней не написали ни Галина Юзефович на «Медузе», ни авторы «Горького», ни большинство тех, кто писал о первой части — «Много званых».

Книги Текст: Елена Васильева
Сергей Шаргунов. Свои

Новый сборник малой прозы Сергея Шаргунова «Свои» — книга памяти и ее парадоксов. В фокусе — жизни, судьбы, существующие в виде мысли, в виде случайного электрического промелька, управляющего временем, воскрешающего ушедших, сулящего бессмертие.

Алексей Сальников: коллекция рецензий

Роман «Петровы в гриппе и вокруг него» обеспечил малоизвестному прозаику из Екатеринбурга Алексею Сальникову выход в финал «Большой книги». Сейчас произведение будет бороться за премию «Национальный бестселлер». В чем заключается особая сила книги и ее новизна расскажет коллекция рецензий «Прочтения».

На все четыре стороны

Сборник рассказов петербургского прозаика и драматурга Сергея Носова «Построение квадрата на шестом уроке» — напоминание читателю о том, что создание книги – это наука, в основе которой лежит определенная концепция, даже если собранные тексты, на первый взгляд, никак не связаны между собой.

Книги Текст: Надежда Каменева
Андрей Филимонов. Рецепты сотворения мира

«Рецепты сотворения мира» — это «сказка, основанная на реальном опыте», история семьи, где все ее члены — самые обычные люди: предатели и герои, эмигранты и коммунисты, жертвы репрессий и кавалеры орденов.

Не без греха

Характеры получились действительно глубокими, сформированными реалиями жизни советского человека. Играя привычными истинами вроде «все мы не без греха», Вагнер создает истории, которым веришь и сопереживаешь.

Книги Текст: Валерия Петухова
Сергей Носов. Построение квадрата на шестом уроке

Новая книга «Построение квадрата на шестом уроке» приглашает взглянуть на нашу жизнь с четырех неожиданных сторон и узнать, почему опасно ночевать на комаровской даче Ахматовой, где купался Керенский, что происходит в голове шестиклассника Ромы и зачем автор этой книги залез на Александровскую колонну...

Алексей Сальников. Петровы в гриппе и вокруг него

Роман Алексея Сальникова, строящийся вокруг совсем незначительных эпизодов из жизни современных жителей Екатеринбурга отмечен критиками за необычайную живость слога. Новизна и сила этой книги обеспечила малоизвестному прозаику выход в финал премии «Большая книга».

Хочу у зеркала, где муть...

Сборник статей Антона Долина «Оттенки русского» — самая маргинальная и неожиданная из его книг, но и самая необходимая.

Книги Текст: Анастасия Житинская
Дмитрий Быков: Коллекция рецензий

В сентябре вышел новый роман Дмитрий Быкова «Июнь». Книга состоит из трех частей, в каждой из которых действие заканчивается 22 июня 1941 — в день начала Второй Мировой войны. Удалось ли автору достоверно воссоздать мир конца 30-х годов, узнаете из коллекций рецензий журнала «Прочтение».

Поморская соль

Повествование никуда особенно не движется, голоса и времена смешиваются, читатель уже плохо понимает, где находится и куда его ведут. Наверное, такую книгу очень интересно писать – но как же трудно плутать по этому лабиринту авторских восторгов и ласк.

Книги Текст: Анастасия Сопикова
Старинный рецепт преодоления смерти

Москвиной удалось искусно размыть границы документов, создать сложный, одновременно тонкий и многослойный коллаж, и семейный архив превратился в роман. Вернее, в несколько романов, ведь рождение человека — это результат встречи двух людей, а в их судьбах, в свою очередь, переплетены жизни многих поколений.

Книги Текст: Надежда Каменева
Опыт слепоты

Хорошо, что Басинский рассказывает о «Дневнике» потенциальным читателям, возвращает его в литературу, однако в целом исследование выглядит несерьезно и поверхностно

Книги Текст: Александра Першина
Марина Москвина. Крио

Новый роман Марины Москвиной — словно сундук главного героя, полон достоверных документов, любовных писем и семейных преданий. Войны и революция, Москва, старый Витебск, бродячие музыканты, Крымская эпопея, авантюристы всех мастей, странствующий цирк-шапито...

В границах дозволенного

В упоминаемых реалиях художественного мира романа легко угадывается современная российская действительность, но в то же время реальность его оказывается фантастической: герои словно одновременно находятся и в сюжете вечерних новостей, и в художественном пространстве замятинского романа «Мы», и в футуристическом мире братьев Стругацких.

Книги Текст: Мария Михновец