Ариф Алиев. Новая земля

Ариф Алиев

Новая земля

Ариф Алиев — известный российский сценарист, один из создателей таких знаменитых фильмов, как «Кавказский пленник», «Мама», «Монгол», «1612».

За свои киносценарии он удостоен множества наград: Государственной премии РФ, премий «Феликс» Европейской киноакадемии, премии «Ника».

Ариф Алиев — успешный журналист, много писавший в 90-е годы об экспедициях и путешествиях.

Ариф Алиев — прекрасный прозаик, не только великолепно владеющий языком, но и пишущий произведения с несколькими смысловыми слоями, где за динамичным действием и точными описаниями характеров и современных реалий легко разглядеть притчи, помогающие автору по-своему ответить на вопросы о смысле жизни и способах выживания человека в нечеловеческих условиях.

Роман «Новая земля» лег в основу одноименного фильма, поставленного режиссером Александром Мельником в 2008 году.

2013 год. Во всем мире отменена смертная казнь, тюрьмы переполнены, все больше средств требуется для содержания осужденных на пожизненное заключение. Международные организации принимают решение о проведении эксперимента, и Россия предоставляет территорию в недоступном месте, на архипелаге Новая Земля, где обустраивается небольшое поселение со всем необходимым для самостоятельной жизни. На остров вывозят первую группу заключенных из России. Через 20 лет, в 2033 году, каждый сможет подать прошение о помиловании. Но в первый же день начинается резня, в силу вступает закон: «Последний — мертвый».

Книгу на рецензию можно получить:

  • в СПб.: Громыко Арина, тел. +7-964-384-78-43, e-mail: reklama@azbooka.spb.ru;
  • в Москве: Чумичёва Ольга, тел. +7-903-290-09-69, e-mail: pr@azbooka-m.ru.

Отрывок из книги

Сипа — хилый парень с детским лицом, безумными глазами. Он тоже псих депрессивный и опасный, как и все на пожизненном, но мы с ним разговаривали подолгу, он умел говорить, я умел слушать.

Он любил задавать хитрые задачи, которые помнил из книг по занимательной математике, и огорчался, если я мог какую-нибудь решить.

Непосильной для меня оказалась задача про то, как 9 мальчиков и 3 девочки захотели поровну разделить карманные деньги. И равносторонние треугольники я не смог разрезать каждый на 3 части так, чтобы из 6 частей можно было составить квадрат. Я не технарь вообще-то, я филолог по образованию, закончил филологический факультет Ленинградского государственного университета, специализацию проходил на кафедре английской филологии, но прежде поучился недолго в военном авиационном училище, по молодости сбежал от родителей в Краснодар, хотел стать военным летчиком и летать на «МиГах» и «СУ», отчислили со 2-го курса, не прочувствовал романтику уставов, надоело жить в казарме, наряды надоели, собрания, разводы, строевой шаг, и подчиняться я не хотел сержантам и офицерам, знать бы тогда, что буду стоять раскорякой у стены и без разрешения не смогу глаза открыть и рот закрыть, мгновенно буду выполнять приказы, и рефлекс появится на любые внешние шорохи и звуки. Вот так я наказан. Дьявол знает, куда больнее ударить.

А задачу про голодных змей я решил.

Сипа заставил двух одинаковых змей заглатывать друг друга: изо рта одной торчал хвост другой и наоборот. Они непрерывно жрали себя, кольцо сжималось, требовалось ответить на вопрос, чем закончится пожирание. Без рисунка я не сумел бы ответить. Попытался без рисунка, но не сумел. А когда нарисовал поедание поэтапно, разобрался.

Кольцо сжимается и сжимается, животы у змей раздуваются, пока не застревают в их зубастых пастях. Ответ: змеи не смогут сожрать себя полностью, им помешают животы.

Сипа огорчился. Конечно, я решил задачу не как математик, но ответ дал правильный. Математики работают с идеальными объектами, они не рисуют животы, у них круг равномерно уменьшается и на последнем рисунке остаются две змеиные головы, у каждой из пасти торчит минимальный кусочек хвоста, змеи не могут заглатывать себя до тех пор, пока не исчезнут, что-то обязательно останется, а что, математики сказать не могут. Сипа сказал, что так бывает: задача не имеет решения, но имеет ответ.

В июле прошлого года от меня перевели Сипу, и задачи из книг по занимательной математике с тех пор я не решал, но голодных змей помню, им выпала честь стать визуальным образом моего срока: я его жру, он меня жрет, мы жрем друг друга, кольцо уменьшается, а на самом деле бесконечно. В отличие от задачи моя борьба со сроком имеет решение и ответ: смерть. Я умру, и срок кончится.

Дата публикации:
Категория: Новые книги
Теги: Ариф АлиевИздательство «Азбука»