Вот Вы какой, мистер Форсайт...

Текст: Данила Рощин

Создатель знаменитых бестселлеров, автор популярных политических детективов, выдержавших не одну экранизацию, тот самый Фредерик Форсайт посетил, наконец, нашу страну. Журнал «Прочтение» не мог пропустить такое событие. Мы встретились с писателем и успели задать ему несколько вопросов.

Данила Рощин (Д. Р.): Фредерик, сюжеты Ваших романов, порожденные авторским воображением, зачастую находят подтверждение в реальности, политические прогнозы сбываются. В чем тут секрет? Это врожденный дар предвидения или талант аналитика?

Фредерик Форсайт (Ф. Ф.): Ну, что касается этого, я ведь не пишу о будущем, действие моих романов происходит в недалеком прошлом. В том прошлом, которое нам всем известно, которое можно изучить. Да, иногда я пытаюсь заглянуть и в будущее, но не очень далеко, обычно речь идет о периоде, может быть, в два-три года. А чтобы представить, что же произойдет в ближайшее время, я возвращаюсь к событиям недавнего прошлого и пытаюсь осмыслить их логику, ведь если у вас имеется ряд А, B, C, то, скорее всего, за ним последует D, E, F. Исходя из этого я и строю свои предположения. Иногда я оказываюсь прав, иногда нет. Когда мои догадки неверны, мои читатели милостиво прощают мне это, когда я оказываюсь прав, они говорят: «Потрясающе!» Но, в любом случае, в этом нет ничего сверхъестественного.

Д. Р.: Прошлый век запомнился великим противостоянием супердержав, эпохой «холодной войны». Сегодня мировое сообщество и спецслужбы практически всех ведущих стран мира заняты противостоянием иного рода. Страх «красной чумы» сменился кошмаром международного терроризма. Как изменилась, на Ваш взгляд, методика работы спецслужб в новом тысячелетии?

Ф. Ф.: Да, все изменилось кардинально. Смысл противостояния эпохи «холодной войны» в противостоянии двух непримиримых философских систем, различных философий жизни. Лидерами этого конфликта были великие государства — США и Советский Союз. Оба лидера имели политических союзников. Оба враждующих блока возглавлялись трезво мыслящими политиками. Это были нормальные, вменяемые люди, и никто из них не хотел умирать.

Сегодня всему цивилизованному миру, и России в том числе, противостоит совершенно иная мировоззренческая модель. Причем она не представлена единым государством или союзом государств. Мы имеем дело скорее с чудовищным набором религиозных предрассудков, в котором отрицается необходимость любви к жизни, да и сама жизнь рассматривается только лишь как некая подготовка к смерти. Требования, выдвигаемые современными террористами, немыслимы и невыполнимы. Видимо, в конце концов они желают одного — восстановления великого Халифата, возникшего когда-то давно после смерти Мухаммеда.

Все это делает ситуацию просто ужасающей. Теперь уже некому позвонить, как это было возможно во времена «холодной войны», и сказать: эй, давай встретимся в Хельсинки и разрешим все наши проблемы. Это невозможно.

Еще большие опасения внушает то обстоятельство, что через пару лет в распоряжении экстремистов может оказаться атомное оружие. При этом они не хотят думать об опасности его применения для человечества в целом. Они заражены идеей смерти. Это делает современную политическую ситуацию гораздо более сложной и опасной, чем в эпоху «холодной войны».

Д. Р.: Хм, мне кажется, что невозможно победить людей, которые стремятся к смерти. И почему, как Вы думаете, эти люди стремятся к ней? Каковы шансы у современных спецслужб выиграть в этой войне?

Ф. Ф.: Все дело в том, что эти люди исповедуют крайне агрессивную религиозную философию. Подобной философии нет ни в индуизме, ни в буддизме, ни у христиан, ни у иудеев. Эта особенность Ислама. Правда, из всех современных мусульман не более 20 % настроены агрессивно. Это как правило те, чьи религиозные наставники говорят, что, мол, настоящая жизнь возможна только после смерти. Ты заслужишь райские наслаждения, только если правильно умрешь, станешь шахидом, мучеником за веру. Они постоянно говорят о мученичестве, любому достаточно взорвать себя и как можно больше неверных, и он станет мучеником. Они учат этому молодых парней и обещают им немедленное попадание в рай, ореол мученика, почет и уважение здесь и в загробной жизни. Для этого нужно только одно — уничтожить вместе с собой столько христиан или евреев, сколько сможешь.

Это не новое явление в истории. Можно вспомнить японских пилотов-камикадзе, которые в 1945-м, защищая родину от врага, шли на смерть, считая своего императора богом. Это было шестьдесят лет назад в совершенно иной политической ситуации. Как ни странно, человеку иногда свойственно стремиться к смерти.

Д. Р.: По мнению некоторых журналистов, современные спецслужбы в бескомпромиссной борьбе с террористами постепенно перенимают их методы работы и способы организации. Они становятся все более и более похожими на своего врага в своих действиях, методике работы. Достаточно вспомнить только израильский Моссад. Вы согласны с этим?

Ф. Ф.: Самое главное для любой разведки — добыть информацию. Для этого существуют различные методы. Возможен механический перехват сведений, подслушивание телефонных переговоров, перехват факсов, скрупулезный анализ нескольких триллионов слов в день. Но возможно и получение информации непосредственно из лагеря врага, совершенно другой способ разведки. Мы можем завербовать кого-либо из врагов для работы на нас. На протяжении «холодной войны» так поступали и русские, и американцы. Обнаруженных в Советском Союзе шпионов перевербовывали для работы на КГБ и так далее.

В современной ситуации трудность заключается в том, что русского, британского или американского агента практически невозможно выдать за мусульманина. Они даже внешне совершенно различны. Поэтому современные спецслужбы ищут молодых арабов, мусульман и пытаются завербовать тех, кто готов к сотрудничеству. Это чрезвычайно сложная задача. Трудно уговорить мусульманина работать против другого мусульманина. Правительства выделяют огромные средства на работу с мусульманской агентурой, но все равно дело движется плохо. У нас не остается выбора.

Д. Р.: Кстати, о видах разведки. Наряду с радиоперехватом и старой доброй агентурной разведкой, в современном мире развиваются новые ее виды, связанные с электроникой и высокими технологиями. В частности, есть мнение, что трагедия 11 сентября произошла из-за того, что Соединенные Штаты финансировали в основном дорогостоящую электронную разведку, развивали новые виды спутникового наблюдения и т. д. Агентурная же сеть была лишена достойного финансирования и не смогла информировать Пентагон своевременно. Так ли это?

Ф. Ф.: Да, это предмет очень серьезной дискуссии в последнее десятилетие. Действительно, американцы, в последние 15 лет стали активно развивать различные виды электронной разведки. Причем двух видов: это спутниковая разведка и использование различных камер, размещенных на беспилотных аэростатах, а также различные методы перехвата электронных сигналов. В настоящее время в Тампе, штат Флорида, находится огромный экран, на который передается информация со спутника-шпиона. Мы можем увидеть на нем, что происходит в Саудовской Аравии. Вот движется автомобиль «тойота-ландкрузер» с двумя членами Аль-Каиды на борту, машина направляется в Ирак. Мы можем нажать на кнопку и прямо из Тампы уничтожить их. Это потрясающе. Но за всей этой поразительной мощью современных технологий мы забываем о простых человеческих возможностях. Этот соблазн использовать дорогие и сверхсложные виды разведки возникает потому, что США имеют огромный бюджет, у нас есть деньги, мы можем себе это позволить.

А вот британская разведка продолжает использовать агентурную сеть. Это особенно актуально в борьбе с таким противником, как Аль-Каида. Ибо их эмиссары не пользуются факсами и телефонами, не говорят по мобильнику, не посылают электронную почту. Они могут пройти много миль пешком, через границы, тайными тропами, например в Пакистан, и передать важное сообщение устно. Это сообщение не сможет перехватить ни один самый дорогой и сверхсовременный спутник. Поэтому старая добрая агентурная работа в наше время снова в чести.

Д. Р.: Скажите, Фредерик, стало быть, Вы не сомневаетесь в  эффективности работы спецслужб? (см. комментарий)

Ф. Ф.: Конечно нет. Вы помните знаменитого разведчика Рихарда Зорге? Он был агентом КГБ в Японии в 1941-м. Именно он передал в Кремль информацию о том, что фашистская Япония не собирается вторгаться в советскую Сибирь. Это позволило Сталину перебросить под Москву сибирские дивизии. Вот почему Москва так и не была взята войсками Вермахта.

Дата публикации:
Категория: Интервью
Теги: 11 сентябряФредерик Форсайт