# АСТ

Привить нельзя сгубить

Если вы считаете, что во всех прививках есть ртуть и возбудители заболеваний или же что они ужасно опасны, пожалуйста, обязательно прочитайте эту книгу. Пол Оффит написал ее специально для вас.

Книги Текст: Полина Кривых

Поморская соль

Повествование никуда особенно не движется, голоса и времена смешиваются, читатель уже плохо понимает, где находится и куда его ведут. Наверное, такую книгу очень интересно писать – но как же трудно плутать по этому лабиринту авторских восторгов и ласк.

Книги Текст: Анастасия Сопикова

Старинный рецепт преодоления смерти

Москвиной удалось искусно размыть границы документов, создать сложный, одновременно тонкий и многослойный коллаж, и семейный архив превратился в роман. Вернее, в несколько романов, ведь рождение человека — это результат встречи двух людей, а в их судьбах, в свою очередь, переплетены жизни многих поколений.

Книги Текст: Надежда Каменева

В границах дозволенного

В упоминаемых реалиях художественного мира романа легко угадывается современная российская действительность, но в то же время реальность его оказывается фантастической: герои словно одновременно находятся и в сюжете вечерних новостей, и в художественном пространстве замятинского романа «Мы», и в футуристическом мире братьев Стругацких.

Книги Текст: Мария Михновец

Ласло Краснохоркаи. Сатанинское танго

Эта блестящая книга-притча в духе Кафки и Беккета — первый роман лауреата Букеровской премии, венгерского классика Ласло Краснахоркаи, публикуемый на русском языке.

Обнаженный нерв советской богородицы

Жизнь не исследуется — она сочиняется и «выписывается». Примеров так много, что, кажется, все это просто не может быть случайным. Есть подозрение, что Кузнецов делает это намеренно, транслируя мельчайшие фрагменты литературных и не очень литературных субтрадиций.

Книги Текст: Виталий Паутов

Дмитрий Глуховский. Коллекция рецензия

Автор нашумевшей серии антиутопий «Метро» Дмитрий Глуховский написал роман «Текст» в жанре реализм. Как в тексте сочетаются сиюминутная современность и отсылки к Достоевскому, узнаете из коллекции рецензий журнала «Прочтение».

Павел Басинский. Посмотрите на меня: тайная история Лизы Дьяконовой

Литературовед и писатель, кандидат филологических наук, лауреат премий «Антибукер» и «Большая книга» Павел Басинский на материале «Дневника русской женщины» и архива Дьяконовой построил «невымышленный роман» о судьбе одной из первых русских феминисток, пытавшейся что-то доказать миру.

Это касается всех

Пола Хокинс постоянно меняет рассказчика — история развивается по спирали, затягивая читателя в омут. Это не обычный детектив в том смысле, что здесь нет героя, который двигал бы сюжет, проводя расследование и сопоставляя разные взгляды, — это задача читателя. Каждый персонаж пытается разгадать свою загадку, поднятую со дна души трагедией в Смертельной заводи.

Книги Текст: Александра Першина

Наказание за преступления

К ночи с 21 на 22 июня 1941 года каждый из трех героев подходит в буквальном смысле рука об руку или со своим преступлением, или со своей одержимостью. Для каждого из них финал остается открытым, неясно, что ждет впереди, они не знают еще о начале войны, только слышат ее звуки издалека, не понимая их чудовищного значения.

Книги Текст: Мария Михновец

Королевство кривых зеркал

История семейной катастрофы, почти «Господа Головлевы», написанные в одной из параллельных реальностей. И роли играть здесь будут пара безумных цирковых артистов и их дети — лысая карлица-альбинос Оливия, Артуро с ластами вместо рук и ног, Элли с Ифи, сросшиеся в талии сиамские близняшки, и младшенький Цыпа, с виду совершенно обыкновенный.

Книги Текст: Мария Лебедева

Тьма наступает

Остается загадкой, кого же Сана Валиулина считает тем самым Синей Бородой. Возможно, в обличье этого мужчины должно предстать время, которое становится безжалостным, когда люди про него забывают и пытаются жить сегодняшним днем. Потому что тогда мир может оказаться в стерильном безвременьи, где ценность каждого человека ничтожна.

Книги Текст: Елена Васильева

Сергей Кузнецов. Учитель Дымов

Герои нового романа Сергея Кузнецова «Учитель Дымов», члены одной семьи, делают разный жизненный выбор: естественные науки, йога, журналистика, преподавание. Но что-то объединяет их всех. Женщина, которая их любит? Или страна, где им выпало жить на фоне сменяющихся эпох?

Кража жизни со взломом личности

Глуховский грамотно выстроил повествование: все события кажутся последовательными и логичными, на каждое «доброе утро» найдется свой «привет», — но все-таки писатель, как и все эти горе-мошенники в интернете, посыпался. Но все-таки не выйдет размер в размер влезть в шкуру другого человека и не нарваться на «особые приметы».

Книги Текст: Анастасия Бутина

Памятник неизвестному писателю

Роман задуман как памятник любительскому писательству. Действительно, каждый из нас способен написать хотя бы одну книгу, материалом для которой послужит собственная жизнь. Особенно если автор живет в переломное время и не стесняется говорить о быте. Из быта простых людей и возникают события, история страны.

Книги Текст: Надежда Каменева

Между чудом и катастрофой

В детстве Женечка калечил птиц: отрезал лапки голубям. Деловито, старательно уничтожал то единственное, что связывало птиц с землей. У людей же, напротив, он отнимал нечто, над землей превозносящее. Все его жертвы, как на подбор, не были обычными — каждый чем-то да выделялся, отличался от «человека-женечки».

Книги Текст: Мария Лебедева

Оружие массового поражения

В своих воспоминаниях героиня рассказывает о травматическом состоянии, когда чувство расставания и потери остается с девушкой навсегда, которое позднее станет истоком протеста против чужой воли, определившей ее как «человека пятого сорта второсортной эпохи».

Книги Текст: Виктория Кравцова

Ханна Кралль. Портрет с пулей в челюсти

Ханна Кралль — знаменитая польская писательница. В «Портрете с пулей в челюсти» собрано двадцать текстов, в которых рассказывается о судьбах отдельных людей — жертвы и палача, спасителя и убийцы — во время Второй мировой войны.

Пола Хокинс. В тихом омуте

«В тихом омуте» — это «хичкоковская» проза, кинематографичная, написанная пугающим, эмоционально чутким языком и искусно играющая на самых тонких струнах человеческой души.

Все стерто. Все забыто. Все прощено

В «Книге Балтиморов» Диккер вновь выводит на сцену героя своего нашумевшего бестселлера — молодого писателя Маркуса Гольдмана. Роман представляет собой семейную сагу с элементами детектива. Маркус расследует тайны близких ему людей, не догадываясь о том, что даже в комнате у самых любимых можно найти шкаф с чем-то помимо одежды. Две семьи, три кузена, одна любовь.

Книги Текст: Александра Сырбо

Лусия Берлин. Руководство для домработниц

Лусия Берлин (1936–2004) опубликовала при жизни несколько сборников рассказов. Но настоящее признание пришло к ней только после смерти, в 2015 году, когда она стала литературной сенсацией года и ее книги вошли в списки бестселлеров. И критики, и читатели оценили порой мрачный юмор, открытость и наблюдательность, легкость и естественность стиля. И трезвое, едкое, иногда суровое, но всегда внимательное отношение к миру, где живут медсестры, алкоголики, учителя, наркоманы, онкобольные, и каждый из них интересен Берлин, она готова прислушаться ко всем

В потемках человеческой души

Представленных в этом сборнике произведений вполне достаточно для того, чтобы понять: мы имеем дело не с занятной, не познавательной и ни в коем случае не эпатажной литературой. Автор погружает читателя в мрачную бездну человеческого сознания, в котором торжествуют похоть, алчность, невежество, жестокость, но надежды на возможное очищение не сулит.

Книги Текст: Нонна Музаффарова

Кэтрин Данн. Любовь гика

Книга американской писательницы и журналистки Кэтрин Данн «Любовь гика» была издана еще в 1989 году и  сразу стала бестселлером. Роман, ставший культовым, повествует о владельцах бродячего цирка — семье Биневски. Родители, Ал и Лили, решили поставить на своих детях фармакологический эксперимент, чтобы привлечь внимание зрителей к их «особенностям». На свет появляются сиамские близнецы, играющие на фортепиано, мальчик с ластами вместо конечностей, карлица-альбиноска и золотоволосый красавец, за прекрасной внешностью которого скрывается паранормальный дар.

Ксения Букша. Рамка

«Рамка» — вызывающая социально-политическая сатира, настолько смелая и откровенная, что ее невозможно не заметить. Она сама как будто звенит, проходя сквозь рамку читательского внимания. Не нормальная и не удобная, но смешная до горьких слез — проза о том, что уже стало нормой.

Собиратель осколков

Век обывателей, не терпящих любого отклонения от нормы, принес невообразимое количество смертей. Но речь в этой книге не о войнах, а о трансформации важных категорий человеческого бытия

Книги Текст: Мария Лебедева

Мне не страшно

«Посмотри на него» — большой текст на социально значимую тему, запущенный личной историей. Это не собственно история плюс справочный материал; не сюжет и документы по теме; не основная часть и приложения. Это равноценные главы одного высказывания, одного прямого включения в реальность.

Ольга Славникова. Прыжок в длину

Новый роман лауреата премии «Русский Букер» Ольги Славниковой продолжает традиции магического реализма. Главный герой — спортсмен-юниор, одаренный способностью к краткой левитации. Но один роковой прыжок способен сломать жизнь: вытолкнув соседского мальчика из под колес джипа, он попадает под него сам и... лишается обеих ног.

Жоэль Диккер. Книга Балтиморов

После «Правды о деле Гарри Квеберта», выдержавшей тираж в несколько миллионов и принесшей автору Гран-при Французской академии и Гонкуровскую премию лицеистов, новый роман тридцатилетнего швейцарца Жоэля Диккера сразу занял верхние строчки в рейтингах продаж. В «Книге Балтиморов» Диккер вновь выводит на сцену героя своего нашумевшего бестселлера — молодого писателя Маркуса Гольдмана, который на этот раз расследует тайны близких ему людей.

Сана Валиулина. Не боюсь Cиней бороды

Сана Валиулина родилась в Таллинне, закончила МГУ, с 1989 года живет в Амстердаме. Новый роман «Не боюсь Синей Бороды», написанный одновременно по-голландски и по-русски, — о поколении «детей Брежнева», чье детство и взросление пришлось на эпоху застоя.