Мания Золушки

Текст: Лидия Койдула, гражданка Эстонии

«Всяк сверчок знай свой шесток» — вот что должно быть начертано на многозвездном флаге Европейского сообщества

Отношение к расширению Евросоюза людей, в нем живущих, может быть каким угодно, в любом случае — и положительное, и отрицательное — оно будет навязано СМИ. Грубо говоря, обычным людям с их повседневными проблемами и бытом совершенно безразлично, расширяется Евросоюз или нет: их волнуют цены в магазинах, будущее детей, пенсия и количество новоприбывших людей с выраженной южной внешностью в их маленькие тихие города.

Моя родная Эстония вступила в Евросоюз наравне с другими «младшими сестрами» в 2004 году. Разумеется, туда все рвались, все были уверены, что прекрасно быть частью большой, старой, богатой Европы, забыв тотчас о борьбе за независимость, о которой кричали на каждом углу за пару лет до того. Всем захотелось красивых фантиков, захотелось чувствовать, что они что-то значат на европейской арене. Золушка напялила свою обувку, но оказалось, что это не хрустальная туфелька, как значилось в переводе, а козловый башмак, о чем и было написано в оригинале.

Совершенно очевидно, что такая страна, как Эстония, не играет никакой роли в большой игре. Ей нечего поставить и нечем крыть. Полная зависимость от иностранных инвестиций, тупая политическая озлобленность против России, подобострастный взгляд снизу на страны «старшей группы» — вот основные черты стран бывшего социалистического лагеря, милостиво принятых в хоровод больших желтых звезд на синем полотнище. Не знаю, что получила Эстония от Европы как государство, но ее граждане точно не получили ничего. А уж что это государство может дать Европе, кроме кильки и трикотажа, — бестактный вопрос.

Мы думаем, что живем в Европе, и нам нравится эта мысль, но мы снимаем очки и видим то же, что было десять, пятнадцать, двадцать лет назад. Прибавилось магазинов и новых зданий, но убитые спальные кварталы остались теми же, подростки в них все так же нюхают клей, русские девушки толкают перед собой коляски, уравновешивая ситуацию демографического кризиса и способствуя интеграции. Мы понимаем, что продукты стали дороже и хуже, плата за квартиру равняется половине среднего оклада. Зато мы можем без визы летать за границу бюджетными авиалиниями, жить там в дешевых отелях и даже оставаться работать — мести полы, выносить горшки за стариками или мыть посуду. Где-то в необозримом будущем мы, наверное, сможем учиться в европейских университетах и наслаждаться всеми последствиями этого обучения. Я говорю «мы», подразумевая большую — скажем, 85% — часть населения моей маленькой гордой страны. Оставшиеся 15% пользуются преимуществами европейских паспортов и, возможно, счастливы. Но кто возвращается в Таллинн после учебы в Сорбонне? Единицы. И чем они занимаются? Преподают французский госчиновникам.

Расширяя свои границы, Европа вплотную приблизилась к России. Прибалтийские страны как пограничная гряда, по крайней мере, имеют стратегическое значение, хотя при — не дай Бог — возникновении неприятных обстоятельств их сметут и не заметят. А какое значение имеют Словения, Хорватия, Сербия, Словакия? Несомненно, помощь получать любят все.

Я, допустим, укатила жить в Россию и счастлива этим. Многие другие русско? язычные жители Эстонии вряд ли выработали какое-то отношение к Евросоюзу и просто в ужасе от того, что скоро все цены переведут в евро, потому что их зарплаты едва ли станут больше. Шведы-то, например, или датчане не хотят на евро переходить, а у них с экономикой всяко получше, чем в Прибалтике. Знают они, наверное, что евро — есть зло.

Коренные эстонцы будут до потери сознания кичиться тем, что теперь они европейцы, не вспоминая о национальном самосознании, которым они кичились до того. И никогда в жизни не признаются, что «европеец» — всего лишь лейбл фирменной одежды, все так же отшиваемой на фабрике им. Клементи. Но им все лучше, чем при Советах. Вопрос престижа всегда тревожил провинциалов.

Выбравшись из царства советского, малые и неразумные попали в другое искусственно сформированное сообщество. В 20-е годы красная Россия завоевывала территории штыком и брала города измором, в начале XXI века хитрые буржуи заманивают так толком и не созревшие умы примерно такой же красивой идеей, как коммунизм. Разве Евросоюз не есть улучшенная модель коммунистического общества? Все вместе, под одним флагом, с новеньким евро в кармане идем к каким-то неясным, но, безусловно, красивым целям. И в достижении этих целей расцветающая золушкоподобная Эстония не постоит ни перед чем — будет тщательно отделять зерна от плевел, проверять, правильно ли дали гражданство, а тем, кто не заслуживает великого европейского паспорта, будет выдавать паспорт иностранца, учить нерадивых русских прекрасному эстонскому языку, а сама прилежно заниматься французским и английским. Будет запрещать пить и курить на улицах и в общественных местах, с тем чтобы упиваться и накуриваться дома. По великолепной европейской модели маленькая прибалтийская страна уже научилась жить в долг, не видя, как в кредитном пароксизме возникают переизбыток дорогого жилья и явная перенасыщенность дорогими товарами, которые мало кто может купить. Зато есть к чему стремиться...

Я не политический и не экономический обозреватель и не могу рассматривать проблему расширения Евросоюза с точки зрения оборонной способности и каких-то других мудреных факторов. Я — просто обладатель паспорта, на котором написано по-эстонски «Европейский союз». И мне от этого ни жарко ни холодно.

Дата публикации:
Категория: Общество
Теги: Империя