Кэтрин Джинкс. Инквизитор (The Inquisitor)

Текст: Виталий Грушко

  • Перевод с англ. К. Ересько
  • М.: Иностранка, 2006
  • Суперобложка, 456 с.
  • ISBN 5-94145-409-0
  • 7000 экз.

Инквизиция с человеческим лицом

Не все золото, что блестит. Эта книга оформлена настолько шикарно, что ее хочется даже не читать, а просто поставить на полку и любоваться ею, как картиной. В этом желании есть своя скрытая логика: зачем читать плохо написанную книгу? А уж если она сверкает, как начищенная кастрюля, давайте будем просто на нее смотреть и радоваться за издательство «Иностранка», которое сулит нам помимо данной книги еще штук шесть, написанных в том же духе и направленных, по-видимому, на заполнение пробелов в образовании ничего не подозревающих читателей.

Судите сами: серия «История в романе» представлена авторами, чьи имена ровным счетом ничего не скажут даже заядлому книголюбителю. Анонсы таковы: Италия, XV век; Франция, XVI век; Франция, XV век; Англия, XIX век и Англия, XVI век. И если книга о Франции XIV века оказалась плоха, то я склонен думать, что большинство других книг окажутся такими же (впрочем, есть вероятность, что своя жемчужина найдется и здесь).

Однако перейдем к делу. Роман Кэтрин Джинкс «Инквизитор» есть не что иное, как детектив, действие которого разворачивается в средневековой Франции. Вроде бы все в этом детективе на месте: загадочное убийство; герой (он-то и является инквизитором), ведущий самостоятельное расследование; десяток персонажей, которые путаются у героя под ногами и ставят ему палки в колеса; и конфликт между героем и католической церковью. В итоге получается сущий кисель. Повествование неоправданно растянуто, к месту и не к месту цитируется Библия, некоторые сюжетные ходы так и не находят своего завершения.

Нет нужды напоминать о знаменитой книге Умберто Эко, стремясь повторить успех которой произведения, подобные «Инквизитору», растут в последнее время, как грибы после дождя. Нет нужды упрекать Джинкс в незнании истории: предметом она владеет блестяще.

Но если роман не получился, значит, так тому и быть. И вот моя главная претензия к автору, который, стремясь сделать свою книгу доступной для современной аудитории, наломал таких дров, что просто за голову хватаешься.

Дело в том, что в романе отсутствует главное: эпоха. Мы понимаем, что дело происходит в XIV веке, только потому, что в книге так написано. Поэтому, когда герои разговаривают и ведут себя так, словно они наши современники, теряешь к написанному всякий интерес.

Вспомним произведения, которые прославили своих авторов тем, что атмосфера Средневековья (или другого времени) была воссоздана в них почти с математической точностью. «Легенда об Уленшпигеле» де Костера, «Андрей Рублев» Тарковского. Эти авторы чувствовали время, о котором говорили, им довелось создать правдоподобные реконструкции описываемых эпох, хотя никто и не возьмется утверждать, будто они на самом деле знали, как там все происходило.

Не знали, но чувствовали.

У Джинкс подобное чувство отсутствует напрочь, а вдобавок ко всему книга просто слабо написана.

И еще. В этой книге инквизиция показана какой-то беззубой. Достаточно сказать, что главный герой, будучи инквизитором, ни разу не применял во время допросов дыбу. Джинкс, конечно, виднее. Она посвятила изучению Средневековья всю свою жизнь. Но у меня тоже есть свои представления об этом времени, и, что бы Джинкс ни написала, я никогда ей не поверю, ибо пишет она неубедительно. Я не верю в инквизицию с человеческим лицом.

Дата публикации:
Категория: Рецензии
Теги: Издательство «Иностранка»Кэтрин ДжинксЭко