Живопись, победившая смерть

Текст: Полина Ермакова

Живопись, победившая смерть

Выставка «Otium Ludens. Античные фрески Стабии. Из музеев Италии». 7 декабря 2007 г.— 30 марта 2008 г. Государственный Эрмитаж совместно с Отделом археологического достояния Помпей, Фондом Реставрации Древних Стабий и областью Кампания

«Когда уже не стало богов, и еще не появился Христос,
от Цицерона до Марка Аврелия настал неповторимый момент,
когда человек был один»
Гюстав Флобер

В полдень двадцать четвертого дня августа 79 года не стало Стабий. Исчезли висячие мосты, термы и бассейны, опустилась с неба бездна и залила богов над дворцами, переулки, сады… Пропали Стабии — великий город как будто не существовал на свете.

В полдень двадцать четвертого дня августа 79 года погиб самый известный начальник мизенского флота, подошедший на своем корабле слишком близко к месту катастрофы, чтобы лучше наблюдать грозное явление природы. Боги наказали Плиния Старшего за его любопытство — он отравился серными испарениями.

В полдень двадцать четвертого дня августа 79 года произошло извержение вулкана Везувий.

Стабии периода поздней республики и ранней империи — летняя резиденция римского правительства, самое престижное место отдыха древнеримской элиты. Стабии были не только правительственным водным курортом, но и сценой политических интриг, коварных заговоров и ожесточенной борьбы за власть. В роскошно декорированных и гениально спланированных интерьерах подкупались сенаторы, соблазнялись полководцы и праздновались сиюминутные победы тщеславия. Реконструкции вилл убеждают нас в ничтожности попыток современной крупной буржуазии скрасить свой досуг. Необыкновенная красота и величие вилл сочеталось с кажущейся простотой и уникальной планировкой: каждая вилла располагалась примерно на территории 15 000 м2 и включала в себя многоуровневые термы, огромные внутренние дворы, просторные сады, подземные лабиринты с выходом к морю и, обязательно, шедевры живописи и скульптуры. Произведением искусства являлись и сами виллы: удивительные по красоте и масштабу настенные фрески поражают и сегодняшнего зрителя.

Пепел Везувия сохранил уникальные комплексы настенных росписей роскошных загородных вилл Стабий. Археологи открыли их в XVIII веке почти одновременно с Помпеями и Геркуланумом, но вскоре, по прихоти императора руины были засыпаны, потеряны и вновь открыты лишь в 1950-х. Учитель сельской школы, сторож и безработный автомеханик — вот был первый отряд археологов-энтузиастов, которые возродили поиски Стабий.

Только в Стабиях, в городе неги и роскоши, удалось обнаружить все этапы развития, так называемого, «помпеянского живописного стиля»: от самого раннего «инкрустационного», имитирующего фактуру каменной стены до, сочетающего в себе перспективные построения и орнаментальную декоративность, стиля Клавдия и Нерона. Помпеянский стиль, вошедший в моду в веке девятнадцатом, стал ориентиром для создателя Залов Боспора в Новом Эрмитаже Лео фон Кленце. Но в XX веке его жизнерадостные полосатые стены сначала закрасили угрюмо-зеленым, а потом кроваво-красным. Только сегодня Залам Боспора вернули их первоначальный облик, приурочив это событие к открытию в них одной из самых блестящих выставок последних лет,— выставке «Античные фрески Стабии».

Пожалуй, есть предубеждение к археологическим выставкам: считается, что они могут заинтересовать лишь специалиста археолога, сборщика рухляди или гробокопателя. Если вы считаете также, то это именно тот случай, который вас переубедит. Ничего актуальней придумать невозможно.

В Европе выставки экспонатов, связанных с извержением Везувия декорируют устрашающими объектами: человеческие фигуры, застывшие в лаве, промышленный мусор, отбитые капители. Здесь этих спецэффектов не требуется. Напротив, пространство, созданное музеем уютно, его не хочется покидать, хочется бродить по выставке и тосковать о том золотом веке живописи, по потерянному раю, где обнаженные атлеты прекрасны, леопарды свирепы, нимфы грациозны, а искусство не превратилось в утомляющий парад голых королей, разоблачение которым, увы, не грозит. Живопись Стабии — живопись, предвосхитившая надежды Возрождения, опыты классицизма, сиюминутность импрессионизма, эксперименты с цветом и формой. Порой, даже напрашиваются аналогии с модернистскими экспериментами и супрематизмом, но отметаешь их, не задумываясь: во фресках Стабии не чувствуешь пафоса разрушения, бросания с пароходов, никакой угрозы существующему миропорядку. Напротив, создается ощущение гармонии и покоя.

Отдельно хочется отметить необыкновенный цвет, который так умиротворяюще воздействует на зрителя. Понимаешь, что эта живопись создана для помещений, в которых хочется жить. Сейчас дизайнеры интерьера совсем перестали заботиться о собственно живущих в этом интерьере. Пилы, гвозди и мусор якобы нонконформистского декора, холодный металл хайтека, атмосфера столовой престижной больницы — все это давно уже стало мейнстримом дизайна. Тяга к комфорту признана мещанской и недостойной внимания великих творцов. Между тем, отчетливо понимаешь на эрмитажной выставке, что стремление к уюту, как к одному из проявлений гармонии естественно и благородно.

Удивительно, но живопись I века н. э. кажется актуальней и интересней большинства современных художественных проектов. Живопись Стабии — гимн жизни, красоты и любви, как бы неприлично банально в современном релятивистском болоте это не звучало.

Дата публикации:
Категория: Искусство
Теги: Эрмитаж