# Издательство «Гелеос»

Рей Кимура. Бабочка на ветру

Очень скоро она начала терять уважение к мужчинам, убедившись, что даже самые знатные и могущественные из них делались игрушками в руках гейш. Но наутро, когда действие саке, которым их столь усердно потчевали, испарялось, они вновь превращались в надменных, высокомерных и отсылали гейш, а те с поклонами, смиренно пятились прочь. Ночь за ночью она наблюдала эту завораживающую игру со сменой ролей. Отрывок из романа

Рей Кимура. Бабочка на ветру

Япония. 1856 год. Разлученная с возлюбленным, героиня книги Окити против своей воли становится любовницей американского дипломата.

Ночная радуга

Это и в самом деле была другая машина, огромная, плоская, с низкой кабиной. Восемь выпуклых мощных колес держали платформообразное тело машины, а на платформе лежала короткая, толстая, на двух круглых шарнирах стрела. В низкой кабине зажегся свет, привлекая Картона. Сердце забилось — Картон подошел. В кабине сидел пожилой человек, борода лопатой. Рассказ из книги Андрея Бычкова «Нано и порно»

Тапирчик

Разве в любви бывает стыдно и разве любовь не излечивает? Разве в ней не равны и боги, и цари, и простые смертные, жалкие карьеристы, иногда еще смотрящие подпольно возвышенное кино, а зарабатывающие, увы, ентим тухлым постмодернизмом, раз за это платят баксами из-за океана, слабый-слабый несчастный профессор, а ведь я Твоя Весна, и только мы с тобой знаем имя художника, что пишется через два эль и через два тэ, две буквы, тайное удвоение мира, неужели ты не догадался, что я здесь неслучайно, ведь и ты мучаешься этим вопросом: где она, любовь, или нет ее, или только секс, который можно купить за деньги? Рассказ из книги Андрея Бычкова «Нано и порно»

Исчезнувшая цивилизация

Охваченный страхом, я почувствовал искушение повернуть назад, спуститься вниз, вернуться домой. И забыть. Но я остался на месте, очарованный каким-то странным ощущением — своеобразным величием, которое было в этих изображениях несмотря на их отталкивающий вида. Эти мерзкие создания казались настолько отличными от всего, что нам знакомо. От всего, что мы способны вообразить. Рассказ из сборника Бернара Вербера «Рай на заказ»

На берегу Босфора

Среди красавиц Нового Рима блондинки — редкость, а эта девушка — блондинка с золотистыми волосами, ясными голубыми глазами и ярким румянцем, как пламя заливавшим ее щечки. Фигура стройная, статная, с великолепно развитым бюстом, несколько приподнятыми плечами и крепкими, мускулистыми руками. Вся она дышала не только красотой и молодостью, но совсем несвойственной женщинам юга физической мощью, разлитой во всех движениях и придававшей ей какой-то самоуверенный вид. Отрывок из романа Александра Красницкого «Гроза византии»

Дмитрий Грунюшкин. Банк гарантирует

Сейф, который занимал всю заднюю часть кузова фургона, плотно набит инкассаторскими мешками с деньгами. Сколько их там, во всем экипаже знал только дядя Митя, но пытать его на этот счет бесполезно — инструкции он блюл свято. Даже по не самому опытному взгляду Ашота, там гораздо больше ста миллионов рублей. Но за время работы в СОПе он привык видеть в своем грузе именно груз, и ничего более. Зарплату он получал на карточку. А это разве деньги? Их же нельзя потратить, значит, никакие это не деньги. Отрывок из романа

Семён Лопато. Ракетная рапсодия

Сергей вздохнул. В это утро ему ничего не хотелось, но нельзя было позволить себе поддаваться оцепенению. Век и тысячелетие двигались к концу. Вновь пододвинув тетрадь и пробормотав вполголоса бессмертные слова основательно подзабытого за последние годы Егора Кузьмича Лигачева «чертовски хочется работать», Сергей стал энергично продолжать преобразования. Отрывок из романа, продолжение

Семён Лопато. Ракетная рапсодия

Сергей вздохнул. В это утро ему ничего не хотелось, но нельзя было позволить себе поддаваться оцепенению. Век и тысячелетие двигались к концу. Вновь пододвинув тетрадь и пробормотав вполголоса бессмертные слова основательно подзабытого за последние годы Егора Кузьмича Лигачева «чертовски хочется работать», Сергей стал энергично продолжать преобразования. Отрывок из романа

Джеймс Аллен. Шумахер. Номер 1

«Михаэля отличают дотошность, трудолюбие и дисциплинированность — черты, которым не дано завоевывать сердца. А ко всему этому Шумахеру свойственны беспощадность и способность сдерживать эмоции. Он отказывается проявлять человеческие качества, которые, как утверждают близкие ему люди, на самом деле исключительны». Авторское вступление к книге

Проказник становится воплощением далай-ламы

«Отношение окружающих резко переменилось. Незнакомые стали меня сторониться. Дети рвались со мной играть, а родители запрещали им подходить ко мне близко. При этом лично для меня все осталось как раньше. Странно, но именно так оно и было». Глава из биографии Далай-ламы XIV

Максим Шаттам. Кровь времени

«В заключение позвольте заверить Вас, что машина времени действительно существует. Это магия слова, и она есть на самом деле, даже в наш век сомнений. Вот ключ к истории, которую я собираюсь поведать. Приятного чтения...» Авторское предисловие к книге и пролог

Бернар Вербер. Новая энциклопедия относительного и абсолютного знания

«Не нужно думать о цели. Думать нужно только о движении вперед. Двигаться вперед и корректировать маршрут в зависимости от новых обстоятельств. Именно так, думая только о самом движении вперед, мы достигаем цели или даже оставляем ее далеко позади». 4 из 384 энциклопедических истин.

Гийом Мюссо. После…

«Медленно поглаживая короткую бородку, посетитель впился в адвоката пронизывающим взором. Как только взгляды их встретились, Натану стало плохо — дыхание участилось, мгновенно потемнело в глазах...» Отрывок из романа

Ян де л’Экоте. История Портоса, королевского мушкетёра

— Как зовут тебя, Голиаф?
Отчего я ответил «Портос», и по сей день не знаю. Думаю, имя гиганта Голиафа навело меня на мысль о портике, а слово «портик», не являясь именем, созвучно порто, или портвейну, знаменитому иностранному вину. Вот и остановил моментально свой выбор на Портосе, что в моем мозгу было как-то связано с Аквитанией, от которой недалеко до Португалии.
Отрывок из романа

Константин Протасов. Человек Вспоминающий

«В жизни его другие приоритеты. Рурт будет править своей страной и сделает все на ее благо. Так, как велят сердце и разум, наполненные заботой о благополучии родного народа. А еще он будет любить девушку по имени...». Читайте первую главу из романа

Дж. Р. Морингер. Нежный бар

«Наверное, моя любимая история про бар Стива — это история про человека, который нашел туда дорогу, сбежав из ближайшей психушки. Никто не бросал на него косые взгляды. Никто не спрашивал, кто он такой, почему одет в пижаму и почему у него такой безумный блеск в глазах. Толпа посетителей бара просто приняла его в свои объятия, они рассказывали ему анекдоты и целый день приносили выпивку. Единственной причиной, по которой его все-таки попросили уйти, стало то, что он неожиданно и без всякого очевидного повода снял штаны». Отрывок из романа

Дж. Р. Морингер. Нежный бар

Автобиография американского журналиста, лауреата Пулитцеровской премии, корреспондента «Лос-Анджелес Таймс»