Алиса Ганиева. Жених и невеста. Коллекция рецензий

 

Алиса Ганиева — молодой, но уже титулованный автор. За ее плечами — премия «Дебют», награды от известных журналов, почетные места в списках литературных премий. Роман «Жених и невеста», опубликованный в 2015 году, заслужил специальный приз жюри «Русского Букера», а также вошел в длинный список «Большой книги».

Уже успевшая получить репутацию автора, в творчестве которого главное место занимает тема Кавказа, Алиса Ганиева не изменила себе и на этот раз. Действие ее нового романа разворачивается в Дагестане. Главные герои, Патимат и Марат, живут в мире, в котором соседствуют традиционный кавказский уклад и современные западные представления. «Жених и невеста» дает почву для рассуждений и об исламе, и о религиозной войне, и о положении женщины в восточном обществе, и о вечном вопросе отцов и детей.

Состоится ли свадьба главных героев, чему на самом деле посвящен роман, каковы особенности стиля молодой писательницы — обо всем этом в коллекции рецензий, собранной «Прочтением».

Александр Котюсов / Волга
Нет ничего случайного в романе Ганиевой. Каждая новая страница убеждает читателя в этом. Свадьба — лишь фон, красивые декорации, в которых разыгрывается реальная, настоящая трагедия. «А что там за контры в поселке между мечетскими? Вроде драка была», — спрашивает Марат в поезде по дороге в родной дом у друга своего детства. Вот! Ставит первую вешку Ганиева! Мы начинаем понимать, что не только и не столько о свадьбе в романе речь. Не о поиске жениха и невесты произведение. Роман о сложной и крайне противоречивой ситуации, сложившейся в поселке, в котором идет война на религиозной почве, война между соседями, различающимися не цветом кожи, не национальностью, не верой даже, а всего лишь нюансами веры.

Валерия Пустовая / Октябрь
Автор не дает играть первую скрипку ни любви, ни власти, не сталкивает личность и общество. Речь скорее идет о проблематичном распределении ответственности между извечными свойствами человеческой природы и социальным порядком, в равной мере отмеченным патриархальной определенностью и актуальным беспределом.

Лев Аннинский / Дружба народов
Алиса Ганиева, наверное, самая известная сегодня писательница нашего Юга. Я допускаю, что тут действует (на меня, во всяком случае) обаяние ее облика на портретах. Но портреты-то действуют — потому что действуют тексты! С первой повести, за которую она получила премию «Дебют» лет пять назад, всякая новая вещь читается... сказал бы: пересказывается, да в том-то и штука, что не пересказывается эта прихотливая вязь повествования, где поступки действующих лиц переплетаются, пересекаются, переворачиваются с такой замысловатостью (не говоря уже об арабских, дагестанских и прочих исламского окраса понятиях и словечках, объясняемых в сносках), что смысл чтения открывается не в распутывании сюжетных узлов (эффектно автором перепутанных), а в общем ощущении реальности, которая предъявляется читателям сквозь этот уникальный калейдоскоп...

Александр Кузьменков / Урал
Место Великого Кавказского Писателя осталось вакантным. То бишь опасным. И кого прикажете назначать? Не Яндарбиева же с «Балладой о Джихаде», в самом-то деле!
Потому Ганиевой охотно прощают все: парализованные фабулы, картонных героев, инкурабельное косноязычие и невыносимое, под стать стуку ходиков, однообразие <...>. Любой опус Ганиевой словно Великим Комбинатором продиктован. В обязательном порядке присутствуют: 1) хинкал, аджика, чуду (пища); 2) никаб, хиджаб (одежда); 3) шайтан (черт); 4)салафиты, шахиды (нехорошие люди); 5) астауперулла, вабабай, ай-уй (выражения) и прочие восточные арабески, достойные «Торжественного комплекта». На публику и рецензентов накатывает потный вал восторга.

Лев Данилкин / Афиша
Молодая — но острая на язык, раз отбреет мало не покажется — писательница продолжает («Салам тебе, Далгат!», «Праздничная гора») исследования причудливого уклада, сложившегося в наши дни на Кавказе — где кого только ни встретишь: и тебе муфтии, и главы инвестфондов, и шахиды, и учительницы русского языка, и что ни персонаж — то потенциальный герой романа, «дерзкая персона с 05 региона».

Олег Демидов / Свободная пресса
Ганиева вообще в этом плане наследует Чехову, у которого где-то меж строк было брошено: «Всё действие веду тихо и мирно, а в конце даю зрителю по морде». Читая роман «Жених и невеста», вы можете пропустить такой сильный удар, что мало не покажется. Нокаут неминуем.

Дата публикации:
Категория: Ремарки
Теги: Алиса ГаниеваЖених и невестаКоллекция рецензий