Я. М. Сенькин-Толстый. Фердинанд, или Новый Радищев

Текст: Андрей Степанов

Сенькин-Толстый Я. М.

Фердинанд, или Новый Радищев

М.: НЛО

Кто ездил по Псковщине, скажем, до Пушкинских Гор, наверняка дивился тамошним названиям, от которых так и веет древними поверьями: Щирск, Хредино, Карачуницы, Пожеревицы, Малая Губа, Лысые Мухи, Козюлькины Горбы... Вот по этим местам и проехался некто Сенькин-Толстый, ироничный всезнайка, игривый Радищев, знаток протоскобарских мифов и местных спиртосодержащих жидкостей. Впрочем, никакой он не Сенькин. То, что книгу написал профессиональный историк, ясно уже с первых страниц, а потом по намекам можно даже догадаться, кто именно. Вы его знаете. Подсказка: самый талантливый человек из всех, кого показывают по телевизору. Нет, не на Первом, конечно. Вот он из студенческих капустников и профессорских шуток, из исторических анекдотов и заветных сказок, из лесковского «Левши» и салтыковского Глупова, из детских садистских стишков и взрослых застольных баек, из холодных наблюдений и горестных замет сотворил Слово Живое, одну из самых смешных и грустных книг последнего времени. В ней — древняя, водкой политая и мифами взошедшая Псковская земля. Над оной землей бьются драконы и летают секретные коньки-горбунки, под ней гудит пьяная Валгалла, а по ней ходит Веселый Скобарь — ходит, кишки поджомши, кажет миру единственный клык, ест срулет с узюмом, дыхает перегаром и орет во все едало: «Жалаем ня брать!» — «что в переводе со скобарского на московский означает полное отсутствие всяческого желания что-то делать (предпринимать)». Этот гуманоид, твердо знающий, что земля плоская, жену следует бить, а голосовать надо за Жириновского, — ваш современник и сосед. Знакомьтесь.

для столичных жителей

Дата публикации:
Категория: Рецензии
Теги: Издательство «НЛО»