# Редакция Елены Шубиной

Гузель Яхина. Дети мои

«Дети мои» — это смелое и глубокое, как Волга, исследование сознания русского немца, в котором любовь к Большой Реке и связанные с нею верования — степные, языческие, диковато-наивные, с явным налетом калмыцкой «азиатчины», парадоксальным образом соседствуют с глубокой верой и мрачно-прекрасным немецким фольклором.

Роман Сенчин. Дождь в Париже

Главный герой нового романа «Дождь в Париже» Андрей Топкин, оказавшись в Париже, городе, который, как ему кажется, может вырвать его из полосы неудач и личных потрясений, почти не выходит из отеля и предается рефлексии, прокручивая в памяти свою жизнь.

Двадцатый век представляет

«Рецепты сотворения мира» Андрея Филимонова не просто ностальгическое изображение эпохи, а попытка преодолеть смерть и забвение, сохранив обрывки семейной памяти в книге. Текст, задуманный как документальная повесть, превратился в художественный, а родные бабушка и дедушка — в героев местами любовного, а местами исторического и иронического романа.

Книги Текст: Вера Котенко
Земля созерцания

Вторая часть романа-пеплума Алексея Иванова «Тобол» с подзаголовком «Мало избранных» вышла еще в начале года. Эта книга попала во все списки «самых ожидаемых», однако по факту оказалась как бы не замечена многими рецензентами и критиками: о ней не написали ни Галина Юзефович на «Медузе», ни авторы «Горького», ни большинство тех, кто писал о первой части — «Много званых».

Книги Текст: Елена Васильева
Сергей Шаргунов. Свои

Новый сборник малой прозы Сергея Шаргунова «Свои» — книга памяти и ее парадоксов. В фокусе — жизни, судьбы, существующие в виде мысли, в виде случайного электрического промелька, управляющего временем, воскрешающего ушедших, сулящего бессмертие.

Алексей Сальников: коллекция рецензий

Роман «Петровы в гриппе и вокруг него» обеспечил малоизвестному прозаику из Екатеринбурга Алексею Сальникову выход в финал «Большой книги». Сейчас произведение будет бороться за премию «Национальный бестселлер». В чем заключается особая сила книги и ее новизна расскажет коллекция рецензий «Прочтения».

На все четыре стороны

Сборник рассказов петербургского прозаика и драматурга Сергея Носова «Построение квадрата на шестом уроке» — напоминание читателю о том, что создание книги – это наука, в основе которой лежит определенная концепция, даже если собранные тексты, на первый взгляд, никак не связаны между собой.

Книги Текст: Надежда Каменева
Андрей Филимонов. Рецепты сотворения мира

«Рецепты сотворения мира» — это «сказка, основанная на реальном опыте», история семьи, где все ее члены — самые обычные люди: предатели и герои, эмигранты и коммунисты, жертвы репрессий и кавалеры орденов.

Не без греха

Характеры получились действительно глубокими, сформированными реалиями жизни советского человека. Играя привычными истинами вроде «все мы не без греха», Вагнер создает истории, которым веришь и сопереживаешь.

Книги Текст: Валерия Петухова
Сергей Носов. Построение квадрата на шестом уроке

Новая книга «Построение квадрата на шестом уроке» приглашает взглянуть на нашу жизнь с четырех неожиданных сторон и узнать, почему опасно ночевать на комаровской даче Ахматовой, где купался Керенский, что происходит в голове шестиклассника Ромы и зачем автор этой книги залез на Александровскую колонну...

Алексей Сальников. Петровы в гриппе и вокруг него

Роман Алексея Сальникова, строящийся вокруг совсем незначительных эпизодов из жизни современных жителей Екатеринбурга отмечен критиками за необычайную живость слога. Новизна и сила этой книги обеспечила малоизвестному прозаику выход в финал премии «Большая книга».

Хочу у зеркала, где муть...

Сборник статей Антона Долина «Оттенки русского» — самая маргинальная и неожиданная из его книг, но и самая необходимая.

Книги Текст: Анастасия Житинская
Дмитрий Быков: Коллекция рецензий

В сентябре вышел новый роман Дмитрий Быкова «Июнь». Книга состоит из трех частей, в каждой из которых действие заканчивается 22 июня 1941 — в день начала Второй Мировой войны. Удалось ли автору достоверно воссоздать мир конца 30-х годов, узнаете из коллекций рецензий журнала «Прочтение».

Поморская соль

Повествование никуда особенно не движется, голоса и времена смешиваются, читатель уже плохо понимает, где находится и куда его ведут. Наверное, такую книгу очень интересно писать – но как же трудно плутать по этому лабиринту авторских восторгов и ласк.

Книги Текст: Анастасия Сопикова
Старинный рецепт преодоления смерти

Москвиной удалось искусно размыть границы документов, создать сложный, одновременно тонкий и многослойный коллаж, и семейный архив превратился в роман. Вернее, в несколько романов, ведь рождение человека — это результат встречи двух людей, а в их судьбах, в свою очередь, переплетены жизни многих поколений.

Книги Текст: Надежда Каменева
Опыт слепоты

Хорошо, что Басинский рассказывает о «Дневнике» потенциальным читателям, возвращает его в литературу, однако в целом исследование выглядит несерьезно и поверхностно

Книги Текст: Александра Першина
Марина Москвина. Крио

Новый роман Марины Москвиной — словно сундук главного героя, полон достоверных документов, любовных писем и семейных преданий. Войны и революция, Москва, старый Витебск, бродячие музыканты, Крымская эпопея, авантюристы всех мастей, странствующий цирк-шапито...

В границах дозволенного

В упоминаемых реалиях художественного мира романа легко угадывается современная российская действительность, но в то же время реальность его оказывается фантастической: герои словно одновременно находятся и в сюжете вечерних новостей, и в художественном пространстве замятинского романа «Мы», и в футуристическом мире братьев Стругацких.

Книги Текст: Мария Михновец
Дайджест литературных событий на ноябрь: часть II

Зима близко, но литературная жизнь и не думает впадать в спячку. Встречи с Евгением Водолазкиным, Антоном Долиным и известными европейскими романистами – в дайджесте «Прочтения» на вторую половину ноября.

Антон Долин. Оттенки русского

В книге «Оттенки русского» влиятельный кинокритик страны собрал свои наблюдения за отечественным кино последних лет. Перед нами мозаика современной действительности, в которой кинематограф — неотъемлемая часть и отражение всей палитры социальных настроений.

Обнаженный нерв советской богородицы

Жизнь не исследуется — она сочиняется и «выписывается». Примеров так много, что, кажется, все это просто не может быть случайным. Есть подозрение, что Кузнецов делает это намеренно, транслируя мельчайшие фрагменты литературных и не очень литературных субтрадиций.

Книги Текст: Виталий Паутов
Павел Басинский. Посмотрите на меня: тайная история Лизы Дьяконовой

Литературовед и писатель, кандидат филологических наук, лауреат премий «Антибукер» и «Большая книга» Павел Басинский на материале «Дневника русской женщины» и архива Дьяконовой построил «невымышленный роман» о судьбе одной из первых русских феминисток, пытавшейся что-то доказать миру.

Наказание за преступления

К ночи с 21 на 22 июня 1941 года каждый из трех героев подходит в буквальном смысле рука об руку или со своим преступлением, или со своей одержимостью. Для каждого из них финал остается открытым, неясно, что ждет впереди, они не знают еще о начале войны, только слышат ее звуки издалека, не понимая их чудовищного значения.

Книги Текст: Мария Михновец
Яна Вагнер. Кто не спрятался

Новый роман Яны Вагнер «Кто не спрятался» — это история девяти друзей, приехавших в отель на вершине снежной горы. Они знакомы целую вечность, они успешны, счастливы и готовы весело провести время. Но утром оказывается, что ледяной дождь оставил их без связи с миром.

Сергей Кузнецов. Учитель Дымов

Герои нового романа Сергея Кузнецова «Учитель Дымов», члены одной семьи, делают разный жизненный выбор: естественные науки, йога, журналистика, преподавание. Но что-то объединяет их всех. Женщина, которая их любит? Или страна, где им выпало жить на фоне сменяющихся эпох?

Памятник неизвестному писателю

Роман задуман как памятник любительскому писательству. Действительно, каждый из нас способен написать хотя бы одну книгу, материалом для которой послужит собственная жизнь. Особенно если автор живет в переломное время и не стесняется говорить о быте. Из быта простых людей и возникают события, история страны.

Книги Текст: Надежда Каменева
Между чудом и катастрофой

В детстве Женечка калечил птиц: отрезал лапки голубям. Деловито, старательно уничтожал то единственное, что связывало птиц с землей. У людей же, напротив, он отнимал нечто, над землей превозносящее. Все его жертвы, как на подбор, не были обычными — каждый чем-то да выделялся, отличался от «человека-женечки».

Книги Текст: Мария Лебедева
Оружие массового поражения

В своих воспоминаниях героиня рассказывает о травматическом состоянии, когда чувство расставания и потери остается с девушкой навсегда, которое позднее станет истоком протеста против чужой воли, определившей ее как «человека пятого сорта второсортной эпохи».

Книги Текст: Виктория Кравцова
Осторожно, спойлеры!

Если по структуре и композиции «Дебри» похожи на учебник, то стилистически они для этой оценки слишком несдержанные. Иванов и Зайцева примеряют к историческим реалиям современную лексику: первооткрыватель тракта от Соликамска до Верхотурья Артемий Бабинов оказывается у них «отличным менеджером», который взял дорогу «в концессию», а Ерофея Хабарова авторы признают «настоящим бизнесменом».

Книги Текст: Елена Васильева