Заметки на полях сражений

Текст: Виталий Грушко

Ролевая игра — игра развлекательного или учебного назначения, где участник принимает какую-то роль и в воображаемой ситуации действует соответственно этой роли.

Википедия

Литература, как и любой другой вид искусства, — вещь непредсказуемая. В некоторых случаях она способна управлять человеческим сознанием, причем сам человек, читающий ту или иную книгу, может и не подозревать о том, какое воздействие оказывает на него текст.

Так, например, детские страхи (боязнь темноты, боязнь остаться в закрытой комнате) зачастую связаны именно с литературными и фольклорными персонажами. Ребенок слышит или читает страшную сказку, отрицательный персонаж входит в его внутренний мир и постепенно превращается в навязчивую идею, которая отпускает или не отпускает ребенка в зависимости от его психического здоровья.

Это лишь один пример того, как литературное произведение врывается в жизнь читателя и изменяет ее. А вот слова известного кинорежиссера Алехандро Ходоровского, взятые из его интервью, — они только подтверждают вышесказанное: «Опасно все, в том числе и это интервью. Искусство не вправе задавать себе вопрос о том, опасно ли оно. Когда был опубликован „Вертер“, две тысячи молодых людей покончили с собой. Четыре евангелиста написали Новый Завет, и в результате погибли миллионы. Евангелие — как атомная бомба. Сколько людей погибли из-за учения Будды? Я не более опасен, чем Будда, Иисус Христос или Гёте, потому что все опасно».

А теперь давайте поразмышляем о хоббитах. Под хоббитами я подразумеваю тех людей, которые, начитавшись книг в стиле фэнтези, сознательно превратили свою жизнь в бесконечную игру и максимально раздвинули рамки реальности.

Для начала надо сказать о главном их развлечении — ролевых играх. Ролевые игры существовали всегда. К ним можно причислить, например, военные учения. Но именно с появлением книги «Властелин колец» ролевые игры стали проводиться на литературной основе. Возник элемент сотворчества. Игроки импровизировали и дополняли текст Толкиена собственными фантазиями.

Безусловно, с научной точки зрения этот процесс очень интересен. Книга перестала быть книгой, а стала образом жизни сотен фанатов. Литература породила целое сообщество (или, если угодно, братство), которое отныне решило жить по своим законам, подражая героям любимых текстов.

В России первые Хоббитские Игры (ХИ) состоялись в 1990 году под Красноярском. Наверняка они носили не только развлекательный, но и политический характер. В эпоху Гласности интеллектуальная часть населения с восторгом встретила появление множества доселе запрещенных или игнорируемых властью литературных текстов, и несомненно, что Хоббитские Игры были встречены как очередной глоток свободы от оков тоталитаризма. Но прошло время, и подобные сборища перестали кого-либо удивлять.

Можно захлопать в ладоши и сказать, что это замечательное явление, а можно сказать и так: у большинства хоббитов попросту «съехала крыша», и они совсем потеряли связь с реальностью. Вот что пишет об этом некто Makkawity, который, по собственному признанию, долго вращался в среде хоббитов (цитата взята с портала фэнтези и фантастики): «Все это привело к определенному „крышепаду“: появилось несметное количество Гэндальфов, Арагорнов, Фродо и Леголасов обоих полов, причем отождествление себя с легендарным героем могло дойти до того, что у вообразившей себя эльфийским богатырем двадцатилетней девушки нарушался менструальный цикл; пошли попытки всерьез изучать „эльфийскую магию“, вызывая дух Гил-Гэлада на спиритическом сеансе через пентаграмму, замешивая все это на известной им эзотерике (преимущественно Папюса); появились сатанисты и мелькоропоклонники, пытающиеся петь задом наперед „А Элберет Гилтониэль“. Одна такая группа доигралась до того, что приняла бродячую собаку, забежавшую на игровой полигон, за вервольфа, которого на них собиралась напустить предавшаяся Тьме „по жизни“ команда противника. Другие на полном серьезе пытались доказать мне, что только благодаря победе светлых сил на ХИ-91 Россия была спасена от августовского путча, ибо восемь членов ГКЧП были астральными двойниками оставшихся в живых назгулов. Погибшего Виктора Цоя они при этом объявили астральным двойником Боромира. Третьи, абсолютно серьезно считая Толкиена визионером, пытались провести „мистическую игру“ с „настоящей магией“ для исправления ситуации в Средиземье, связанном с нашим миром мистическими узами».

Если верить автору этих строк, то картина получается более чем мрачная. Молодые люди, вдохновленные текстами фэнтези, превращаются в зомби, которым кроме выдуманного ими самими мира уже ничего не надо. Добавьте сюда бессонные ночи, проведенные за компьютерными играми, легкие наркотики, алкоголь и смело ставьте диагноз.

Лет семь назад я читал статью о мальчике, который в буквальном смысле попал в плен к хоббитам: они заперли его в одной из комнат общежития, заставляли курить трубку и пытались обратить в свою веру. Камень, некогда брошенный Толкиеном, разросся до размеров снежного кома и воплотился в монстра.

А что ролевые игры? Здесь может быть только одна точка зрения: если это просто хобби и увлечение, то такие игры вполне полезны и безобидны; но если это уже шизофрения, то надо признать: Ходоровский прав, и искусство действительно опасно.

И напоследок анекдот из жизни хоббитов:

Идут по дороге Гимли и Леголас. Леголас говорит: «Гимли, ты видел, олень пробежал?» — «Не видел». — «Ну, ты слепой гном, ничего не видишь!» Идут дальше. «Гимли, ты видел, орел полетел?» — «Не видел». — «Как же ты ходишь, дурак, ничего не замечаешь!» Идут дальше. «Гимли, ты видел…» Гимли надоело, что Леголас его ругает, он и говорит: «Ну, видел, видел». — «А если видел, зачем же тогда наступил?»

Читая тексты, надо внимательно смотреть по сторонам — как бы куда не наступить.

Дата публикации:
Категория: Фантастика
Теги: фантастикафэнтези