Детская литература

Про Щелкунчика и некоторых других

Особый интерес сказок Гофмана, не похожих ни на какие другие, — в причудливом сочетании правды и вымысла. Порой так до конца и не понять — что же происходило в реальности, а что — примерещилось или приснилось. Отсюда и выражение: «— Ну, это просто гофманиада!» Так обозначали нечто уж вовсе выходящее из ряда вон, событие реальное, но, однако, фантастическое по своей необычности. Глава из книги Мариэтты Чудаковой «Не для взрослых. Время читать. Полка третья»

Важен ли цвет шерсти?

Очень правдоподобно описаны любовные отношения между котами и кошками и дружба котов. Оказывается, в кошачьей жизни отлично работают законы человеческого общения. Так что коты тут не принципиальны, но без них политический подтекст вышел бы на первый план, и тогда уже точно книга получилась бы совсем недетской. Реценция Аси Петровой на книгу Евгениоса Тривизаса «Последний черный кот»

Под кроватью

Я был один. Я был совершенно один. Возможно, будь со мной еще кто-нибудь, я бы чувствовал себя куда уверенней там, где сейчас находился. Потому что я находился сейчас под кроватью. Я лежал под кроватью в комнате дома пенсионеров в иерусалимском квартале Бейт а-Керем, со страхом ожидая появления самого страшного из всех страшных хулиганов медицинского факультета знаменитого Гейдельбергского университета, что в Германии. Возможно, все было бы иначе, будь здесь со мной еще кто-нибудь. Отрывок из повести Давида Гроссман «Дуэль»

Рифма в кармане

После того, как я пришла в восторг от сборника Артура Гиваргизова, я решила опробовать его на других людях. Когда я дала книгу десятилетнему ребенку, он не выпускал ее из рук два часа; когда я дала ту же книгу 28-летней девушке-фотографу, она не успокоилась, пока не прочитала все стихи вслух; когда я дала (не поверите!) все ту же книгу 52-летнему музыковеду, он бросил дела и читал и перечитывал ее весь вечер. Рецензия Аси Петровой на книгу Артура Гиваргизова «Как-то я летел с рябины»

Анн Пилишота, Сандрин Вольф. Окса Поллок

Окса остановилась на лестничной клетке их дома и прислушалась. Из-за двери доносились голоса, там явно велась очень серьезная дискуссия. Несколько человек негромко разговаривали, у некоторых это получалось хуже, то есть громче, поскольку обрывки фраз доносились до нее даже через закрытую дверь. Она подошла поближе и заглянула в замочную скважину. Драгомиру с косой, уложенной вокруг головы короной, она узнала со спины. Рядом с ней, застыв в кресле, сидел отец. Отрывок из романа

Собаки детям не игрушки

«Мне бы гораздо больше хотелось иметь собаку, чем жену. Мама, ты не можешь мне подарить щенка?», — говорил Малыш у Астрид Линдгрен. «Мне была нужна собака и одиночество», — пел французский шансонье Лоран Вульзи. «Собака — друг человека», — уверяют все народы мира. Рецензия Аси Петровой на книгу Тамары Николаевой «Собака, у которой не было имени»

Панцирь на вырост

Это уже второй за последнее время детский проект «Самоката», в котором замысел крутится вокруг перевоплощения после смерти. И, кстати, в обоих случаях идея исходит от итальянских писательниц — Анджелы Нанетти и Сильваны Гандольфи. Может, папа Римский спешно принял буддизм, а литература решила его поддержать? Рецензия Аси Петровой на книгу Сильваны Гандольфи «Альдабра. Черепаха, которая любила Шекспира»

Мини-папам большое плавание

Маленькая девочка, от лица которой ведется повествование, наблюдает за ссорой родителей и внезапно обнаруживается, что униженный папа с каждой секундой делается всё меньше и меньше. Поскольку Свен Войе исповедует философию пышного и благоухающего авангарда, папино превращение никого из персонажей особенно не волнует. Все продолжают жить своей жизнью, нисколько не беспокоясь о папе. Тут-то и выясняется, что уменьшенный папа может гораздо больше, чем обычный. Рецензия Аси Петровой на книгу Свена Войе «Как папа стал маленьким»

Манюня — отчаянная девочка, или Как Ба сыну подарок на день рождения искала

Я не открою Америки, если скажу, что любая закаленная тотальным дефицитом советская женщина по навыку выживания могла оставить далеко позади батальон элитных десантников. Закинь ее куда-нибудь в непролазные джунгли, и это еще вопрос, кто бы там быстрее освоился: пока элитные десантники, поигрывая мускулами, пили бы воду из затхлого болота и ужинали ядом гремучей змеи, наша женщина связала бы из подручных средств шалаш, югославскую стенку, телевизор, швейную машинку и села бы строчить сменное обмундирование для всего батальона. Глава из романа Наринэ Абгарян «Манюня пишет фантастичЫскЫй роман»

Урок первый: ты и чудовище

Заметим, что дети менее могущественных богов привлекают внимание чудовищ куда реже, чем отпрыски сильнейших. Конечно, круто, если твой папа — один из главных на Олимпе, но за такое происхождение приходится дорого платить. Лучший пример этого — сам Перси. От отца, бога морей Посейдона, ему досталось много фантастических способностей, но именно это и делает мальчика мишенью для врагов. Так что чем легче узнать в вас полубога, тем тяжелее вам придется. Отрывок из книги Рика Риордана «Перси Джексон. Жестокий мир героев и монстров»

Глупые истории – умные картинки

При желании в этих зарисовках, более напоминающих застывшие кадры, чем живые ситуации, можно, конечно, найти свое очарование, но, во-первых, оно не делает вещи похожими на людей, во-вторых, не придает текстам завершенности. И какой бы славной ни казалась, например, сказка о башмаках, в конце неминуемо задаешься вопросом: «А дальше что?» Рецензия Аси Петровой на книгу Кястутиса Каспаравичюса «Глупые истории»

Ночной столик, детская книжка и Валиум

Извечный спор писателей о том, стоит ли впускать в детскую литературу волшебство, у Ибрагимбекова решается довольно экстравагантным способом. Абсолютно реалистичным героям в абсолютно реалистичной ситуации вдруг сваливается на голову абсолютно... реалистичное, но неожиданное событие. Писатель слово говорит: никакого волшебства, всё по-настоящему, теперь попробуй разберись с этим настоящим! Рецензия Аси Петровой на книгу Максуда Ибрагимбекова «Пусть он останется с нами»

Эдуард Веркин. Друг-Апрель (фрагмент)

Нет таких шариков, которые наводят хорошие сны, это он знал твердо. Нет таких снов, в которых летают. Есть сны, в которых падают, это точно, этого сколько угодно. Она уверяла, что все так и есть и даже одолжила шарик ему на ночь. Он взял и честно закатил его в подушку. В эту ночь ему не приснилось, что он летал, ему приснились медвежата. Они заполнили дом и стали расти и очень быстро, буквально за несколько минут, превратились в медведей. И открыли мясную лавку. Отрывок из романа

Из Ниоткудовска в Никудатьевск

Даже Рине и той стало жутковато. Она жалела, что дала Кузепычу обещание молчать. А не будь этой клятвы — что бы она сказала? «Мы едем в ШНыр!» — «Куда-куда?» — «Да в ШНыр! Это школа ныряльщиков такая, где на лошадях на двушку летают через мертвый мир и достают оттуда закладки!» Отрывок из книги Дмитрия Емца «У входа нет выхода»

Корнелия Функе. Бесшабашный

Листок бумаги, выпавший вдруг из книжки про авиамоторы, Джекоб поднял с пола лишь потому, что ему показалось, будто он исписан отцовским почерком. Однако он сразу понял, что ошибся. Какие-то диковинные значки, формулы, рисунок, нет, скорее даже чертеж с изображением павлина, солнца и двух лун. Чепуховина какая-то. За исключением одногоединственного предложения, которое обнаружилось на обороте. Отрывок из книги

Алексей Олейников. Тайна ледяной химеры

Этот ровный и спокойный голос мог бы принадлежать учителю — мудрому, и немного уставшего от постоянных ошибок своих учеников. Вздохнет такой педагог, поправит очки тонкими пальцами, испачканными мелом, и обернется на класс. Только тонкое, язвительное лицо Эдварда с насмешливыми глазами и злыми складками возле рта совершенно не сочеталось с образом учителя. К тому же учителя обычно не лежат на металлических помостах посреди циркового манежа, и не подбрасывают ногами в воздух юных девушек в серебристом трико. Отрывок из книги

Анджела Нанетти. Мой дедушка был вишней

Теперь о дедушке. Я думаю, он всегда был не таким, как все, — даже когда меня еще не было на свете. Бабушка рассказывала, что он считался са мым красивым мужчиной в деревне и нужно было как следует попотеть, чтобы заполучить его. Но, наверное, она преувеличивала, потому что очень его любила. Глава из книги

2Па: большой и маленький

У Олега Бундура папа оказывается главным персонажем и предстает во всех своих ипостасях: сонный папа, капризный папа, задумчивый папа, рассеянный папа, упрямый папа, папа-сладкоежка, папа-мечтатель и так далее. Рецензия Аси Петровой на книгу Олега Бандура «Как воспитывать папу»

Говард Пайл. Сказки луны

«Двенадцать чудесных историй, по одной на каждый час суток до полудня, проиллюстрированные сказочником Говардом Пайлом и сопровожденные стихами», вдобавок, написанные в самом начале XX века. Парадоксальный синтез европейской и русской фольклорной традиции! Рецензия Ксении Мироник

Мария Парр. Вафельное сердце

Мы, независимо от возраста, зачитывались книгами Туве Янссон, Астрид Линдгрен и Яна Экхольма. Я уже не говорю о том, что Карлсон до сих пор бытует в моем сознании не иначе как идеальный в меру упитанный мужчина средних лет! Рецензия Ксении Мироник

Ирина и Леонид Тюхтяевы. Зоки и Бада

Жил себе тихо мирно в домике возле пруда очень воспитанный и мягкосердечный черный бада. И свалились ему как снег на голову обжористые зоки — «понятия растяжимые», по их собственному признанию... Рецензия Ксении Мироник

Сергей Седов. Сказки детского мира

Очень важно, чтобы иллюстратор детской книги не старался быть насильно «детским». Только так ребенка можно убедить. Это так же, как когда рассказываешь историю — она будет убедительна, только если мы убедимся сами.

Кузькина страничка

Ребята! У нас в редакции лежало много детских книжек, но их было некому читать. У нас все сотрудники — люди серьезные. Филологи, кандидаты наук, друзья филологов, соседи по подъезду кандидатов наук. А главное — все взрослые. А взрослые детские книжки читать не умеют. Они их умеют только писать, да и то не всегда хорошо…

Ян Фалконер. Оливия

Текста в книжке гораздо меньше, чем в этой рецензии. И это правильно. Сказано все, что надо услышать ребенку, чтобы увлечься событиями одного дня из жизни поросенка. Простыми словами, без заискивающей интонации, сюсюканий и заигрываний с ребенком, который хоть и мал, но вкус у ребенка не чета взрослым: всякими постмодернистскими металлоконструкциями и декадентствующей гнильцой детей не обманешь.

Осторожно, психованные родители!

На самом деле я всегда хотела быть такой мамой, как мама Муми-тролля. Но пока не очень получается. В итоге мне приходится радоваться хотя бы тому, что я не слишком похожа на многих мам, которые прочно поселились в современной детской литературе.

Сказка — быль, а в ней намек

Вот в последнем номере «Прочтения» Ксения писала о том, что она своей дочери не даст прочитать последнюю книгу о Гарри Поттере, которая переполнена насилием, неправильными ценностями и разоблачением волшебства.

Наивный Диккенс и кирпичи Мураками

Мир неуловимо меняется, и, несмотря на то, что в масштабах вечности мой возраст — сущая ерунда, мне уже давно кажется, что изменения эти происходят слишком быстро. Так и хочется поймать время за хвост — по-го-ди-и-и, я тебя еще не разглядела.

Тиски родительской любви

Родительская любовь — точно такая же «не картошка», как любая другая. Как только на свет появляется ребенок, его родители автоматически становятся любящими, и неизбежные ошибки можно извинить тем, что «ну все равно, мы же любим своего ребенка».