Рецензии

Девочка со спичками

События остроумного и гротескного романа Юлии Кисиной «Элефантина. Запрещенный андеграунд» разворачиваются в 1980 годы в «подпольной» Москве. Это история о девочке, которая одержала победу над смертью, подожгла своими спичками все вокруг и выиграла право быть собой.

Книги Текст: Анастасия Цылина
День выборов

Нельзя сказать, что в «Черном кандидате» много событий. Большая часть повествовательного запала автора уходит на поддержание необходимого ему уровня сатиры. Чего только стоят персонажи второго плана: революционерка Инес, не теряющая надежду встретить «следующего Малкольма Икса»; отец Уинстона, отморозок и поэт, некогда бывший активистом «Черных пантер»; его друг Фарик, предприимчивый инвалид, антисемит и гомофоб, который называет себя «эпицентром афроцентризма».

Книги Текст: Татьяна Сохарева
«Super Mario» в царстве мертвых

Весь второй эпизод похож на компьютерную «бродилку» — квест с элементами хоррора. Чтобы вернуть Тибула в мир живых и с его помощью справиться с «Т-3», персонажам необходимо найти вход в чрезвычайно опасные локации (царство мертвых, королевский дворец), разгадать загадки, заданные «Розовыми дамами» и духом профессора Туба, справиться с «боссами» (Дева-Смерть, Г-жа Первый правительственный чиновник) и, что немаловажно, — отыскать выход.

Театр Текст: Наталия Соколова
Never marry a Mitford

В русском переводе полное название книги Take a six girls. The lived of the Mitford sisters звучит как «Представьте 6 девочек. Сестры Митфорд: писательница, птичница, фашистка, нацистка, коммунистка и герцогиня» — так, в одно слово, укладывается жизнь каждой из сестер.

Книги Текст: Мария Лебедева
Книга цикад и сухих стрекоз

Даже если в рассказах первой части и есть сюжет, написаны они не ради него. Это воспоминания, нанизанные на иглу истории, словно засушенные цикады. А вот тексты второй части — это уже отечественные, подмосковные стрекозы, вот только не собранные в стройную коллекцию. Лежат там и сям, сухие, вперемешку с листьями, на пыльных подоконниках подмосковной дачи.

Книги Текст: Надежда Каменева
Советский комикс

Не переиздававшаяся в полном объеме с 1929 года, репринтно воспроизведенная «Комсомолия» сопровождается томом статей и комментариев в 2,5 раза больше самой поэмы: десятки иллюстраций, архивные материалы, профессиональный филологический и искусствоведческий анализ. Подобным вниманием одарено далеко не каждое произведение, того достойное.

Книги Текст: Валерий Отяковский
Цирк в эпоху постапокалипсиса

Здесь все смешалось: высокое и низкое, комедия и хоррор, древняя магия и грошовые фокусы, военный плакат и антимилитаристский пафос, массивные железные конструкции и разноцветные воздушные шары, солдаты и клоуны. Все два часа, что длится «Восстание», режиссер перемешивает эстетики: драматическое действие перетекает в цирковое, элементы концерта переплетаются с элементами научно-фантастического фильма.

Театр Текст: Наталия Соколова
Библиотека рыцаря

Персонажи романа «Чудесам нет конца» постоянно рассказывают истории, сказки и легенды. В этом волшебном шатре течение времени практически не заметно для читателя, да и для героев как будто тоже. Действие занимает двадцать два года — многие события возможно датировать с точностью до дня, в том числе первый и последний дни романа.

Книги Текст: Александра Першина
Не жуть, а речь

Эти книга не будет близка многим. И все же, даже если вы не мистик, не математик, не поклонник криптографии, не любитель даркнета, языков программирования, «Изнанка крысы» может стать для вас важным произведением. Или лучше сказать — событием.

Книги Текст: Виталий Паутов
Добро пожаловать в лимб

Автор предлагает нам совершить путешествие в загробный мир, где мы будем наблюдать за метаниями безвременно почившего Билли Линкольна — любимого сына американского президента. При жизни мальчик обладал полным набором добродетелей и в придачу шикарной шевелюрой. Однако, несмотря на всю свою кажущуюся уж слишком «вылизанной» непогрешимость, душа Билли оказывается не в раю, куда бы ей следовало прямиком направиться, а в месте под названием бардо.

Книги Текст: Валерия Петухова
Наедине со страхами

Триллер (хоррором это назвать никак нельзя) выбран создателями лишь как жанровая оболочка для разговора на злободневные темы (в этом плане им близок Тейлор Шеридан, автор «Ветреной реки» и «Любой ценой»): сталкинг превращает жизнь Сойер в кошмар, и ни один из социальных институтов не в состоянии ей помочь.

Кино Текст: Илья Верхоглядов
Роман с рутиной

Для каждого нового произведения Джулиан Барнс переизобретает язык и принципы работы с жанровыми и стилистическими регистрами. Для романа «Одна история» он намеренно выбрал поросший мхом мелодраматический сюжет, однако классическая любовная завязка лишь маскирует до поры до времени основной конфликт — между памятью и литературой.

Книги Текст: Татьяна Сохарева
Авангард на Неве

Андрей Хлобыстин, активный участник арт-тусовки Ленинграда времен perestroika, собрал под одной обложкой свои тексты об искусстве конца прошлого века и объединил их хлестким названием, объясняющим, по мнению автора, все многообразие творческих практик этого яркого периода.

Книги Текст: Валерий Отяковский
Три попытки полюбить

Если первую часть можно сравнить с зарисовкой семейного быта, где лица персонажей не важны, вторую часть — с живописным портретом, полным эротических символов, то третья часть — мистическая графика, на которой черной тушью изображены бесконечные ветви деревьев, скрывающие какой-то страшный смысл за пересечением линий. К концу романа никому (и читателю тоже) так и не удается разгадать Ёнхе, но получается хотя бы разглядеть ее.

Книги Текст: Надежда Каменева
Несмолкающий голос архаики

Каждая книга подобна путешествию, а путешествовать любят многие. Произведения Тагая Мурада переносят читателя в далекий узбекский кишлак, где люди надеются и созидают, влюбляются и страдают, мужают и старятся, ни на минуту не переставая мечтать.

Книги Текст: Нонна Музаффарова
Двадцатый век представляет

«Рецепты сотворения мира» Андрея Филимонова не просто ностальгическое изображение эпохи, а попытка преодолеть смерть и забвение, сохранив обрывки семейной памяти в книге. Текст, задуманный как документальная повесть, превратился в художественный, а родные бабушка и дедушка — в героев местами любовного, а местами исторического и иронического романа.

Книги Текст: Вера Котенко
Унесенная историей

Книга, после которой Июнь Ли почувствовала свою неразрывную связь с литературой, — «Стихи в прозе» Ивана Тургенева в переводе на китайский. Произведения русских писателей с тех пор стали для нее источником вдохновения.

Книги Текст: Александра Сырбо
Чувак против Джокера

С текстом первоисточника Андрей Кончаловский обращается очень свободно: немилосердно сокращает диалоги, полностью вырезает из сюжета персонажей. Увы, вместе с ними пропадают и мотивировки, и причинно-следственные связи.

Театр Текст: Наталия Соколова
Земля созерцания

Вторая часть романа-пеплума Алексея Иванова «Тобол» с подзаголовком «Мало избранных» вышла еще в начале года. Эта книга попала во все списки «самых ожидаемых», однако по факту оказалась как бы не замечена многими рецензентами и критиками: о ней не написали ни Галина Юзефович на «Медузе», ни авторы «Горького», ни большинство тех, кто писал о первой части — «Много званых».

Книги Текст: Елена Васильева
Место, где ад

Охватить в журнальной рецензии все пласты постановки невозможно: «Карамазовы» широки настолько, что писать о них хочется не абзацами, а главами.

Театр Текст: Наталия Соколова
Исхода нет

Рассказы Елены Сафроновой не про то, как несправедлива, ужасна и тосклива бывает жизнь, а про то, что жизнь есть.

Книги Текст: Виктория Кравцова
Шаг назад

Слабым роман Янагихары не назвать, а вот напоминающим ученическую работу — запросто: ведь активнее всего навыки демонстрирует тот, кто ими только-только овладел.

Книги Текст: Анна Гулявцева
Судьба и дети

Местами «Бессмертники» все же оставляют после себя ощущение стилистической рыхлости, хотя каждая из историй по-своему замечательна.

Книги Текст: Татьяна Сохарева
Вслед за прекрасной эпохой

Новый фильм Алексея Германа-младшего — это, безусловно, байопик, но не в голливудском понимании жанра. Хотя бы потому, что «Довлатов» — кино об эпохе, а не о заглавном герое. Словом, все как в «Филиале»: нет у героя ни политических идеалов, ни мировоззрения — есть лишь миросозерцание.

Кино Текст: Илья Верхоглядов
Как распугать нечисть

Все рассказы сборника «Кукареку» только о любви: о горькой, роковой, о прянично-сладкой, о неразделенной и погубленной, о запретной и самой обычной — и все равно великой.

Книги Текст: Надежда Каменева
То, что доктор прописал

Мелихову, кажется, мало быть просто романистом, мало завлекать вставными новеллами и почти детективной историей. Он хочет еще и врачевать. Это же отечественная литература, куда в ней без «настройки души».

Книги Текст: Егор Королев
Коллаж на тему будущего

Сборники рассказов Павла Пепперштейна допускают двойное прочтение — можно, собственно, читать, знакомиться с текстом линейно, а можно просто, как в детстве, посмотреть картинки: настолько акцентирован визуальный аспект.

Книги Текст: Мария Лебедева
А был ли ящер

Язык повествования эмоционален и трогателен. Запах морских устриц или лесного мха практически ощутим, а влажный воздух, не больше и не меньше, пробирает до костей. Мастерство, с которым Перри описывает природу, позволяет читателю перестать быть простым наблюдателем и стать наряду с героями участником действия.

Книги Текст: Александра Сырбо
Машина времени

Поэт Мария Степанова неоднократно повторяет фразу прозаика М. Зебальда — «все рифмуется со всем», и сближения далеких предметов и явлений подчас кажутся слишком уж головокружительными, но чаще проявленная рифма завораживает. Ее «романс» в четыреста страниц по сути является огромной поэмой.

Книги Текст: Александра Першина
Оскар-2018: война, демократия и любовь к амфибиям

В Лос-Анджелесе прошла юбилейная 90-я церемония вручения премии «Оскар». В обзоре журнала «Прочтение» — рассказ о претендентах на победу в номинации «Лучший фильм».

Кино Текст: Илья Верхоглядов