Денис Котов: роль книги признана, очевидна и незыблема

Текст: Елена Васильева

Маленькая красная буква «е» уже давно стала известным отличительным знаком города, свидетельством наличия в одном месте множества книг. Сети магазинов «Буквоед» в этом году исполняется пятнадцать лет. Корреспондент журнала «Прочтение» Елена ВАСИЛЬЕВА встретилась с ее основателем и генеральным директором Денисом Котовым, чтобы понять, какая государственная поддержка оказывается книготорговому бизнесу в кризисное время и зачем стоит развивать читательский вкус петербуржца.

В юбилей принято подводить итоги. Довольны ли вы тем, чего достигла сеть за пятнадцать лет?
— Редкие книжные компании развиваются быстро. На фоне происходящего в стране и мире результатами нашей деятельности можно только гордиться. Все пятнадцать лет компания устойчиво набирала обороты каждый год. За это время сформировалась команда — около полутора тысяч человек работают в Санкт-Петербурге и Северо-Западном регионе: мы дошли до Мурманска и Калининграда. Но сегодня мы видим, что не только другим городам, но и спальным районам Санкт-Петербурга требуется развитие книжной инфраструктуры.

Как вы поздравите читателей? Какие мероприятия и акции стоит ждать?
— Праздничным месяцем мы объявили октябрь. Планируется наш традиционный подарок горожанам — многочисленные встречи с писателями. Думаю, это будет редкая по концентрации программа. Полностью она будет опубликована в ближайшее время, пока что идет согласование со всеми авторами. Также состоится розыгрыш очень интересного и крупного приза — такого мы еще никогда не вручали!

Какой магазин вы открыли первым и существует ли он до сих пор?
— Да, он находится на улице Пестеля. Там сотрудниками нашей сети в стену была заложена капсула времени, состоящая из записочек с изложением видения компании через пять лет. Мы откроем капсулу на корпоративном мероприятии и узнаем, насколько «Буквоед» соответствует тем идеям, мечтам и планам, которые были загаданы. Соответственно, эту традицию мы продолжим и на следующие пять лет опять сделаем такую капсулу.

Часто ли вы сами бываете в своих магазинах?
— В некоторых бываю часто, в некоторых — редко. Есть магазины, в которых я ни разу не бывал. Технологии клонирования еще не достигли совершенства: не везде успеваю. На сегодня у нас в сети уже около девяноста книжных магазинов, а «Парк культуры и чтения» на Невском, 46 является крупнейшим книжным магазином, открытым со времен перестройки. Он реализует замысел превращения места торговли в культурную площадку.

Чувствуете ли вы конкуренцию в своей сфере?
— Среди других книжных магазинов я не вижу конкуренции: количество их пока не увеличивается, роста инфраструктуры нет, да и места всем в ближайшие годы хватит. Однако маленьких книжных для пятимиллионного города унизительно мало. В некоторых городах с населением менее пятидесяти тысяч человек вообще нет книжных магазинов. Я считаю это принципиальной проблемой № 1. Пока этот вопрос не будет поставлен на государственном уровне, во многих регионах дела не начнут улучшаться. В Санкт-Петербурге тенденция положительная: в этом году, по результатам исследований проекта «Культурная карта России», наш город получил знак «Регион-лидер по развитию книжной инфраструктуры», то есть в нашем городе на душу населения приходится самое большое количество книжных магазинов. При этом в среднем на душу населения в странах Европы показатели раза в два лучше. Так что необходимо развивать маленькие магазины: надеюсь, инициатива Министерства культуры о предоставлении площадей под аренду в культурных учреждениях реализуется.

Не могли бы вы подробнее рассказать об этой инициативе?
— Учреждениям культуры могут разрешить сдавать в аренду под книжные магазины свои пространства с большой скидкой. Сейчас инициатива рассматривается Думой. Но это решит проблему лишь отчасти: большие сетевые магазины явно не поместятся на этом пространстве. А для того чтобы города могли культурно развиваться, в каждом из них должен быть книжный центр площадью около 1000 кв. м. с художественной, детской, деловой, профессиональной, научной, учебной литературой. В этом случае можно будет говорить о наличии нормальной инфраструктуры. Если же город большой, то книжный центр каждого района должен быть организован по такому же принципу, чтобы у людей был постоянный доступ к изданиям. Более того, этот вопрос был поставлен на уровне президента, и даже дано поручение об увеличении доступности книг и чтения. Надеюсь, государственный аппарат хоть инертно, но начнет реализовывать эту инициативу.

Проведение Года литературы сопровождалось заявлениями о запуске программ поддержки и развития чтения. Какие проекты реализованы к настоящему моменту?
— У нас, в отличие от государства, каждый год — это год литературы, поэтому в рамках сети «Буквоед» было запланировано традиционное расширение книжной сети. За этот год мы открыли девять новых книжных, до конца года откроем еще столько же. Кроме того, наша программа на Книжном салоне, который проходил в мае, с каждым годом становится все интереснее. Впервые за долгие годы в течение трех летних месяцев мы добились того, что у нас существенно улучшились продажи, была сломана тенденция к сокращению. Пока еще нет устойчивости, но совместными усилиями мы будем возвращать людей к книге — это возможно. Также мы убедились, что те программы, которые реализует государственная власть, позитивно влияют на уровень чтения. Фестиваль на Красной площади («Книги России» — прим. «Прочтения») получил всеобщее признание. Это сакральное событие: книги оказались на главной площади страны.

Должна ли литература сохранять свою учительскую миссию?
— Безусловно. Когда люди посвящают свое время чтению, уровень их образования и культуры активно растет. Создают принципиальные инновации те, кто активно познает этот мир, а книги — эффективный инструмент. Роль книги признана, очевидна и незыблема. Для человека, который осознает себя, понимает, что он хочет делать, альтернативы книге не существует.

В ходе литературного процесса нон-фикшн все больше вытесняет художественную прозу. Вы и сами отдаете предпочтение книгам по бизнесу и профильным темам. Почему?
— Для меня нехудожественная литература более емкая по содержанию, изложенная системно и в понятных терминах. Сопоставлять нон-фикшн, художественную литературу и реальную жизнь нельзя, их надо сочетать — и тогда можно будет говорить о замкнутости познания, которое доводится до совершенства именно практикой. Ценность есть и в том, и в другом, но на данном этапе я предпочитаю нехудожественную литературу, потому что систему образов я достраиваю сам, а объем и качество информации хочу получать в упорядоченном виде.

О чем говорит статистика? Какая литература наиболее востребована?
— Нужно понимать, что художественная литература — это лишь 25% продаж. Но те люди, с кем я общаюсь, больше читают художественные книги. Интересно, что книга с первого места в хит-параде художественной прозы продается лучше, чем книга аналогичной позиции в хит-параде нехудожественной литературы.

Будете ли вы продолжать деятельность премии «Живая книга»? Имела ли эффект та рекламная кампания, которую получили лауреаты премии?
— Да, мы будем продолжать деятельность этой премии. Для авторов она имела безусловный эффект и предоставляла хороший путь внутрь большой книжной системы, хотя в рейтингах продаж «Буквоеда» мы этих изданий, к сожалению, не видим. Но важно не это, а увеличение количества читателей от единиц — к десяткам. Идея «Живой книги» — сделать так, чтобы литература прорастала сквозь асфальт. А для того чтобы она колосилась буйным цветом, есть «Нацбест», «Большая книга» и «Букер», которые ориентируются на большую литературу.

Как вам кажется, какие книги в будущем помогут понять то, что происходит в нынешней исторической ситуации?
— В ряде книг уже описана наша сегодняшняя жизнь — в романах Оруэлла, Брэдбери, Жюля Верна. Эти и другие мыслители рассказали нам о том, в каком мире мы будем жить. «Буквоед» продает книги сорока тысяч авторов в год. Для одних автором, который снимет шоры с глаз, будет Пелевин, для вторых — Достоевский, для третьих — Джидду Кришнамурти, Махатма Ганди, Ошо. Стереотипов столько, что их можно развенчивать всю жизнь. Но книги без практики — это лишь часть правды.

Дата публикации:
Категория: Герои / сюжеты
Теги: БуквоедДенис КотовЕлена Васильеваинтервью