Даниил Гранин. Коллекция рецензий

Сегодня ушел из жизни Даниил Гранин – писатель-фронтовик, автор художественных и документальных романов, общественный деятель. Он прожил почти столетие, и вместе с ним ушла целая эпоха. В память о выдающемся литераторе и человеке «Прочтение» публикует коллекцию рецензий на его произведения.

Николай Крыщук / Звезда

О прозе Даниила Гранина

В прозе Гранина, со дня написания которой прошло тридцать, сорок и пятьдесят, чувствуется, по выражению Пастернака, подхват времени. Дело не только в уровне цен, условиях быта, одежде, стилистике застолий и служебных отношений, но и в литературно-идеологической, эстетической конъюнктуре, которая в советских условиях являлась еще и конъюнктурой политической. Писатель должен был вписаться в одну из ее клеточек, тематических прежде всего. Паустовский и Юрий Казаков шли за певцов природы, Белов и Астафьев за деревенщиков, Юрий Трифонов отвечал за городскую гуманитарную интеллигенцию, Шукшин нес сермяжную, нервную, крестьянскую правду новоустроенного горожанина. И так далее. Все они вытарчивались из клеточек, потому и были востребованы читателем и в той же мере вызывали настороженность у властей.

Анна Рябчикова / Прочтение

  • А. Адамович, Д. Гранин. Блокадная книга. — СПб.: Издательская группа «Лениздат», «Команда А», 2013. — 544 с. 

Сорок лет назад истории нескольких сотен блокадников были перенесены на бумагу Алесем Адамовичем и Даниилом Граниным. Стереотипное представление о блокаде как о героической эпопее сопровождалось в то время массовым беспамятством, намеренным забвением цены победы, фальсификацией числа погибших горожан. Под флагом милосердия к душевным ранам советского народа об ужасах войны не говорили. Табу подверглась и история 29-ти месяцев невыносимых испытаний. Этот заговор молчания подспудно поддерживался властью с 1948 года, когда первые страницы были вшиты в «Ленинградское дело» — плод кощунственной ревности Кремля к славе города-мученика.

Александр Мелихов / Знамя

  • Даниил Гранин. Мой лейтенант. — М.: ОЛМА Медиа Групп, 2012.

Книга Гранина настолько насыщена сильным и значительным материалом, что в ней почти невозможно выделить главное — пересказать пришлось бы все. И действующие лица в ней абсолютно живые и при этом настолько мощные, что хочется поспорить со словами Даниила Александровича, которые он произнес на презентации своей книги в Петербургском университете профсоюзов: в тех частях, в которых ему пришлось воевать, героев не было, войну выиграли солдаты, а не герои, — на мой штатский взгляд, героями были почти все, о ком он пишет. Да, они не совершали «штучных» подвигов, не бросались в одиночку под танк или на амбразуру, но они в совершенно нечеловеческих условиях, месяцами, а то и годами сохраняли решимость — мы, нынешние, можем взирать на них лишь с трепетным изумлением: богатыри, не мы...

Лазарь Лазарев / Знамя

  • Даниил Гранин. Вечера с Петром Великим. Сообщения и свидетельства господина М. — СПб.: Историческая иллюстрация, 2000. — 432 с.

Новая книга Гранина представляет собой сплав документальности и художественности — стоит сказать и о том, что в этом направлении он двигался давно, наверное, читатели вспомнят «Клавдию Вилор», «Зубра», «Блокадную книгу» (созданную в соавторстве с Алесем Адамовичем). Однако это не беллетризованный исторический очерк. Беллетристика присутствует в книге Гранина лишь в качестве обрамления и перебивок исторического повествования. Ей, беллетристике, поручено изображение современности. Все тут просто, вполне обыденно, ни скелетов в тайниках, ни призраков.

Ким Смирнов / Новая газета

  • Даниил Гранин. Мой лейтенант. — М.: ОЛМА Медиа Групп, 2012.

На книжных прилавках появился новый роман Даниила Гранина «Мой лейтенант», достойный занять место в ряду самых честных и мудрых книг о войне — «В окопах Сталинграда», «Живые и мертвые», «Жизнь и судьба», «Прокляты и убиты». Но то, что сейчас пишу — не рецензия. Это дело профессиональных критиков, и первые рецензии в печати уже появляются. А у меня просто — как на душу легло — несколько личных воспоминаний, ума отнюдь не холодных, близких к сердцу, наблюдений и этого самого сердца горестных замет, что родились по прочтении новых гранинских страниц.

Василий Костырко / ЖЗ

  • Даниил Гранин. Возвращение. Рассказ. — «Звезда». — 2017. — № 3.

Даниил Гранин едва ли не единственный из писателей-ветеранов, пишущих о войне до сих пор. В этом случае предельно ценны детали, отсылающие к опыту, которого ни у кого больше не осталось. Современные телеактрисы, которые с раздутыми от силикона губами в меру режиссерского или даже собственного понимания изображают перед камерами бесстрашных партизанок, это уже явно про что-то другое. Рассказ Даниила Гранина возвращает нас в одну из бесконечных блокадных зим. Неприметный техник-артиллерист, горожанин, в прошлом определенно штатский, о котором мало что известно, ну, кроме того, что он не годится для разведки, неожиданно берется захватить языка.

Фото на обложке статьи: Денис Несмеянов

Дата публикации:
Категория: Ремарки
Теги: Даниил ГранинЗвездаКоллекция рецензийНовая ГазетаПрочтениеЗнамя