Расширение пространства борьбы

Текст: Софья Чуйкина

Расширение пространства борьбы

Я одна… Кто я?

Откроем дневник весьма симпатичной молодой особы. Она пишет: «Я одна, и мне это нравится. Только в одиночестве я могу продуктивно и творчески работать». И действительно, живет она прекрасно — работает, развлекается, путешествует, переживает краткосрочные любовные истории. Но все же она не может не искать оправданий для своего одиночества — иначе стала бы она размышлять об этом в дневнике?

А вот другой персонаж — журналистка. Ей не занимать храбрости и стойкости духа, когда она ведет репортаж из «горячих» точек. А в атмосфере более расслабленной ведет себя менее уверенно. Внимание мужчин ее стесняет. На работе журналистка очень независима. Но это оборачивается для нее слабостью — она чувствует себя защищенной только тогда, когда экипирована камерой и микрофоном. Когда же она встречает интересного мужчину, то попадает в зависимость, становится слабой и мнительной, представляет его с другой, удручает неуместными вопросами и несвоевременными телефонными звонками. Разрыв приносит ей чувство облегчения. Она понимает, что предпочитает воображать своего возлюбленного, а не общаться с ним.

Далее перед нами деловая дама, юрист. Маникюр, макияж, каблуки и все такое прочее — во всех отношениях привлекательная леди. Оказывается, ее проблема в том, что поскольку у нее нет бойфренда, то уикенд превращается в пытку. Если она стоит в очереди в кинотеатр, ей кажется, что все вокруг только о том и думают, что вот, мол, она одна пришла.

Еще одна бизнес-леди. Насилу выпуталась из несложившихся семейных отношений: «При разводе с мужем вот что я выслушивала: И как же ты одна с ребенком? Детям нужен отец. Так и будешь одна, пока молодая, срочно ищи мужа. Лучше с мужчиной жить, чем одной. Единицам пришло в голову сказать: это твой выбор. Многие не верят, что сейчас я более счастлива, чем когда жила в „семье“».

А эта девушка — грантовый интеллектуал. Она ездит по миру. То в Берлин, то в Париж, а то в Хельсинки. Иногда заедет на пару-тройку месяцев домой в Питер, заскучает и снова куда-то направляется. Сидит в самолете и думает: «Что же я все время куда-то лечу, еду. Сидела бы себе дома, разводила бы аквариумных рыбок». Но ведь рыбок надо кормить. От этой мысли она быстро трезвеет, вспоминает, сколько дел не сделано, и принимается за них. Вроде бы возлюбленный у нее есть где-то на другом конце света, но никто его никогда не видел. Иными словами, он не очень сильно отвлекает ее от поисков… себя? смысла? счастья?

Проблема отсутствия второй половины в равной мере затрагивает и мужчин и женщин, но сложившийся стереотип, с которым по-прежнему ассоциируется нехватка любви, — это заплаканная женщина, как в песне Окуджавы: «Девушка плачет — жениха все нет… Женщина плачет — муж ушел к другой. Плачет старуха — мало пожила». Эта вечная тема женского страдания в современном обществе приобрела новое измерение, потому что, в отличие от плача вдов и бесприданниц предыдущих эпох, сегодня одиночество нередко становится сознательным выбором, не теряя при этом своего трагического оттенка.

Говоря о «сознательном выборе одиночества», я, разумеется, не имею в виду то, что современные женщины стремятся прожить всю жизнь одни.

Они предпочитают долго искать подходящего партнера, они могут себе позволить этот поиск, а найдя искомое, не всегда идут по проторенному веками пути к известному хеппи-энду.

Так или иначе, социологические исследования показывают, что на протяжении своей биографии современная женщина проводит значительно больше лет в свободном полете, чем это было раньше.

Феномен беспартнерства становится все более распространенным как в европейских странах, так и в России. Французский социолог Жан-Клод Кауфман, автор книги «Одинокая женщина и прекрасный принц», проанализировал письма, присланные в редакцию журнала «Мари Клер», и поставил диагноз этому новому явлению. Оказалось, что образ любви стал привлекательнее любви реальной. Иначе говоря, некоторые женщины предпочитают виртуального (или реального, но редко появляющегося) партнера обычному мужу.

Причина этого в том, что любовь все чаще конкурирует со свободой. Причем свободу все понимают по-разному.

Кто-то боится потерять возможность профессиональной самореализации, связав себя узами серьезных отношений, кому-то по сердцу путешествия, кому-то -сексуальные эксперименты, кто-то просто не готов заботиться о других. Но не стоит думать, что мысли о свободе свойственны лишь карьеристкам, феминисткам и интеллектуалкам. Есть свободно парящие девушки, а есть и спокойные дамы, равнодушные к работе, с ленцой, ценящие досуг. Для них свобода может воплощаться в том, чтобы в выходной день вставать когда хочется и предаваться вполне невинным порокам, например есть шоколад и смотреть сериалы в свое удовольствие. Парадоксально, но факт. Трудно себе представить, что серьезные отношения с мужчиной могут помешать есть шоколад, но для некоторых людей, как выясняется, возможность «отдыхать так, как хочется», не выслушивая ничьих комментариев, становится весомым аргументом для того, чтобы продлить прекрасный момент жизни, как говорят французы, en solo.

Кино и секс-индустрия поспевают за потребностями одиноких девушек. Кроме разного рода игрушек для интимного пользования, появляются аксессуары нового типа, призванные обеспечить гордой даме полный телесный комфорт. Например, японцы создали специальную подушку в форме мужского плеча, чтобы, закрыв глаза, можно было вообразить себе того, кого душа просит.

Конечно же, в вопросах одиночества, как и во всех других, проявляют себя социальные и классовые различия. Чтобы наладить автономную красивую жизнь с подушками и игрушками, нужно обладать немалыми средствами и иметь идеи по поводу того, куда направить свою энергию. Отметим банальный факт, что люди, имеющие средства и вращающиеся «в определенных кругах», могут насладиться свободой в полной мере, тогда как для большинства эта «свобода» оказывается совершенно, извините за выражение, невыгодной.

Союз одинокой женщины с воображаемым прекрасным принцем превратился из сказки в статистически ощутимую реальность. По мере того как поменялся образ женской привлекательности, эволюционировав от плавной клуши к эмансипированной менеджерице, тема беспартнерства вышла из серой зоны необсуждаемых тем. Масштаб этого явления подтверждает растущее число посвященных ему литературных произведений и экранизаций. В 2004 году Эльфрида Елинек, автор знаменитой «Пианистки», награждена Нобелевской премией по литературе. «Дневник Бриджит Джонс» Хелен Филдинг имел международный успех. И тому подобное.

Разумеется, социологи уже заинтересовались тем, от чего и куда бегут люди, не создающие серьезных отношений. Главной проблемой является отождествление образа Любви с образом Семьи, весьма замшелым и не столь уж привлекательным, который продолжает существовать лишь потому, что его вроде бы нечем заменить. Естественно, что все пытаются втиснуться в традиционные рамки, но эти последние стали уже слишком узки и непрактичны, и поэтому мужчины и женщины бесконечно экспериментируют, стараясь организовать свою жизнь наиболее удобным и приемлемым образом.

Однако это не так-то просто, все попытки разбиваются о косность семейных структур, которые, оказывается, весьма сложно перестроить. Например, социологические исследования показывают: многие мужчины теоретически согласны с тем, что домашние обязанности должны разделяться между мужем и женой поровну, поскольку оба работают, но на практике мужчины уклоняются от домашних обязанностей, уменьшая возможность самореализации своей подруги. Прекрасно зная, что их ждет, женщины с амбициями откладывают начало семейной жизни.

Одиночество современных женщин объясняется, в числе прочего, нежеланием заменить драматургию свободного полета обыденностью семейных будней.

Так или иначе, ясно одно — обаятельная творческая женщина, которая находится в бесконечном поиске Любви, стала эпической героиней современной жизни и, рискну сказать, бесстрашным рыцарем, прокладывающим путь в общество будущего.
 

Кто виноват и что делать?

Как быть тем, кто очень страдает от отсутствия Большой Любви? Кто виноват? Что делать?

Всемирно известный социолог Ульрик Бек и не менее знаменитый писатель Мишель Уэльбек продвигают в своих произведениях идею о том, что ситуация в личной жизни людей сравнима с ситуацией на рынке труда. На это намекает название первого романа Уэльбека, «Расширение пространства борьбы». Его герой говорит о том, что в современном обществе человек оценивается по двум шкалам -социального успеха и сексуального. И, как показывает пример героя, глубоко несчастного успешного профессионала, можно находиться высоко по одной шкале и низко по другой.

Констатировав наличие подавленного (и, как мы покажем ниже, эксплуатируемого) класса нового типа, Уэльбек начинает изучать эту ситуацию, и в своих последующих романах он уже намечает возможности для бунта сексуально угнетенных. Отметим, что почувствовать себя частью угнетаемого слоя для многих одиноких людей крайне сложно потому, что нередко в своей профессиональной и социальной жизни в целом они находятся достаточно высоко и они привыкли считать себя успешными. Тем не менее ощущение коллективности проблемы — это, вероятно, первый шаг к тому, чтобы ее решить.

Ульрик Бек в «Обществе риска» намекает на аналогию между нескладываю-щейся личной жизнью и безработицей, прилагая классовые схемы к изучению личных драм. Когда человек оказывается безработным, он нередко обвиняет себя в том, что у него недостаточно много энергии, не слишком хорошее CV, недостаточный уровень знания английского языка, низкая квалификация. Но понимание функционирования социальных структур показывает, что дело не в этом… Когда человек (особенно если это женщина) оказывается невостребованным в личных отношениях, он также обвиняет сам себя и думает, что лицом не вышел, недостаточно хорошо одет и прочее. На этом убеждении кормится индустрия салонов красоты, диет, глянцевых журналов, телеканалов, для которых одинокие люди, считающие себя ответственными за свое одиночество, представляют армию клиентов. Клиентами являются также и те, кто боится одиночества. Сила убеждения этой индустрии оказывается столь сильна, что некоторые наивные девушки готовы истратить целое состояние, чтобы изменить форму носа, разумеется, без каких-либо прекрасных последствий для личной жизни. Трудно переоценить влияние разного рода реклам и ток-шоу, которые квалифицируют нас определенным образом, заносят нас в категории, дают советы. Хотим мы этого или нет, это формирует наше мировоззрение, наше отношение к себе.

Поэтому осознание себя частью угнетенного слоя, который реально оценивает перспективы борьбы против стереотипов и против манипуляций, важно и для экономии наших средств, и для того, чтобы не поддаваться на уловки эксплуататоров, паразитирующих на наших проблемах. В вопросах любви ответственность общества всегда затушевывается и отодвигается на задний план. Пришло время осознать, что, если человек живет один, это не значит, что он плох, это значит, он отторгает институт совместной жизни в той форме, в которой он предлагается. Он не обретает партнера не из-за формы носа и не из-за сложного характера, а потому, что предлагаемые формы жизни не подходят ему. Сколько бы ни наставляли на путь истинный отдельных людей и сколько бы они сами ни страдали от своей личной ситуации, они уже хотят жить по существующим правилам. Им нужно пойти дальше, преобразовать свою проблему в инструмент борьбы и протестовать, активно отторгать несущиеся отовсюду ценные советы и стереотипы, прокладывая себе и своим коллегам по ситуации путь в светлое будущее.
 

Самореализация

Кто же подорвал сильные позиции института семьи? Одним из врагов семьи оказалась, как ни парадоксально, идея прогресса, используемая политиками и работодателями и нашедшая весьма курьезное выражение в сфере личной жизни.

Модернизация индустриального общества привела к появлению модернистского субъекта, для которого главное — саморазвитие, самореализация, то есть прогресс отдельной личности. Личность стала стремиться к прогрессу так же, как к нему стремится общество в целом. Для модернистского субъекта этика ответственности перед близкими людьми заменяется этикой мотивации. Он чувствует себя обязанным постоянно расти и двигаться вперед. Такого человека притягивают другие люди, которые могут способствовать его личному росту. Разрыв дружбы или других отношений наступает тогда, когда другой человек (партнер) перестает способствовать личностному росту, и модернистский субъект идет дальше, находя новых партнеров по саморазвитию. Ограничения на пути к личному прогрессу представляются сегодня главным недостатком отношений, который нужно преодолевать. Кто из нас еще не слышал историю про разрыв с партнером, который «перестал развиваться»? Пусть даже многие женщины, находясь под влиянием традиционных воззрений, готовы пожертвовать личным прогрессом ради отношений с возлюбленным и ради семьи, на это часто не готовы пойти мужчины. Ко всему прочему, мир изменился настолько, что в современном обществе мощная женская личность, взращенная в процессе самореализации, оказывается в гораздо более выгодном положении, чем личность, склонная к растворению себя в другом человеке или склонная выражать себя посредством других людей (мужа и детей).

Идеальный модернистский субъект ни к кому и ни к чему не привязан, он свободен и мобилен. Однако эта легкость бытия может обернуться другим. Разочаровавшись, человек пытается отринуть свой рационализм, обрести прочные основания, привязанности, первичные связи, веру в судьбу.

Наше общество характеризуется якобы возможностью свободно выбирать все, и человека оценивают по этому выбору. Однако утверждаемая свобода выбора на самом деле иллюзорна. Давление на личность, оказываемое, с одной стороны, традиционалистскими представлениями и пыльными семейными структурами, а с другой стороны, постоянной оценкой индивидуального выбора, сделанного человеком в личной и профессиональной жизни, зачастую непереносимо. В ответ на это давление (пост-)модернистский субъект, который по определению оптимистичен и реальное видение заменяет на перспективное, начинает предпочитать воображаемого партнера реальному. Ибо реальный постоянный партнер, являясь зеркалом человека, показывает его истинное лицо, истинный статус и способности.

В конечном итоге такое положение может оказаться более выгодным для женщин, чем для мужчин. Очередное великое изобретение человечества, in vitro (оплодотворение вне живого организма), несомненно, внесет свой вклад в хаос любви. Это изобретение впервые в истории создает ситуацию, в которой женщина, если захочет, может полностью обойтись без мужчины. В свою очередь, это помещает мужчину в ситуацию, когда его права, обязанности и статус будут постепенно пересматриваться. Поэтому если ХХ век ознаменовался феминизмами, то XXI век, по всей вероятности, будет ознаменован мужскими движениями за свои права. Мужчина будет все больше терять свою традиционную роль, и в конечном итоге рухнут последние стереотипы, доставшиеся нам от предшествующих веков.

Хорошо это или плохо, покажет время.

Дата публикации:
Категория: Общество
Теги: Любовь