Питер Макиннис. Тихие убийцы. Всемирная история ядов и отравителей

Текст: Андрей Степанов

  • Пер. с англ. Вл. Болотникова
  • М.: КоЛибри

С одной стороны — занимательная химия. Атропин — это белладонна, а болиголов — цикута. Ботокс — это яд, милые дамы. Золото не ядовито, но, чтобы его добыть, используют ртуть и цианиды. Вообще же автор придерживается того мнения, что кроме ядов вокруг нас ничего нет, вопрос только — для кого яд и в какой дозе. Кислород — яд для бактерий, ДДТ — для растений, а водка со сморчками — для всего живого. С другой стороны — галерея знаменитых отравителей. От подлой римской бабы Лукусты, помогавшей императорам решать семейные проблемы, — через скучные викторианские убийства (дядюшку стрихнином из-за наследства) — и до современных «докторов смерти». (Нет, про полоний австралиец не пишет — книга вышла раньше; зато переводчик снабдил ее крутым послесловием, из которого следует, что история власти в России — это история отравлений). Наконец, самое интересное: так сказать, междисциплинарные исследования. Например, социология: зависимость эволюции ядов от степени сложности развода в данном обществе. Зоология: в каждом классе животных есть отравители — у всех, кроме птиц. Культурология: натурщица прерафаэлита Д. Г. Россетти принимала мышьяк, чтобы появилась интересная бледность, а особый желтый цвет на картинах Ван Гога объясняется то ли абсентом, то ли дигиталисом. Автор утверждает, что об отравлениях люди помнят лучше и дольше всего. Так что если бы Там Где Надо прочли книгу Макинниса, то наверняка предпочли бы полонию старый добрый ледоруб.

для убийц, наверное

Дата публикации:
Категория: Рецензии
Теги: Издательство «КоЛибри»Питер МакиннисСмерть