Алена Свиридова. Чемоданное настроение

Текст: Адам Асвадов

  • М.: Эксмо, 2007
  • Переплет, 320 с.
  • ISBN 5-699-19724-9
  • 10 000 экз.

Цветущая простота

В эпоху масс-медиа книга — уже не самостоятельная совокупность знаков, не рой черных букв на белом поле неопределенности. Книга становится приложением к Знаку. Причем Знак — это не то, что обозначает. Знак — это Знаковая Фигура. Кто-то, оказавшийся чуть более интересным / сильным / ярким / талантливым, чем прочие.

В условиях дефицита индивидуальности Знак — это личность. Любая, но чаще всего — зацикленная на самой себе. Обладающая превосходными навыками манипуляции и крысиным инстинктом выживания. Тигр каменных джунглей. Акула шоу-бизнеса. Монстр рока. Динозавр поп-культуры. И прочие образчики бестиария наших мегаполисов. Реже — личность, обладающая настолько ярким и неповторимым характером, что ею невозможно не восхищаться.

Знак может быть виртуален. Знак — это человек-матрица, человек-паук, человек-летучая мышь. Люди-Икс, люди-анонимы… Люди-Игреки (А, Бэ, Цэ — и т. д.), компоненты алгебраического уравнения. И эти Знаки, даже оставаясь виртуальными, изредка пишут книги.

Книги, написанные Знаками, становятся приложением к ним. Перефразируя рекламный слоган одного издательства — «Видим Знак, читаем книгу». Чужой на плазменной панели — и Чужой в параграфах покетбука. Есенин, повесившийся в «Англетерре», Есенин из телесериала — и Есенин, заточенный в узилище страниц. Лицо на глянцевой обложке журнала, в телесериале, в эфире ток-шоу — и то же лицо на твердой обложке модного издания…

Впрочем, я увлекся. Все это долгоиграющее предисловие было затеяно лишь для того, чтобы сказать: Алена Свиридова — редкостный образец Знака — одна из тех, чей статус объясняется исключительно мощной харизмой и ярким жизнелюбием. Возможно, дело в моих личных пристрастиях. Мне нравятся и всегда нравились женщины, идущие по жизни легко и безоглядно. К тому же, как утверждает Свиридова в своей книге, она — предмет обожания интеллигентных кругов. А значит, и положение интеллигентного степного волка обязывает меня восхищаться Свиридовой-исполнительницей.

Женщины, идущие по жизни легко и безоглядно, видят мир так же, как завязывают знакомства: запросто. Влегкую. И даже декаданс в представлении тех-кто-идет-по-жизни-смеясь — это «клоуны, певица и проститутки» (из описания одного эпизода юности, о котором пишет в своей книге Свиридова). Не знаю, как вы, а лично я не отказался бы от декаданса, в котором присутствуют клоуны. Быть может, дело в том, что у нас, интеллигентных степных волков, свой, особенный декаданс. В котором клоунам места точно нет. А если есть — то это совсем не те простые дружелюбные парни, о которых пишет Свиридова. Клоуны из декаданса степных волков — злобные, мрачные, коварные создания, похожие скорее на персонажа из «Оно» Стивена Кинга. Декаданс степных волков — это, как пела в свое время «Агата Кристи», «кокаин желтыми пальцами в тонкие ноздри» и прочий психоделический хоррор. Не всегда — буквально.

Даже понимание Пелевина (одна фраза «пелевинская интрига» многого стоит) и буддизма у Свиридовой легко и ненавязчиво. Вот занимательный сюжет писателя, который, кажется, моден. Вот — то, что хорошо и правильно, а вот — наоборот.

Конечно, Свиридова — не Пелевин. У нее вы не встретите изощренных текстовых композиций или смысловой многослойности, тем более — обратной перспективы овеществленной метафоры. Текст ненавязчиво прост и необязателен. Книга Свиридовой — это большое, на триста шестнадцать страниц, полотно в стилистике Пиросмани, обманчивая простота которого привлекает недосказанностью и волшебным, по-детски доверчивым восприятием мира.

В конце концов, именно волшебных Знаков так не хватает этому миру. «Я так думаю»…

Дата публикации:
Категория: Рецензии
Теги: Алена СвиридоваЗвезды умеют писатьИздательство «Эксмо»