Цирк в эпоху постапокалипсиса

Текст: Наталия Соколова

«Три толстяка. Эпизод 1. Восстание»
Сценическая версия театра по мотивам произведений Юрия Олеши
Режиссер-постановщик: Андрей Могучий
Художник-постановщик, художник по костюмам: Александр Шишкин
Композитор: Роман Дубинников
В спектакле заняты: Александр Ронис, Марина Игнатова, Елена Попова, Ирина Патракова, Дмитрий Воробьев, Ольга Ванькова, Виктор Княжев, Ируте Венгалите, Валерий Дегтярь, Анатолий Петров, Аграфена Петровская, Карина Разумовская, Полина Толстун, Александра Магелатова, Рустам Насыров, Виктор Бугаков и другие
Премьера: 24 декабря 2017 г.

На сентябрьской пресс-конференции, предшествовавшей открытию юбилейного 100-го сезона, художественный руководитель БДТ Андрей Могучий анонсировал: премьера его новой постановки — по «Трем толстякам» Юрия Олеши — намечается на начало ноября 2017-го. На деле вышло иначе — позже и более неожиданно. По крайней мере — для зрителей. Теперь вместо одного спектакля им предстоит увидеть театральный сериал длиною в три вечера, причем последняя «серия» в афише пока даже не значится — репетируется. Как и в случае с сериалами, ожидание здесь — обязательная, интригующая часть процесса.

В спектакле «Три толстяка. Эпизод 1. Восстание» Могучий знакомит зрителя с огромным, пестрым, густонаселенным миром, который он, объединив усилия с художником Александром Шишкиным, создал в пространстве БДТ. Именно — в пространстве. Режиссерский размах поражает: постановщик активно использует не только ширину сцены, но и ее глубину и высоту, нередко делая это одновременно, отчего происходящее становится похоже на многофигурную картину, которая включает в себя несколько маленьких сюжетов. Их хочется рассмотреть в деталях — нет, поздно, события стремительно движутся вперед. Но и это еще не все — действие выходит за пределы сцены, заполняет пространство зрительного зала: по проходам носятся стайки быстроногих «Мотыльков знаний» (отряд юных космических разведчиц), а над головами зрителей, спасаясь от преследования властями, отважно шагает революционер-канатоходец Тибул.

О том, как именно Могучий интерпретирует первоисточник, судить по «Восстанию» трудно: в первом спектакле действие трилогии лишь завязывается. Технически бóльшая часть героев «Трех толстяков» на месте, но сама история пересочинена режиссером — с огромной фантазией. На программке — маркировка «12+», но от показной приторности, под которой Юрий Олеша маскировал в детской сказке — антиутопию, здесь, конечно, не осталось и следа: поверх оголенного сюжетного остова Могучий конструирует новую — уже свою собственную — легенду. Жесткую (порой — жуткую), многоцветную и пленительную.

Ее в начале спектакля вкратце рассказывают титры, пущенные на манер культовой заставки из «Звездных войн» (откуда же, конечно, и деление трилогии на эпизоды). Вместо «в далекой-далекой галактике» — еще одна космическая история.

Великое сближение Юпитера с Сатурном, происходящее раз в пятнадцать лет, всегда провоцирует страшные катаклизмы. Во время предыдущего на Землю попал сгусток темной энергии «Т-3» («Три толстяка»), узурпировавший власть и превративший жизнь людей в ад. Чтобы свергнуть правительство «Т-3» и сорвать приближающуюся коронацию «ублюдка с железным сердцем», наследника Тутти (Геннадий Блинов), во время очередного сближения Юпитера и Сатурна поднимается народное восстание — под предводительством канатоходца Тибула (Виктор Княжев). В центре событий оказывается единственный оставшийся на Земле ученый, Гаспар Арнери (Александр Ронис), один из невольных создателей того самого железного сердца, которое вживили в грудь ребенку, чтобы в будущем он стал идеальным правителем. Всезнающие и оттого похожие на мойр, вечно что-то недоговаривающие «Розовые дамы» (Марина Игнатова, Елена Попова и Ирина Патракова), они же — отряд светлой космической энергии, сочиненный Могучим на основе распавшегося натрое образа тетушки Ганимед, — поручают Гаспару Арнери важную миссию. Он может искупить свою вину, если спасет юную циркачку Суок, девушку с красными волосами (Ольга Ванькова).

Если смотреть откуда-то сверху, с позиции демиурга, революционное восстание похоже на карнавал — страшный карнавал смерти, в который, словно в водоворот, затягивает весь предметный мир и самых разных людей. Так и в спектакле Андрея Могучего. Здесь все смешалось: высокое и низкое, комедия и хоррор, древняя магия и грошовые фокусы, военный плакат и антимилитаристский пафос, массивные железные конструкции и разноцветные воздушные шары, солдаты и клоуны. Все два часа, что длится «Восстание», режиссер перемешивает эстетики: драматическое действие перетекает в цирковое, элементы концерта переплетаются с элементами научно-фантастического фильма. Зритель неожиданно то оказывается в положении школьника, слушающего урок, а то и вовсе вспоминает о таком покрытом пылью, но живучем явлении, как «тюзятина» (набившие оскомину приемы из плохих детских спектаклей: например, ничем не мотивированная веселость персонажей). За последнюю в ответе «Мотыльки знаний»: эти пытливые девушки с косичками, напоминающие пламенеющих энтузиазмом пионерок, с визгом врываются в зал БДТ, словно сбежав с детсадовского утренника. На контрасте со сценами восстания, которые подчас выглядят нарочито бутафорски — и оттого не менее жутко, — однообразно бодрая песня «мотыльков», комментирующая и тем самым остраняющая происходящее, кажется особенно зловещей. Благодаря интерпретации событий, исходящей от этих юных и очень непосредственных космических разведчиц, все становится не то смешней — не то страшней. Кажется, режиссер строит весь спектакль на контрасте веселого и жуткого: отличная тому иллюстрация — словно вышедший из какого-то постапокалиптического фильма солдат с громкоговорителем, к которому привязан красный воздушный шарик.

Спектакль Могучего населен огромным количеством персонажей — и все они, что главные, что второстепенные, придуманы виртуозно. Прежде всего — визуально (художником по костюмам также выступил Александр Шишкин). Гаспар Арнери — существо настолько редкое для мира, созданного Могучим, что пиджак героя покрыт паутиной. Акробатка Суок, горячо поддерживающая революцию Тибула, облачена в цирковой костюм, скроенный из советского знамени. Помимо главных героев, в «Восстании» на сцене — целая коллекция ярких набросков, от которых ждешь развития в последующих эпизодах «Трех толстяков»: министр развлечений Раздватрис (Валерий Дегтярь), передвигающийся крадущейся походкой, сверкающий бриллиантами на черных кожаных перчатках и постоянно припудривающий нос кокаином; чопорная и зловещая госпожа Первый правительственный чиновник с длинной русой косой (Ируте Венгалите); существующий в постоянной истерике клоун Зюп, которого Александра Магелатова делает одним из самых запоминающихся образов спектакля; Дева-Смерть (Аграфена Петровская), суровая, точеная фигура в подвенечной фате, вступающая со своей мощной, в стиле фолк-рок, колыбельной всякий раз, когда кто-то умирает.

В спектакле «Три толстяка. Эпизод 1. Восстание» Андрей Могучий открывает перед зрителями огромную, многонаселенную вселенную — параллельный художественный мир, который вместе с тем легко соотнести с нашим, повседневным. Масштабно задуманная, антиутопия Могучего звучит остро, злободневно. Фантазия режиссера увлекает за собой, и хочется скорее узнать, куда она повернет дальше — в следующем эпизоде.

Фотограф: Стас Левшин

Дата публикации:
Категория: Театр
Теги: Андрей МогучийБДТТри толстякаЮрий ОлешаАлександр Шишкин