# Азбука-Аттикус

Полено заговорило

Четыреста страниц загадочного досье, найденного в городке Твин-Пикс, штат Вашингтон, — удивительный подарок для людей, жизнь которых разделилась на «до» и «после», для которых совы навсегда перестали быть просто совами.

Книги Текст: Александра Першина

Жауме Кабре. Тень евнуха

Роман выдающегося каталонского писателя Жауме Кабре «Тень евнуха» — смешная и грустная история сентиментального и влюбчивого любителя искусства, отпрыска древнего рода Женсана, который в поисках Пути, Истины и Жизни посвятил свои студенческие годы вооруженной борьбе за справедливость.

Дональд Рейфилд. Грузия. Перекресток империй

Британский литературовед и историк Дональд Рейфилд, автор биографии «Жизнь Антона Чехова», главный редактор «Полного грузинско-английского словаря», создал уникальный труд — историю Грузии, драгоценный сплав, в котором органично слились исторические хроники, уникальные документальные свидетельства и яркое повествование.

Путешествие к центру

В начале следующей недели пройдут несколько мероприятий с участием нобелевского лауреата Орхана Памука. О вечном противостоянии Востока и Запада в его последнем романе «Рыжеволосая женщина» размышляет писатель Оксана Бутузова.

Потусторонний теремок

Атмосферу по-кинговски мрачную и по-эшеровски парадоксальную, с лестницами, ведущими одновременно вверх и вниз пытается воссоздать «Голодный дом».

Книги Текст: Мария Лебедева

Городу – осада, сердцу – свобода

Романтическая линия Раймундо и Марии-Сары так трогательна, что даже упускаешь тот факт, что причину этой стремительной влюбленности автор решил оставить такой же тайной, как и ту, по какой корректор добавил частицу «не».

Книги Текст: Александра Сырбо

Андрей Степанов. Бес искусства

Титанические аферы, шизофренические проекты, картины ада, а также блестящая лекция о том, куда же за сто лет приплыл пароход современности, – в сатирической дьяволиаде, написанной очень серьезным профессором-филологом.

Обитаемая поверхность

Антония Байетт знает все об английской жизни XIX ‒ XX веков: от политических перипетий до модных узоров на праздничных платьях.

Книги Текст: Александра Першина

Третий не лишний

Каждый раз, когда открываешь книгу Уильяма Сарояна, представляется, будто вот он, собственной персоной, садится напротив тебя, берет твои руки в свои и с улыбкой говорит: «Давайте поговорим о простом». Его романы – это всегда диалог, поскольку все образы и откровения находят отклик в том, что мы привыкли называть душой.

Книги Текст: Александра Сырбо

Жозе Сарамаго. История осады Лиссабона

Впервые на русском языке вышел роман крупнейшего писателя современной Португалии, лауреата Нобелевской премии по литературе, Жозе Сарамаго «История осады Лиссабона». Повествование о корректоре, который благодаря одной частице «не» смог поменять мировую и личную истории.

Значит — существую

Женщины романа прекрасны в споре с судьбой, отстаивании прав на любовь, внимание и уважение. Скрытые от глаз платками и длинными одеждами, они надолго овладевают разумом героев, вдохновляя их на поступки.

Книги Текст: Надежда Каменева

Маленький человек по-перуански

Из жизней самых обычных персонажей у автора получилось создать целый сериал, как это всегда отлично выходит не только у латиноамериканских писателей, но и у сценаристов. Недаром вместе с двумя историями мы получаем множество маленьких сюжетов и второстепенных образов.

Книги Текст: Валерия Темкина

Умопомррачительный мистер Блэксэд

На обложке комикса вовсе не просто так стоит маркер «18+». Внутри есть откровенные сцены и сцены насилия на фоне пасторальных картин падающих хлопьев снега. Это история для умных взрослых, взрослых, способных почувствовать эстетику жанра.

Книги Текст: Анастасия Бутина

Марио Варгос Льоса. Скромный герой

В это утро кто-то прикнопил на старую деревянную дверь, на высоте бронзового молотка, голубой конверт, на котором большими буквами было четко обозначено имя адресата... Насколько помнил дон Фелисито, ему впервые доставляли письмо подобным образом, словно повестку в суд или квитанцию на штраф.

Элис Манро. Луны Юпитера

Дряблые подмышки... какие есть упражнения против дряблости подмышек? Что же делать? Пришла расплата, а за что? За тщеславие. Нет, даже не так. За то, что в свое время ты была наделена приятной наружностью, которая говорила вместо тебя...

Мартин Гилберт. Черчилль

Дома во время рождественских и новогодних каникул у Черчилля опухло горло и разболелась печень. В письме матери, которая опять путешествовала, он жаловался, что лекарства приходится принимать шесть раз в день.

Non/fictio№17: итоги

Книгопродавцы, критики и простые читатели задолго до открытия делали ставки на своих фаворитов и составляли списки рекомендованной литературы. Оправдались ли их ожидания – об этом журналу «Прочтение» рассказали представители девяти издательств.

Вспомнить все

«Я исповедуюсь» – и детектив, и исторический роман, и философское сочинение. В целом – одно большое, искреннее и невероятно талантливое признание в любви. Дело в том, что все написанное Ардевол адресует своей возлюбленной, с которой ему уже никогда не удастся встретиться.

Книги Текст: Надежда Сергеева

Бернхард Шлинк. Женщина на лестнице

Прошлого не изменишь. Я давно смирился с этим. Трудно только смириться с тем, что снова и снова не понимаешь прошлого. Возможно, и впрямь не бывает худа без добра. А возможно, всякое худо только и бывает что худым.

Джонатан Кэрролл. Замужем за облаком

По утрам Кэтлин уходила на работу, оставляя меня и Друга заниматься нашими делами. Это обычно означало неторопливую прогулку до магазина на углу, чтобы купить газету, а потом часик-два мы грелись во дворике на солнышке. Остаток дня проходил в праздности, размышлениях и попытках приспособиться к миру...

Франк Тилье. Головокружение

Фарид не сводил с меня глаз. Уже по тому, как он стискивал зубы, я догадался, что парень он вспыльчивый, и такой характер выковался, скорее всего, на улице. Этих ребят из пригородов, с вечно свирепым лицом, я видел на телеэкране.

Эмир Кустурица. Сто бед

Желая не то чтобы приохотить меня к чтению, но просто заставить прочесть хотя бы одну книгу, мать вдруг вспомнила, что я член Союза югославских скаутов. И как-то вечером принесла в мою комнату книгу Стевана Булайича «Ребята с Вербной реки».

Мария Семенова. Братья. Книга 1. Тайный воин

Взятое в игре так же свято, как боевая добыча, но слово вождя святей. Мятая Рожа рассмеялся, бросил денежку обратно. Серьга благодарно поймал её, поняв случившееся как знак: вот теперь-то счастье должно наконец его осенить!

Грэм Джойс. Как бы волшебная сказка

Питер положил трубку на тихо щелкнувший рычаг и рухнул на жесткий стул, стоявший у телефона. Он смотрел на еще не убранный после рождественского обеда стол. На валявшиеся среди грязной посуды драные хлопушки, пластмассовые игрушки и бумажные короны.

Нейт Сильвер. Сигнал и шум

Если постфактум падение советской империи и кажется вполне предсказуемым, то предвидеть его не мог практически ни один ведущий политолог. Те немногие, кто говорил о возможности распада этого государства, подвергались насмешкам.

Элеанор Каттон. Светила

Притчард терпеть не мог многолюдные разношерстные компании, где от каждого мужчины ждут, что он выступит как бы представителем своего пола и игриво представит все свои достоинства на тщательное рассмотрение присутствующих. В толпе он задыхался, делался раздражительным.

Со всем прошедшим!

К моменту, когда френдлента перестала походить на голландскую теплицу, рассосались очереди в парфюмерные магазины и международный день торговли мимозой подошел к концу, «Прочтение» составило книжную подборку к прошедшему празднику, чем бы он для вас ни был.

Книги Текст: Вера Ерофеева

Эй, вы там, наверху!

Число героев в романе строго регламентировано, и все они соединены между собой определенными связями. Сюжетные ходы легко угадываются наперед. Играть в предсказателя судеб интересно лишь в начале книги, затем становится откровенно скучно.

Книги Текст: Надежда Сергеева

Во весь голос

Ее жизнь больше похожа на голливудский боевик – трудно поверить, но что-то подобное может происходить на самом деле. В буднях юной активистки Малалы Юсуфзай находится место переездам и выступлениям на встречах с высокопоставленными лицами.

Книги Текст: Луиза Вафина

Ричард Мейсон. Тонущие

Вчера днем моя жена, с которой мы состояли в браке более пятидесяти лет, застрелилась. По крайней мере, так считает полиция. А я играю роль безутешного вдовца – вдохновенно и успешно. Жизнь с Сарой стала для меня отличной школой самообмана...