# Издательство «Иностранка»

Ю Несбё. Тараканы

Ее каблуки вязли в гравии, покрывавшем открытую площадку между низенькими номерами мотеля. Номер 120 находился в глубине патио, никакой машины у двери она не увидела, но в окне горел свет. Наверное, фаранг уже проснулся. Легкий бриз приподнял ее короткую юбку, но прохлады не принес. Она тосковала по муссону, по дождям. А ведь после нескольких недель наводнения, после покрытых илом улиц и заплесневелого белья она будет снова тосковать по знойным безветренным месяцам.

Лоуренс Блок. Вор под кроватью

Марти, само собой разумеется, покровительствует театру. Каким образом? Ну, он посещает массу театральных постановок, как на Бродвее, так и в его окрестностях, и время от времени вкладывает пару сот баксов в модную пьеску. Но если откровенно, то на самом деле Марти больше привлекают молоденькие актрисы-инженю, в которых он ищет (и иногда даже находит) зачатки самых разнообразных талантов. Марти оплачивает их расходы и по возможности пристраивает к делу, а девицы за это оттачивают на нем свои таланты.

Карин Альвтеген. Стыд

Письмо она заметила случайно, хотя в действительности это была заслуга Сабы. Корзину для почты под щелью в двери привинтил кто-то из службы социальной помощи; непонятно, зачем понадобилось тратить на это деньги и время. То есть они, конечно, думали, что так она сможет самостоятельно брать почту, но она не получала никакой почты — поэтому средства налогоплательщиков просто выбросили на ветер! И это сейчас, когда на всем стараются сэкономить. Разумеется, время от времени приходили банковские извещения и тому подобное, но ничего срочного там не было, так что расходы по устройству корзины были совершенно неоправданны. Газеты ее не интересовали, ей хватало ужасов, о которых говорили в новостях. А на пенсию она покупала другое. То, что можно съесть.

Кэтрин Мадженди. Над горой играет свет

Чушь. Какая из меня чокнутая. Я мчусь в ночи в своем мышастом «субару», отягощая собой бесплотную тьму. Колеса того и гляди оторвутся от дороги, и я полечу, как филин. Даже если выпустить из рук руль, машина сама найдет путь к небольшой низине, прикорнувшей под сенью горы. А в выдвижной и ненужной мне пепельнице лежит онемевший мобильник, я его отключила и запихала в самую глубь пепельницы, с глаз долой. При теперешнем моем состоянии выслушивать еще какие-нибудь ужасы...

Сесилия Ахерн. Время моей Жизни

Я вспомнила о своем разбитом сердце. О том, что прежний начальник, убежденный, что я беременна, не утвердил мое назначение на следующую должность. Хотя все дело было в том, что я отравилась в выходные, на ежегодном банкете в отеле «Тюдор», где принято есть кабанятину, — знал ли он, что у меня потом целый месяц кишки сводило? И меня тошнило. Вспомнила, как поздним вечером меня облапал в метро уличный бродяга. А на работе, когда я в кои-то веки настояла на своем мнении, коллеги-мужчины сказали, что я стерва.

Питер Бенсон. Две коровы и фургон дури (фрагмент)

Папаша у меня умеет донести до слушателей очевидные факты. У мамы-то лучше выходит то, что не так очевидно. Триста лет назад ее бы точно сожгли на костре, но сначала выволокли бы из дома, обвинив в неурожае капусты, испытали на центральной площади и признали виновной во всех бедствиях, что случились во всем приходе. Даже сейчас некоторые соседки при виде мамы или нашей кошки переходят на другую сторону дороги. Глава из романа

Ю Несбё. Леопард (фрагмент)

Теперь бы она все сделала совсем по-другому. Все стало бы иначе. Со всеми днями, которые она прожила бы гораздо осмысленнее, гораздо правильнее, наполняя их радостью, дыханием и любовью. С городами, мимо которых она только проезжала, куда она лишь собиралась. С мужчинами, которых она встречала, и мужчиной, которого она еще не встретила. С плодом, от которого она избавилась, когда ей было семнадцать, с детьми, которые у нее еще не родились. С днями, которые она выбросила на ветер, потому что думала, что впереди у нее вечность. Отрывок из романа

Ю Несбё. Леопард

В Осло обнаружены трупы двух молодых женщин, умерщвленных с помощью неизвестного орудия

Сэм Сэвидж. Крик зеленого ленивца (фрагмент)

Должен вас уведомить. Шпаклевщик представил счет за реставрацию потолка на кухне. Это был, как, разумеется, не ускользнуло от вашего внимания, довольно-таки солидный кус потолка, больше, собственно, тех целых потолков, какими, увы, многим бедным людям приходится довольствоваться в своих жилых помещениях. Более того, это уже повторный случай, что соответственно усугубляет для меня бремя оплаты. У меня не безграничный источник средств. Это подтвердят вам многие. Короче, я не могу восполнять чужие денежные средства в размере $400 из моего собственного кармана. Отрывок из романа

Абилио Эстевес. Спящий мореплаватель (фрагмент)

Персонажи, которых мы встретим на этих страницах, называли дом по-разному. Чаще всего они называли его домом, виллой или бунгало. В действительности у них не было заведено всегда называть его каким-то специальным словом. Единственное, что объединяло их, когда они говорили о старом доме, как бы они его ни называли, — это чувство благоговения. В любом случае они говорили о нем пылко и почтительно, как говорят об очень личном, о собственных достоинствах и недостатках, о прекрасных и даже об ужасных тайнах. Отрывок из романа

Алессандро Галленци. Бестселлер (фрагмент)

Джим ясно помнил тот день, когда он получил черно-белый каталог «Пинк гиппопотамус пресс» с собственной улыбающейся физиономией на странице двадцать четыре, где размещался анонс, сообщавший, что его книга выйдет ближайшей осенью. Он таскал с собой этот каталог повсюду: в кафе, в библиотеку, в уборную — и разглядывал двадцать четвертую страницу по десять-пятнадцать минут. Увы, через две недели было объявлено о банкротстве издательства «Пинк гиппопотамус пресс». Это положило конец «Женщине с тремя лицами», и агент перестал отвечать на его звонки. Отрывок из романа

Джил Маршалл. Самый красивый в мире мужчина (фрагмент)

По сравнению с Дэйвом остальные мои любовники показались бы вам сущими мальчишками. Конечно, я и сама была еще ребенком, когда в восемнадцать лет встретилась со своим первым, — свежая, как стебель сельдерея, и такая дура, что кажется невероятным, как это у круглой отличницы, известной в классе под прозвищем «башковитая чувиха», могло быть так мало мозгов. Отрывок из романа

Бертина Хенрикс. Шахматистка (фрагмент)

Мысль легла ей на душу подобно тому, как вечернее шелковое платье нежно ложится на обнаженное плечико танцовщицы в сверкающем свете люстр. Она не будет гулять вечером по Елисейским Полям, не будет пить кофе на Больших бульварах и не выучит этот удивительный язык. Зато она будет играть с мужем в шахматы, как играют состоятельные парижане. В голове Элени еще никогда не рождались столь смелые и безрассудные планы. У нее даже дух захватило. Отрывок из романа

Лора Касишке. Вся жизнь перед глазами

«Ну?» — Его голос разорвал тишину. Девушки вздрогнули. «Ну», — повторил он чуть мягче, словно извиняясь за то, что их напугал, — «которую из вас пристрелить?» Обе старались не дышать. Молча смотрели ему в лицо, словно видели впервые. Кто это здесь с направленным на них пистолетом? Сколько раз в классе и в коридоре они проходили мимо Майкла Патрика и никогда даже не взглянули на него? Ненависть, живая и осязаемая, притаилась, поджидая. Уродливая и зловещая, как черная дыра, которая поглощает все на своем пути. Пролог к роману

Мясной соус из вяленой говядины

Когда похитили моих сестер, отец скомкал записку с требованием выкупа и швырнул ее в вечный огонь возле чучела верного Пилигрима, которое стоит в столовой нашего летнего дома в Олфактори. Мы не вступаем в переговоры с преступниками, это не в нашем характере. Порой, вспоминая (про себя, естественно, не вслух) моих сестричек, мы дружно надеемся, что у них все хорошо, но на воспоминаниях не зацикливаемся, потому что не хотим, чтобы похитители взяли над нами верх. История из книги Дэвида Седариса «Нагишом»

Джумпа Лахири. На новой земле (фрагмент)

Миссис Багчи рано вышла замуж за молодого человека, которого страстно любила, а через два года он погиб в аварии: разбился на своем мотоцикле. В двадцать шесть она уехала в Америку, поскольку знала, что, если останется в Индии, родители заставят ее вновь выйти замуж. Теперь она жила на Лонг-Айленде, одна, что было совершенно нетипично для индийской женщины. Она получила высшее образование, защитила диссертацию в области статистики и с середины семидесятых преподавала в университете Стоуни Брук. За тридцать лет она побывала в Калькутте лишь однажды, когда хоронила мать. Отрывок из романа

Джумпа Лахири. На новой земле

Что-то не дает героям книги слиться с успешными яппи, своими однокашниками, и спокойно воплощать американскую мечту

Сесилия Ахерн. Там, где заканчивается радуга (фрагмент)

Дорогая миссис Стюарт, забежала, чтобы перемолвиться с Вами словцом насчет дня рожденья моей Рози, который мы празднуем 8 апреля. Жаль, что я вас не застала, но я зайду еще раз, попозже, так что, надеюсь, мы сможем поговорить. Похоже, между Алексом и Рози возникли какие- то недоразумения. Насколько я понимаю, они даже не разговаривают. Я очень рассчитываю, что при встрече мы сумеем разобраться, в чем тут дело. Рози на самом деле спит и видит, чтобы Алекс был на ее празднике.