Третий золотой век

Текст: Элина Войцеховская

Третий золотой век

В Бордо

В 2007 году Бордо вошел в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Тем самым жирная официальная печать пришлепнула длинный список событий и слухов, смысл которых предельно прост: сейчас, в эти дни, Бордо вступает в новую эпоху расцвета — третью в двухтысячелетней истории города. Еще несколько лет тому город не то чтобы пребывал в упадке, но, совершенно очевидно, знавал и лучшие времена.

Напомним, в раннем Средневековье Аквитания была богаче и обширнее Франции, а Бордо, ее столица, была центром трубадурского искусства, а значит, европейской столицей поэзии. От той эпохи в городе остались только готический собор Сент-Андре да несколько пергаментов в городских архивах. Если бы история повернулась чуть-чуть по-другому, если бы Алиенора Аквитанская не вышла замуж прежде за французского короля, а потом за английского, то у Бордо были бы все шансы стать столицей одной из самых крупных европейских стран с государственным языком окситанским. Перейдя под власть Англии, позже Франции, Бордо теряет столичный блеск. Окситанский язык попадает в опалу и забывается, местные жители утрачивают былую жовиальность и становятся угрюмыми провинциалами.

Второй ренессанс — буржуазный — случился в XVII-XVIII веках и связан с колониальной торговлей. Бордо, удобно расположенный на самом западе Европы, стал главным ее портом и сказочно разбогател. В ту эпоху город был полностью перестроен: живописные фахверковые дома без сожаления заменялись новыми, каменными, в стиле барокко. Охраной старины никто не затруднялся: в XVIII веке антиквариат еще не успел войти в моду. В этих-то резных каменных домах, успевших красиво состариться, город продолжает жить до сих пор. Чистый стиль — он-то и примечен ЮНЕСКО. Но вернемся на пару сотен лет назад.

Во время революции Франция потеряла значительную часть колоний, торговля поддерживалась только все возрастающей славой местных вин. Бордо, оставаясь крупным портом, утратил и блеск, и космополитическую живость. Во второй половине XX века, с развитием грузового авиатранспорта, захирел и порт. Вместо колоритных лебедок и доков, вместо тюков с заморским товаром берега Гаронны покрылись свалками и бурьяном. Таким был Бордо еще лет семь назад. И вдруг все изменилось — за что спасибо городским службам.

Свалок больше нет. По садам и променадам прогуливается разномастная и разноязыкая публика. Это значит, что провинциальности пришел конец и опять все флаги в гости будут к нам. К слову, Бордо и Петербург — официальные побратимы и похожи как братья, вплоть до ростральных колонн.

Вхождение в списки ЮНЕСКО явилось катализатором и без того бойко идущего процесса. Крейсер — да, был и он — пришлось, правда, сдать в утиль. Зато освободилось место и в гавань опять заходят трансокеанские корабли. Уже не случайные путешественники, а классические туристические толпы — японские, американские и пр. — отмеривают набережную. Магазины богатеют, витрины блещут. Музеи и концертные залы стараются соответствовать.

На днях выяснилось, что в 2013 году Бордо не быть европейской культурной столицей. Но попадание в шорт-лист кандидатов — уже победа. Бравый мэр, господин Жюппе, поздравил победивший Марсель и заверил, что бордоские переустройства только начались.

Дата публикации:
Категория: Общество
Теги: БордоВ моем городе