Бернд Бруннер. История рождественской елки

  • Бернд Бруннер. История рождественской елки / Пер. с нем. Е. Зись. — М.: Текст, 2017. – 125 c.

Эта книга Бернда Бруннера состоит из увлекательнейших рассказов о том, как появился обычай ставить на Рождество и Новый год елку — в разное время и в разных странах. Если бы кто-нибудь из читателей увидел самую первую рождественскую елку, он был бы глубоко разочарован, так она не походила на нынешнюю нарядную красавицу, украшенную яркими игрушками, мигающими огоньками, сверкающими звездами и вдобавок необыкновенно приятно пахнущую лесом, зимой — и сказкой. А сколько радости она доставляет
детям! C каким замиранием сердца они ждут сочельника, Нового года! И елка никогда не разочаровывает их — лесная гостья, которая делает наш праздник красивым и радостным.

 

Предмет национальной гордости


Рождественским елкам радовались не только в кругу семьи, они служили и национальным интересам. Во время франко-прусской войны 1870–1871 годов они стояли в лазаретах и военных лагерях. Печенье, украшавшее елки, было сделано в форме Железного креста или имперского орла. В начале XX века появились маленькие стеклянные цепеллины, каски и самолеты, изредка встречались — как бы невероятно это ни звучало — подводные лодки, мины и гранаты. Во время Первой мировой войны было отправлено несколько миллионов рождественских открыток — так называемая почта «патриотического военного Рождества». Сохранились даже фотографии, запечатлевшие простые рождественские елки в окопах. В Англии и скандинавских странах было принято украшать рождественскую елку государственными флажками.

Богатые елки эпохи грюндерства1, вроде тех, что описывал Гуго Эльм, прогрессивные люди XX века считали китчем. Стало модным уделять особое внимание «существенному». Что при этом имелось в виду? Серебристые цветы, серебряный дождь, ледяные шишки, кусочки ваты и белые свечи должны были подчеркивать зимний вид елки. То есть «снежного дерева». Среди прочего использовали гладкие стеклянные нити для птичьих хвостов, на звездах из папье-маше и для нежных крылышек бабочек — говорили о настоящей «белой волне». Одновременно с этим встречались елки, украшенные маленькими экзотическими зверьками, такими, как змейки, рыбки и... крокодилы, а также полными выдумки игрушками в виде музыкальных инструментов, корон или звезд, которые иногда посыпали слюдой или венецианским дождем.

Как ни различны были эти елки в стиле модерн, они выглядели скромнее, изысканнее, а украшения — изящнее.

Во времена национал-социализма елка по-прежнему оставалась в центре рождественских празднеств как в семье, так и на фронте. Украшенная елка для всего мира ассоциировалась с немецким Рождеством, поэтому ее хотели сделать символом мировоззрения. В соответствии с этим немецкая пропаганда стремилась «приделать» елке германские корни и объявить ее прямым потомком мифического древа жизни, чтобы отвлечь от христианского значения праздника. Рождественские игрушки стали
на старинный лад называть «йольскими»: ангелочки, звезды, колокольчики исчезли, вместо них теперь рекламировали шары с древними звериными и растительными сюжетами как «живые древние образы исконного германского знания». Подобные шедевры выпекали из теста и выпиливали лобзиком, но использовали и более скромные украшения: яблоки, свечи, орехи. Для верхушки «вместо безвкусных колокольчиков прошлых лет», как писали тогдашние газеты, рекомендовали свастику или солнечное колесо2. Искажение истории принимало такие гротескные черты, что оспаривалось даже христианское происхождение рождественского дерева. «Насколько мало мы можем себе представить, что даже христианское Рождество с его глубочайшим духовным содержанием восходит якобы к религии, возникшей на Востоке, настолько же мало мы можем поверить, что немецкая рождественская елка может иметь какое-то отношение к яслям в Вифлеемском хлеву» — так в 1937 году писал Фридрих Рем в брошюре «Рождество в контексте немецких обычаев». Под елкой не только пели, но и присягали фюреру. На некоторых елках висели красные шары с надписью «Хайль Гитлер».

Во время нужды или войны люди часто праздновали Рождество без елки. Ее заменяли несколько зеленых веточек, одна свеча или горящая сосновая лучина. Люди были горазды на выдумку. Иногда они делали отверстия в черенке метлы и вставляли туда еловые ветки — так появилась «фальшивая», или искусственная, рождественская елка.

В районах, бедных лесом, например на островах Северного моря, тоже приходилось довольствоваться подобным эрзацем.

Рождественская елка в те времена была не каждому по карману и для небогатых людей оставалась недостижимой мечтой, лишний раз давая им почувствовать свою бедность. Эрих Кестнер советовал просто ходить по улицам, подбирать там все, что относится к Рождеству, и не думать о желанной «елке с лампочками». После войны в Германии было так мало деревьев, что зачастую лишь многодетные семьи получали елку по карточке.

Кроме того, дети из бедных семей любовались наряженными елками в школе и в церкви, а иногда им разрешали помогать разбирать елку. Когда дети уж слишком настойчиво просили елку, случалось, тот или другой отец отправлялся в лес, чтобы принести, а попросту — украсть ее. Вольфдитрих Шнурре в своей трогательной истории «Ель взаймы» рассказывает, как отец с сыном выкапывают голубую ель с клумбы в берлинском районе Фридрихсхайн, чтобы после праздника вернуть ее на место. Но этим история не заканчивается: «Мы и потом часто навещали нашу елку, она снова прижилась. Долгое время на ее ветвях еще висели звезды из станиоля, некоторые продержались даже до весны. Несколько месяцев тому назад я снова ходил посмотреть на нее. Она теперь высокая — с двухэтажный дом — и в обхвате не меньше фабричной
трубы. Странно думать, что когда-то она гостила у нас на кухне».

Елка в обществе потребления

Когда закончилась Вторая мировая война, люди в поисках украшений для елки вначале использовали то, что купили еще до войны. Результат обычно бывал скромным, иногда получалась смесь из старого и нового, но это не все: вскоре появились елочные игрушки необычного вида. Новыми были фигурки из пластика цвета слоновой кости, которые можно было получить в подарок как рекламное приложение. Теперь ветви украшали даже маленькие автомобили.

В ходе экономического чуда и роста потребления открылись новые возможности сбыта товаров, так или иначе связанных с Рождеством, и елка оказалась втянутой в растущий бум потребления. Все чаще рождественские елки, украшенные огоньками, устанавливали на улице — не только во дворах частных домов, но и на городских площадях и в парках. Они блестели и сверкали все четыре недели Адвента — не только как символ Рождества, но и как символ мира.

Когда в 1968 году бунтующее студенчество ополчилось на общество потребления, не пощадили и рождественскую елку. Она воплощала то, что многие тогда называли «рождественским террором». Например, в Стокгольме публично протестовали против
«истерии с елочным дождем» и даже собирались отменить Санта-Клауса.

В 70–80-е годы не только снова вытащили на свет Божий бледнолицых фарфоровых кукол и начали скупать на блошиных рынках всякую бесполезно-очаровательную всячину, но вспомнили о настоящих свечах и простых елочных игрушках ручной работы.

В русле этой моды на ретро возник спрос на натуральные материалы для украшений. Снова в чести гончарная глина, пчелиный воск, солома и дерево. Мода на елочные игрушки изменчива, как и любая мода. То наряжают елки в одном цвете, шарами и лентами, подходящими к внутреннему убранству комнаты. Или все украшения посвящены одной теме: «луна и звезды», «дерево счастья» (с мухоморами), «сказочное дерево» (с соответствующими персонажами и сказочными зверями), «цирковое дерево», «дерево с райскими птицами» или «дерево плодов» (с яблоками, ломтиками апельсинов и орехами); последний вариант явно демонстрирует возвращение к истокам — прекрасное воспоминание о времени, когда рождественские елки украшали преимущественно съедобными предметами.

Когда пора прощаться

Когда с елки осыплется вся хвоя и ее красота безвозвратно исчезнет, от понимания, что ничто не вечно, вначале пропадает даже мысль о скорой весне. В наших широтах должно пройти по крайней мере несколько месяцев, пока появятся первые цветы. Нигде не написано, когда надо выносить елку.

Подходящим днем считается 6 января, Богоявление, в том числе и потому, что к этому времени ель уже начинает осыпаться. Тем не менее известно, что английская королева предпочитает сохранять рождественское убранство до начала весны, однако надо полагать, что ее елку предварительно специально обрабатывают, чтобы та не потеряла своей красоты раньше времени. Эта королевская привычка может быть и воспоминанием о том, что 2 февраля, Сретенье, раньше считалось концом рождественских праздников. В Дании елка иногда получает вторую жизнь — ее «украшают» кольцами из сала и клецками из птичьего корма и выставляют в сад, чтобы и птицы могли порадоваться.

В наше время, когда часто говорят о полезном применении всего на свете, возник вопрос, как можно с толком использовать и «утилизировать» отслужившие свое рождественские елки. Они могут еще пригодиться в ландшафтном деле и при новых посадках, разрыхляя почву и поддерживая тем самым рост новых растений, или могут укреплять дюны, предохраняя новые насыпи от быстрой эрозии. А если опустить их в пруд или озеро, то между отмершими ветвями образуются убежища для рыб, помогая новой жизни. Часто разрубленные ели служат горючим для тепловых электростанций.

Нельзя забывать и о старой пасхальной традиции, когда сжигают остатки елок и других засохших деревьев.

Если рождественская елка стояла в горшке, ее можно снова пересадить в землю.

Правда, тогда надо подождать, пока пройдут последние морозы. И обязательно нужно аккуратно вынимать ель из почвы, не повредив корни.

Для деревьев, которые не успели вовремя продать, есть особое применение. Некоторые зоологические сады кормят ими своих питомцев. Говорят, из-за сладкой смолы хвойные — излюбленное лакомство слонов.  


1 Период экономического развития Германии и Австро-Венгрии в XIX веке до экономического кризиса 1873 г.
2 Древний символ — крест внутри круга.

Дата публикации:
Категория: Отрывки
Теги: Новый годРождествоИздательство ТекстБернд Бруннер