Отрывки

Полузащитники прав человека

Что же делать? Не давать взяток. Потрудиться взять квитанцию у гаишника и дойти до сберкассы. Нанять адвоката и выиграть суд у налоговой инспекции, вернув потом себе судебные издержки и расходы на оплату услуг юриста. Другого пути нет. Каждый должен начать с себя. А не с Министерства внутренних дел. Проктологи от политики с удовольствием снимут с вас ответственность. Это не вы плохой, это милиционеры плохие. Это они берут взятки. Но гражданская позиция и гражданское общество должны начинаться не с обвинений госструктур, а с четкого понимания того, что без нас, без нашего в этом участия, никакой коррупции не может быть. Отрывок из книги Николая Старикова «Спасение доллара — война»

Алексей Слаповский. Поход на Кремль

И вот началось, как и предсказывали: с одной стороны народ, с другой власть. Убийство милиционером по служебной неосторожности юного поэта и студента обернулось манифестацией. Впереди — мать с убитым сыном на руках. Неожиданно присоединяется похоронная процессия: брат усопшего решил, что покойный достоин лежать на Красной площади — и даже в самом Мавзолее. А тут новый поток: оппозиция возглавила стихийное шествие. Слухи о том, что кладбище на Красной площади открыто для захоронения, направляют туда еще несколько погребальных колонн. Так со всей Москвы на Кремль начинают выдвигаться массы людей, и у каждой группы, у каждого человека своя цель. Власть выставляет сначала милицию и войска, а потом — сама себя... Отрывок из романа

Александр Иличевский. Перс

«Вот едут мимо кладбища. Оно все в свечах, светится и мерцает, будто город вдали. И тут она догадывается: Ашур, сегодня Ашур. В этот день даже младенец должен оказаться на кладбище, чтобы отдать дань предкам и через них — имаму Хусейну. У кладбища толпа людей. Вот два ее ученика... мальчики смотрят на нее и тоже узнают. Один кивает на нее и что-то говорит остальным. Ей страшно — у всех скорбные лица, будто они уже умерли». Отрывок из романа

Владимир Пиштало. Никола Тесла. Портрет среди масок

«Никола гордился тем, что его мама знает так много. Он так и не понял, почему отец злится, когда слышит эти рассказы о мире, полном светящихся душ, где растения так похожи на людей. Тогда он еще не понимал, что эти волшебные рассказы не просто о вилах и растениях, но о богах, которые старше самого Бога». Отрывок из романа

Пол Кемп. Сумерки сгущаются

«Жрец застонал, оставаясь в забытьи. Тогда кормирец похлопал юношу по щекам, и пленник наконец открыл глаза и поднялся. Отступив на несколько шагов, он встал за спиной своих спутников. Затуманенный взор юноши мгновенно прояснился, стоило бедняге увидеть своих мучителей. Он попробовал освободиться от пут, но быстро оставил эту безнадежную затею». Отрывок из романа

А бог хромает?

Несмотря на то, что почти в каждой сцене мы видим, как Хаус страдает от боли (хромота или что-то другое), эта боль является наименее исследован¬ным аспектом сериала, во всяком случае, кроме как в каждой серии длиной в один час, этот аспект нигде не обсуждают. Каково это — жить с постоянной болью? Как эта боль влияет на мыслительную деятельность, настроение, взаимоотношения в обществе? Джеймс Гилмер знает это не понаслышке и показывает нам реальные ситуации, которые помогают лучше понять Хауса и то, как он борется с недугом. Эссе из книги «Загадка доктора Хауса — человека и сериала»

Давид Серван-Шрейбер. Антирак

У меня рак. Впервые мне поставили такой диагноз пятнадцать лет назад. Я прошел обычный курс лечения, и рак на некоторое время отступил, но впоследствии снова вернулся. И тогда я решил изучить все, что можно, чтобы помочь своему телу защититься от этой болезни. На сегодняшний день мне удается сдерживать рост раковой опухоли вот уже в течение семи лет. Авторское предисловие к книге

Шамиль Идиатуллин. СССР™

«Всем, кто давал присягу Советскому Союзу. Всем, кто родился в СССР. Всем, кто был пионером. Всем, кто любит настоящую Родину, ясную звезду и чистое солнце над мирной планетой, а не полосатых кур-мутантов о двух головах. Всем, кто меня слышит». Отрывок из романа

Ален Делон: «И где же можно встретить этих женщин?»

«Как-то на дефиле Унгаро я сидела рядом с Аленом Делоном. Парализованный зрелищем, он смотрел на скольжение этих невероятных созданий: палевый макияж, чуть прикрытая шелком грудь, довольно длинные ступни, невесомые сандалии или туфли на головокружительно высоких каблуках. Девушки равнодушно проходили мимо с безразличной и сомнамбулической элегантностью». Фрагмент из книги Жани Саме «Высокая мода»

Маленькие секреты банкиров

Выйдя из лифта отеля «Нога-Хилтон» на набережной Монблан и сделав несколько шагов, попадаешь в роскошный и одновременно сомнительный бар. Здесь можно встретить и бандитов, одетых, с их точки зрения, как деловые люди, и высокопоставленных функционеров Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН, чья обязанность — бороться с голодом в мире, и пару-тройку изысканных созданий в поисках возможности с выгодой завершить вечер. Глава из книги «Я — аферист. Признания банкира»

Вильгельм Зон. Окончательная реальность

Вот что, юноша, мы направим вас по обмену в Москву, в Западную Москву, разумеется. Будете работать в лаборатории Розенцвейга. Там вы будете заниматься, дорогой мой, серьезнейшим проектом. Думаю, вы и сами понимаете, каким. А называется он... «Буратино». Отрывок из романа

Найл Фергюсон. Восхождение денег

Представьте мир без денег. Уже больше ста лет коммунисты и анархисты спят и видят его в своих снах. Карл Маркс стремился показать, что деньги есть не что иное, как обезличенный честный труд работников, произведших добавленную стоимость, которая затем присваивается капиталистом и «овеществляется» в попытке удовлетворить ненасытную тягу к накоплению. Подобные взгляды на вещи вымирают крайне неохотно. Отрывок из книги

Шмуэль Йосеф Агнон. Вчера-позавчера

«Весь день жители этой земли пашут, и сеют, и жнут, и сажают деревья, и собирают виноград и маслины, и жмут масло, и давят виноград, а с наступлением вечера усаживается каждый под своей лозой и под своей смоковницей, как в раю, и жена, и сыновья, и дочери его сидят вместе с ним и радуются трудам своим и дому своему, а время, прошедшее вдалеке от Эрец Исраэль, вспоминают, как вспоминает человек в счастливые мгновения горькие дни, и наслаждаются вдвойне». Отрывок из романа

Жан-Мари Гюстав Леклезио. Блуждающая звезда

«Ночи были теплые, бархатные. Отовсюду слышалось жужжание насекомых. Вечером шабата звуки аккордеона долетали порывами, как дыхание. После близости я прижимала ухо к груди Жака, слушала, как бьется его сердце. Я думала, что оба мы дети, такие далекие от всего мечтатели. Думала, что так будет вечно». Отрывок из романа

Геннадий Прашкевич. Теория прогресса

«Платные танцплощадки; пионеры с горнами; девушки с веслами; серые бетонные лани; жестяные флюгера над крышами; высокие бревенчатые заборы; утренний туман в огородах над бледными цветочками завязавшейся картошки; клонящиеся за заборами подсолнухи; нежное мычание уходящих на пастбище коров; лужи, голуби...» Отрывок из романа

Шань Са. Четыре жизни ивы

«Дома он первым делом посадил прутики у себя под окном, чем развеселил всех домочадцев. Ему говорили, что ива не приживется, но он никого не слушал. Чун Ян каждый день поливал веточки и не уставал ими любоваться. Ивы пустили корни, на них появились новые листочки. За несколько лет они превратились в высокие деревья с густыми, свисающими до самой земли ветвями». Отрывок из романа

Сюзи Уэлч. 10-10-10. Как управлять собственной жизнью и избавиться от сомнений при принятии сложных решений

Вы не сможете решить дилемму «работа — личная жизнь» даже с помощью метода 10-10-10 до тех пор, пока не определите свои жизненные ценности и их приоритетность. Поскольку равновесие между работой и личной жизнью не более чем миф. Когда эти две стороны жизни вступают в противоречие, вам придется выбирать. Отрывок из книги

Михаил Ковалев. Воины креатива. Главная книга 2008—2012

«Никто и никогда не узнает о мистической встрече пятерых друзей с таинственным монахом на Валааме. Седой старец, бывший когда-то в миру большим ученым, добился управления творческим вдохновением человека. Однажды, во время опытов, он увидел такое, что изменило всю его жизнь». Отрывок из книги

Наталья Калинина. Код Фортуны

Инга с детства обладала острой интуицией, могла предчувствовать события, видела вещие сны. Ее способности заметила бабушка, считавшаяся в поселке, где жила тогда Инга, сильной ворожейкой, и взялась за обучение внучки. Отрывок из романа

Леонардо Падура. Прощай, Хемингуэй

«Сперва он сплюнул, потом выдохнул остатки дыма, застрявшего в легких, и лишь после этого щелчком отправил в воду крошечный окурок сигареты. Жжение в пальцах заставило его опомниться, вернуло в страдающий мир живых, и он подумал, что очень хотел бы понять истинную причину того, почему он оказался здесь, на берегу моря, готовый предпринять непредвиденное путешествие в прошлое». Отрывок из романа

Халльгрим Хельгасон. Советы по домоводству для наемного убийцы

«Моя душа, балканский зверь, жаждет добычи. После трех месяцев без единого выстрела я начинаю лезть на стенку. Мой самый застойный год — 2002-й. Два трупа и один промах. До сих пор переживаю. В нашем деле промах может стоить тебе жизни». Отрывок из романа

Шломо Занд. Кто и как изобрел еврейский народ

Всем израильтянам точно известно, что непосредственно с момента дарования Торы на Синае существует еврейский народ, и что они являются его прямыми и единственными потомками. Они убеждены, что этот народ «вышел» из Египта, захватил и колонизировал «Эрец-Исраэль», которая, как известно, была обещана ему Всевышним, основал величественное царство Давида и Соломона, а затем раскололся пополам и создал два царства — Иудею и Израиль. Отрывок из книги

Григорий Волчек. Дедушка русской авиации

Полторацкий до армии армией не интересовался. Солдатские байки своих великовозрастных сотоварищей пропускал мимо ушей, с военнослужащими контактов не имел, фильмов и телепередач, посвященных армии и флоту, не смотрел из принципа, печатной продукцией аналогичной тематики решительно пренебрегал. Отрывок из романа

Амели Нотомб. Кодекс принца

Если гость, паче чаяния, умрет у вас дома, ни в коем случае не звоните в полицию. Вызовите такси и велите шоферу везти вас в больницу: мол, другу стало плохо. Cмерть констатируют в отделении «Cкорой помощи», и будет кому подтвердить, что больной скончался по дороге. Все чисто, вас оставят в покое. Отрывок из романа

Анри Лёвенбрюк. Бритва Оккама

«Распростертый на дубовом столе, он уже давно не мог пошевелиться. Парализующее вещество, которое ему ввели, оказалось сильнодействующим и необычайно коварным: Кристиан Константен осознавал все, что проделывали с его телом, плотью, головой, но не мог сопротивляться. Он лишился даже возможности выразить охвативший его панический ужас». Отрывок из романа

Бернхард Шлинк. Другой мужчина

«Картина изображала девочку с ящеркой. Они и смотрели друг на друга, и не смотрели, девочка глядела на ящерку мечтательно, а у той глаза были невидящими, блестящими. Поскольку девочка витала в мечтах где-то далеко, она вела себя так тихо, что и ящерка замерла на обломке скалы, к которому полулежа прислонилась девочка. Ящерка застыла с поднятой головкой и высунутым длинным язычком». Отрывок из новеллы «Девочка с ящеркой»

Пиратское фэнтези

«И вот они уже мчатся на полном ходу по гравитационному колодцу курсом на Солнце, и мониторы в машинном отделении, которые капитан Сонг распорядилась держать выключенными большую часть рейда, считая, что салагам, палубным матросам и простым механикам не обязательно знать, куда направляется судно и по какому делу, ожили, вспыхивая один за другим». Отрывок из рассказа Элизабет Бир и Сары Монетт «Буджум» из антологии «Пиратское фэнтези»

Бен Элтон. Номер один

«Несколькими месяцами ранее один из тех задов, который Шайана собиралась надрать, дрожал от ярости. Тот, кому он принадлежал, Кельвин Симмс, с ужасом понял, что его, непревзойденного манипулятора, человека, который с первого взгляда знал о собеседнике больше, чем тот знал о себе, просто поимели. Кельвин всегда считал, что может читать любого человека как открытую книгу. Любого, как теперь оказалось, кроме женщины, на которой он женился». Отрывок из романа

Стейси Шифф. Вера (Миссис Владимир Набоков)

«На третьем году супружеской жизни Владимир в письме матери извиняется, что пишет карандашом: в соседней комнате Вера правит корректуру ручкой, имевшейся у них, судя по всему, в единственном экземпляре. Тридцать пять лет спустя Вера сетует на то же самое. Она-де пишет карандашом, так как ее ручка вечно занята». Вступление к книге

Марина Крамер. Мэри, или Танцы на лезвии

«Его ухаживания доставляли мне одни неприятности — отец, если был трезв, орал не своим голосом, называя меня „подстилкой“ и „бандюковской любовницей“. С чего он взял, что Костя бандит, я не знала, хотя, безусловно, эти разговоры имели под собой почву: такую машину может позволить себе только очень состоятельный человек или тот, кто зарабатывает деньги не на государственной службе». Отрывок из романа