Конец фильма

Текст: Екатерина Александрова

Конец фильма

В Нью-Йорке

Три недели назад я летела в Нью-Йорк и думала попасть в известный фильм, где главная героиня пишет колонку в газету, вокруг нее много захватывающих событий, а также мужчина, который сводит ее с ума. Все составляющие присутствуют, но кино выходит другое и совсем не про меня.

У меня впереди — год учебы и магистерская диссертация. Но пока я налаживаю быт. Помогает Остин — сосед и первый человек, которого я тут встретила: подходила к будущему дому, а он стоял на балконе и поливал цветы. Остину скоро 20, он из Невады, дважды был женат (как и многие жители Рино — там брак, который длился меньше трех недель, можно без последствий отменить). Он студент и великий художник — «Крик» недавно нарисовал мунковский и несколько приличных вангоговских полотен. Он сам платит за учебу, поэтому экономит на всем остальном. Иногда утром мы ходим за мебелью: смотрим по улицам Бронкса, кто что выставил за ненадобностью. У меня уже есть полки, стол, кровать, а в гостиную мы притащили кожаный диван. Вдвоем. Во мне 50 килограммов — с одеждой если, в нем - от силы 55, в диване, думаю, примерно столько же.

В свободное время Остин меня развлекает. Водил в музей Метрополитен. 10 студенческих долларов за вход не платили. Поднялись на лифте на второй этаж сувенирного магазина, свернули налево — и вышли прямо в современное искусство. За три часа пробежали все залы и один служебный коридор. Потом вкусно обедали dirty-water-dog за 2 доллара — это самый дешевый хот-дог у Центрального парка; если заглянуть в тазик, из которого достают сосиски, то вода там грязнющая. Потому и название.

Вечерами я учусь. Мой кампус — самый красивый в городе, тут часто кино снимают. Есть бесплатные спортзал и бассейн, только они закрываются рано, после занятий никак не успеть. Но Остин взломал дверь в техническую комнату, и теперь мы можем купаться и прыгать с вышек в любое время ночи. А после хорошо гулять — рядом зоопарк и Ботанический сад. Цветы у нас на балконе — оттуда. А еще две пальмы. Одна — совсем огромная. Остин и сам не понимает, как ее украл и донес. В прошлом году они с другом пытались стащить из зоопарка обезьянку, чтобы вместо собачки была, даже умудрились в клетке спрятаться, но пришла охрана, стали убегать через вольер с морскими котиками, котики стали кусаться — в общем, ноги унесли, а обезьянку нет. Зато все получилось с содержимым нашего бара - летом угнали лодку, которая должна была подвезти напитки к вечеринке.

На днях Остин подсчитал, что не сможет оплатить университет, а родители снова отказали в помощи: отец считает, что высшее образование ему не нужно. Поэтому он подстриг себя маникюрными ножницами и записался на военный курс при университете. Если сдаст спортивные нормативы, то по контракту армия оплатит его учебу, а потом призовет служить на 4 года или оставит на 7 — в запасе. Три раза в неделю он встает в 6 утра, тренируется, потом бежит на занятия, потом берется дорисовывать воздушные шары на голубом небе, потом ложится спать. На большее сил нет. Мы живем в соседних комнатах, но почти перестали видеться. Впрочем, дом наш уже полностью обставлен, бассейн обещают перевести на круглосуточную работу, а у меня появились друзья постарше. Наверное, скоро начнется какое-то другое кино.

Дата публикации:
Категория: Общество
Теги: В моем городеНью-Йоркучеба