Позитивный Вербер

Текст: Люба Голубева

Бернард Вербер часто во сне видит себя птицей, однако из всех животных он хотел бы стать дельфином. Недавно французский писатель посетил Петербург в связи с презентацией своих новых романов «Звездная бабочка» и «Дыхание богов». На встрече в «Буквоеде» он обменивался положительной энергией с сотней своих почитателей, а «Прочтению» рассказал о том, какие вопросы не стоит задавать женщинам

Героями Ваших книг часто становятся животные или насекомые. Если бы Вы были животным, кто бы это был?

Думаю, это был бы дельфин, потому что это животное может видеть в трех направлениях: вперед, назад и по сторонам. При этом дельфины очень умные: они могут вступать в коммуникацию, способны воспринимать человеческие голоса. Понимаю, что я не оригинален в своем желании, но тем не менее из всех животных я бы выбрал именно дельфина.

Можете рассказать о своих снах? Что Вам чаще всего снится?

Вообще, или что мне приснилось этой ночью? (Смеется.) Сон — важная штука в моей жизни — ведь это то, по сути, что я описываю. Но я часто не запоминаю свои сны. Вот сегодняшний и вчерашний — я совсем не помню. Часто снятся сны, в которых я могу летать. Вот один мне очень хорошо запомнился. Все происходило в Париже. У меня за спиной было что-то похожее на крылья. Во сне я был очень серьезный и почему-то немного грустный. Я никак не мог остановиться, я все время летел, и все время, каждую минуту делал движения - такие махательные — будто крыльями.

То есть Вам приснилось, что Вы — человек, но с крыльями?

Да, я был обычным человеком, только мои руки были похожи на крылья, и я мог делать такие движения — как птицы делают, — и я мог подняться в небо.

А Вы помните свою первую любовь?

Да. (Очень смущенно.) Да-да. Это было... она была еврейкой. Ее звали Катрин. И мы плавали недалеко от Синая, а потом сбежали в Египет — тоже купаться. И когда вернулись, узнали, что нас давно ищут — все наши перепуганные родные. А потом — мы влюбились друг в друга окончательно и встречались года два.

Я знаю, что в детстве Вы очень хорошо рисовали. Вы не пробовали проиллюстрировать свои книги?

Ой, нет! Я недостаточно хорошо для этого рисую. Нет, конечно, как-то я пытался сделать нечто похожее. Даже больше — я делал, но хороших среди тех картинок были одна-две и обчелся. Это была какая-то непрофессиональная деятельность. Мне бы стоило потренироваться перед тем, как начать практиковать подобное.

А в какие игры Вы любили играть, когда были маленьким мальчиком?

Шахматы. Я — как ребенок буржуазных родителей — играл в шахматы. Я достаточно рано научился шахматной игре. Отец был моим учителем и часто вечерами составлял мне партию.

Какое из научных изобретений Вас поразило или до сих пор поражает?

Ну, если говорить о каких-то там важных изобретениях, мне бы стоило, наверно, упомянуть полет на Луну. Но если выбирать из обычных, повседневных вещей: лично для меня — это компьютер. Я редко расстаюсь с ним. Я правильно ответил? Нет? А вообще, все техническое — это не главное. Самое важное, чем обладает человек, — это его мозг. И огромная работа над собственной мыслью. Когда человек изобретает какую-нибудь жжужалку, он может пойти по двум путям: убить кого-нибудь этой штуковиной, а может с ее помощью построить, к примеру, дом. Важно правильно выбрать, как ты будешь использовать свое изобретение. Любое техническое достижение не есть движение к Абсолюту. Лишь человеческая мысль способна что-то изменить.

О чем бы Вы никогда не стали разговаривать с женщинами?

Очевидно, Вы интересуетесь десятью вопросами, которые я бы никогда не задал женщине? Я когда-то давно размещал их на своем сайте. Как-то в одном из интервью меня спрашивали об этом — я написал десять ответов. Может, Вам хватит одного вопроса? (Смеется. Продолжительное молчание.)

Классически и повсеместно запрещены вопросы о возрасте женщины.

Ну, я думал об этом, но хочется подобрать вариант получше. Все равно, рано или поздно я поинтересуюсь возрастом женщины — чего уж там! Вообще, мне сложно ответить на Ваш вопрос, потому что в нем содержится негативная форма глагола. А я вот предпочитаю позитив, собственно, поэтому мне непросто отыскать ответ сейчас. Любое общение с людьми должно нести только позитивную энергию, и если таковая возникает в момент общения, то она способна родить какой-то союз, какое-то новое дело и вообще — просто хорошее общение, — поэтому я избегаю употреблять в своей речи отрицательные формы, не разговариваю на какие-то неприятные темы. Постарайтесь задать тот же самый вопрос о женщинах, но иначе. Давайте переформулируйте его, избегая там всякие «не». Не создавайте мне проблему.

Хорошо. Я постараюсь. Какие вопросы Вы любите задавать женщинам?

Вот уже лучше! Наверно, это вопрос — любит ли она готовить?

А почему именно этот, а не другой?

Потому что человек, который любит готовить, - любит жизнь, любит любовь, поэтому мне нравятся женщины (да кто угодно), которые обожают готовить!

Дата публикации:
Категория: Интервью
Теги: Бернард Вербер