Сью Таунсенд. Адриан Моул и оружие массового поражения (Adrian Mole and the Weapons of Mass Destruction)

Текст: Иван Денисов

  • Перевод с англ. И. Алюкова
  • М.: Фантом Пресс, 2006
  • Переплет, 512 с.
  • ISBN 5-86471-403-8
  • 7000 экз.

Счастливые люди не ведут дневников… Зато читают чужие

Адриана Моула вполне можно считать самым интересным героем английской литературы рубежа веков. А его создательницу, Сью Таунсенд, отметить за возрождение популярности жанра юмористического беллетризованного дневника. Подражаний и вариаций на темы записок Моула появилось множество, однако достойной в художественном смысле соперницей Таунсенд стала только другая англичанка, Хелен Филдинг с «Дневниками Бриджит Джонс».

Адриан впервые появился на страницах «Тайного дневника Адриана Моула» в начале 80-х. 13-летний школьник из среднего класса честно и очень смешно повествовал об обычных проблемах неудачливого подростка (борьба с прыщами, первая влюбленность) на фоне сложных отношений эксцентричных родителей и особенностей британского общества времен правления Маргарет Тэтчер. Точность в воспроизведении бытовых деталей, честный (и не очень злой) портрет обычных англичан, юмор — все условия для создания качественной книги были соблюдены. Но главной удачей Таунсенд стал сам Адриан. Наивный, добрый неудачник, в котором едва ли не каждый читатель смог увидеть себя в те самые 13 лет и к которому нельзя не испытывать симпатии. Поэтому успех вызвал целую серию продолжений. И продолжения доказали талант Таунсенд, ее умение не эксплуатировать коммерчески выгодный образ, а искусно, сохраняя свой неповторимый юмор и сочетая его с более драматическими элементами, показать взросление и эволюцию своего героя. Вот и новую книгу следует назвать очередным достижением писательницы.

В «Оружии массового поражения» нашему любимцу уже 35 лет. Он работает в книжном магазине, но не оставил надежд преуспеть на литературном поприще. Правда, не снискав лавров в беллетристике, Моул подумывает сосредоточиться на документальной книге «Слава и безумие», в ходе работы над которой он вступает в уморительную переписку со знаменитостями вроде модели Джордан (доброго Адриана заботит здоровье злоупотребляющей силиконовыми имплантатами красотки) и футболиста Бекхэма (ему Адриан дружески советует подтянуть свой английский). К тому же Моул обживает новую квартиру, морально поддерживает записавшегося в армию сына и подумывает обустроить личную жизнь. Но «все беды мира» не оставляют героя в покое. Неумение пользоваться кредитными карточками вовлекает Адриана в пучины финансового кризиса, новые соседи оказываются довольно вредными личностями (а хуже всех — стая лебедей на близлежащем озере, которыми руководит похожий на актера Гилгуда самец), а случайно встреченная в магазине якобы наивная книгочейка Маргаритка при поддержке сварливых родителей пытается затащить Моула под венец. Да еще в очередной раз помирившиеся родители Адриана всячески смущают автора дневника: перестраивают свинарник под жилой дом, а начавший лысеть папа прикрывает открывшуюся на затылке татуировку «я сбрендил» самыми неподходящими головными уборами.

Не все трудности в жизни Адриана можно описать как комические. В 35 лет суровые реалии жизни не щадят добрых людей. Так что надо помогать слепнущему лучшему другу и постоянно бояться за сына, посланного на войну в Ирак. Тема иракской военной операции и ее влияния на жизнь британцев очень важна для книги. Драматический элемент повествования не мешает общему настроению, а точно его дополняет. При этом талант писательницы не оставит равнодушным любого читателя, вне зависимости от отношения к иракскому конфликту. Растерянность молодых солдат, посланных неизвестно куда и непонятно зачем, очередное разочарование людей во власти, втянувшей страну в новую войну, и, конечно, страх родителей за детей-военнослужащих описаны Таунсенд с присущим ей мастерством, оттого и придают книге необходимую для литературного произведения эмоциональную силу.

Ну а юмор Таунсенд на месте. Смешные бытовые эпизоды вроде схватки вооруженного игрушечным световым мечом Адриана с лебедем-Гилгудом. Забавные истории «на втором плане», например, услышанная героем сага о победе пенсионера над грабителем при помощи огурца. Великолепно выписанные персонажи, окружающие Моула (мои любимые — владелец книжного Карлтон-Хейес, уверенный, что «первых абзацев „Братства кольца“ достаточно, чтобы вызвать рвоту у самого стойкого человека», и его помощник, политически некорректный алкоголик Бернард). Как обычно, гомерически смешная переписка героя со знаменитостями, бюрократами и домочадцами. И, разумеется, непосредственная и порой очень наивная, порой удивительно трезвая оценка Моулом происходящего вокруг. Несмотря ни на что, он сохранил свои лучшие качества и остался таким же симпатичным читателю, как и в самой первой книге серии. Поэтому Таунсенд дарует Адриану хеппи-энд (в отличие, кстати, от предыдущей книги, «Годы капуччино»): проблемы разрешаются, а Моул обретает счастье с красоткой Георгиной (сестрой Маргаритки, между прочим). Хотя даже не это обрадует поклонников серии. Обрадует недвусмысленное обещание, что Адриан Моул снова вернется с очередными дневниками.

Все комические стилизации под подлинные дневники англоязычной литературы XX века невольно соревновались с бесспорным шедевром жанра, «Записками Сэмюэла Марчбэнкса» Робертсона Дейвиса. Превзойти выдающегося канадца никто не смог. Есть вероятность, что в веке XXI его слегка потеснят с пьедестала две замечательные англичанки. Таунсенд свой ход сделала. Чем ответит Филдинг?

Дата публикации:
Категория: Рецензии
Теги: Издательство «Фантом пресс»МоулСью Таунсенд