Жертвы неоконченной войны

Наживка

Пи Джей Трейси

Летом 2008 года издательство «Центрполиграф» впервые в России осуществило публикацию романа MONKEYWRENCH, сделавшего знаменитой американскую писательницу Пи Джей Трейси. Произведение в русскоязычном варианте получило заглавие «Смерть online», а читателям был раскрыт секрет авторства: Пи Джей Трейси — псевдоним, избранный для коллективного творчества матери и дочери П. Дж. и Трейси Ламбрехт, первый же результат которого немедленно удостоился признания, многих престижных премий и верхних строчек рейтингов продаж.

В ноябре вышел в свет второй роман Трейси, «Наживка», занявший достойное место в популярной серии «Top Thriller» наряду с другими мировыми бестселлерами зарубежных мастеров остросюжетной прозы, где конкуренция сложилась более чем суровая.

Местом действия в «Наживке» вновь стала Миннесота, которую в апреле вдруг постигли необычные, аномальные погодные явления. На смену обильным холодным ливням пришел летний зной, и «ошеломленная растительность бесстыдно вспыхнула зеленым неоном». Жара совпала с уик-эндом, и горожане, скинув теплую одежду, устремились возделывать свои садики и клумбы, загорать и жарить барбекю. Подобное желание испытал и матерый детектив Магоцци, доставая заржавевший мангал, когда ему по телефону сообщили об очередном убийстве: на исходе ночи на пороге своей теплицы был найден застреленным всеми уважаемый престарелый Мори Гилберт. С того момента выстрелы в теплой, объятой весенним цветением Миннесоте звучали с устрашающей периодичностью. За одни сутки кроме Гилберта были застрелены старушка Роза Клебер и такой же «божий одуванчик» Бен Шулер. Общим для всех них помимо преклонного возраста, является то, что все они бывшие узники концлагерей, жертвы холокоста, евреи, никогда не посещавшие синагогу, но неустанно творившие добрые поступки, чем и снискали хорошую репутацию. Убийства могли бы сложиться в серию, если бы в те же сутки жертвой преступления не стал другой старик: Арлен Фишер, лютеранин, чье убийство никак не вписывается в логику истребления евреев, более того, оно выглядело подобным казни. Фишера сначала обездвижили выстрелами, обагрили кровью всю его квартиру, а затем привязали колючей проволокой к железнодорожному полотну, чтобы состав размазал его по рельсам. «Повсюду среди людей обретают истинные чудовища!»

Время действия, соответствующее времени расследования преступлений, в романе «Наживка» предельно коротко — оно занимает всего несколько жарких апрельских дней, сменившихся неумолимыми, как возмездие, очистительными и яростными вспышками торнадо. Однако не существует таких погодных, природных стихий, которые смогли бы смыть былые грехи и свершить возмездие. Хрупкую юную девушку Лили в Освенциме регулярно подвергали подобию пыток — закапывали ей в глаза химикаты. Чудом выжив, она провела всю оставшуюся жизнь полуслепой, едва различая очертания предметов сквозь толстые линзы очков, но никому никогда не жаловалась, не рассказывала о причине недуга. И ее сокамерники не жаловались, они просто преисполнились решения отомстить и посвятили этому решению свою жизнь.

В истории о выстрелах в Миннесоте нет правых, нет виноватых, -и убийцы, и мишени есть жертвы неоконченной войны. Уцелевшие после концлагерей узники осваивали новые способы жизни, новые профессии, чтобы представиться обществу нормальными, «натурализовавшимися». Но грань между нормой и отклонением так деликатна и тонка, что не знаешь, где рванет замшелая бомба фашизма!

Дата публикации:
Категория: Новые книги
Теги: Издательство «Центрполиграф»