Сюзи Моргенштерн. Письма о любви от 0 до 10

Текст: Марина Смелкова

  • Перевод с фр. К. Мильчина
  • М.: ОГИ, 2005
  • Переплет, 136 с.
  • 3000 экз.

Учись, сынок!

Как ни парадоксально это звучит, но детские книги последних лет зачастую поражают своей упорной недетскостью. Создается такое впечатление, что авторы просто-напросто не в состоянии разобраться, как пишут литературу про детей и литературу для детей.

И вот книга Сюзи Моргенштерн «Письма о любви от 0 до 10». Название, безусловно, интригующее, и под обложкой ожидаешь найти какую-нибудь «повесть о первой любви». Однако, хотя романтический мотив налицо, после прочтения остается недоумение: так и не ясно, о чем книга, а главное — для кого. Произведение адресовано детям среднего и старшего школьного возраста, а серия носит гордое название «Книжки на вырост». Но весьма сомнительно, чтобы шестнадцатилетних подростков занимали душевные терзания десятилетнего мальчика, их в этом возрасте волнует совсем другое. В то же время десятилетнему ребенку книга, скорее всего, покажется мрачноватой и скучной. К тому же поведение самих десятилетних детей местами вызывает сомнение. Например, шокирует непринужденность, с которой маленькая девочка пьет спиртное и угощает им одноклассника. Шокирует, когда этот самый одноклассник в ответ на вопрос, чем он занимался наедине с девочкой, говорит: «Любовью!» Глядя на женщину, у которой четырнадцать детей, десятилетний мальчик производит моментальную калькуляцию, что бедняжка «была беременной в общей сложности десять с половиной лет и по меньшей мере 56 месяцев из них расхаживала с огромным пузом». Глядя на юную девушку, этот же мальчик отмечает, что ее «груди выставлены вперед, как пушки». (Этих пушек в книгах для взрослых был уже целый арсенал.) И подобного хватает. Не то чтобы эти вещи были страшны сами по себе, но непонятно, зачем они в детской книге?

Сюжет в целом сводится к следующему: Эрнест все десять лет своей бесцветной жизни провел с бабушкой, поскольку мать мальчика умерла сразу после родов, а отец бросил ребенка, когда тому было всего несколько дней. Эрнеста одевают на манер воспитанника английского пансиона, и комната его напоминает то ли тюремную камеру, то ли монастырскую келью. Мальчик одинок и находится в постоянной психологической изоляции: одноклассники его избегают, бабушка практически игнорирует, дома нет ни телефона, ни телевизора. Единственное развлечение составляют ежевечерние попытки расшифровать старое дедушкино письмо с фронта. Однако все меняется, когда в классе Эрнеста появляется новенькая, Виктория. Этой девочке удается сделать его жизнь яркой и насыщенной. В конце концов Эрнест даже находит своего отца, который, оказывается, бросил его только потому, что безумно любил мать мальчика и не знал, как пережить ее смерть. (Логика, конечно же, доступная любому подростку!) Но десять лет прошли недаром, беглый отец успел утешиться и обзавестись новой женой и пятью дочерьми. Предполагается, видимо, что Эрнест в полной мере оценит отцовскую жизненную позицию. Учись, сынок!

Нельзя не признать, что в тексте присутствуют и явно забавные эпизоды. Например, когда Виктория приносит в школу младшего брата, которого не с кем было оставить, и весь урок прячет его под пальто.

Однако и это мало помогает делу. Посредственный перевод и невнимательная работа редактора и корректора смазывают немногие отрадные впечатления. Вот несколько примеров: «Жермена плелась за девочкой, не имея возможности остановить этот стремительный бульдозер»; «Жермена и Бриллианта сидели на своих местах, как два соляных столба»; «Ко всему можно привыкнуть, так и Эрнест очень быстро привык к тому, что он полноправный член общества»; «…он решил постепенно сливаться с коллективом»; «У нас дома вся еда готовится в промышленных масштабах». Такое обилие штампов и несуразиц особенно досадно в детской книжке. И, как будто этого мало, через всю книгу нахально шествует «о’кей», написанный через дефис.

Ну и зачем вы так, уважаемые?

Дата публикации:
Категория: Детская литература
Теги: ДетиИздательство «ОГИ»Сюзи Моргенштерн