Томас Булфинч. Средневековые легенды и предания о рыцарях

Текст: Данила Рощин

  • Перевод с англ. К. Лукьяненко
  • Екатеринбург: У-Фактория, 2006
  • Суперобложка, 528 с.
  • ISBN 5-9757-0068-X
  • 10 000 экз.

Мифы Томаса Булфинча

Американский прозаик Томас Булфинч писал в те благодатные времена, когда отец и сын Черепановы еще только внедряли свое изобретение, братья Люмьер играли в детские игрушки, а братья Райт еще не родились, — то есть во второй трети XIX столетия*. В те стародавние времена имена Пендрагона, Ланселота или загадочной Фата-Морганы были известны только специалистам по истории Англии. Для рядового читателя они почти ничего не значили. Нет, конечно, подлинные ценители литературы были знакомы с произведениями Шекспира и Мильтона, которых вдохновляла эта самая английская история. Но не более того. Не более.

Дело в том, что образованные люди из приличного общества в то время получали классическое образование, узнавали историю Одиссея из первоисточника, могли припомнить имена всех двенадцати Цезарей и не путали Ахиллеса с Апеллесом. Меднозвенящая цицероновская латынь для тогдашних любителей книги являлась нудной школьной обыденностью, а вот турниры, джостры, любовные страдания юных дамуазо и бесконечные поиски Святого Грааля — манящей экзотикой. Сейчас такое трудно себе представить, но, тем не менее, все было именно так.

Отважный рыцарь пера Томас Булфинч решил исправить эту вопиющую несправедливость и познакомить европейскую и американскую публику с романтическими преданиями Старого света — противопоставить могучий Эскалибур непробиваемому щиту Ахилла, пересказать обывателю в легкой и общедоступной форме легенды о короле Артуре и короле Шарлемане**. И, надо признать, он со своей задачей справился.

Булфинч подошел к делу и как талантливый рассказчик, и как серьезный ученый. Он сумел увлекательно, простым и доступным языком пересказать мифологическую историю Европы и одновременно с этим рассмотреть известные исторические источники, причем с критической точки зрения. Объединив сюжеты, рассказанные Гальфридом Монмутским и Томасом Мэлори, которые вошли в сокровищницу мировой литературы и поэзии благодаря Вальтеру Скотту и Лонгфелло, американский популяризатор написал книгу, способную увлечь как десятилетнего ребенка, так и маститого ученого преклонных годов. Это по-настоящему феноменально. Такое вообще происходит не часто.

Труд ученого-просветителя неблагодарен по определению. Если Специалист, как известно, подобен флюсу, в основном, своей односторонностью, то Популяризатор чего бы то ни было подобен канатоходцу, работающему без страховки. Балансируя между академической глубиной и прозрачной демократической доходчивостью, он рискует завалиться на сторону. Либо впасть в занудство, либо скатиться до уровня анекдотов и пошлых историй. Разница между упрощением и профанацией чрезвычайно тонка, но она есть. Авторы популярной научной литературы должны чувствовать ее так же, как идущий под куполом цирка трюкач чувствует кончиками пальцев тонкий канат. Внимательный читатель не простит такому автору ни единой ошибки. В случае фактических неточностей или путаницы ученый муж запишет популяризатора в шарлатаны; с другой стороны, перегруженный цифрами и непонятными словами текст досужий читатель сочтет оскорблением. Да, тяжел лавровый венок просветителя.

Но, несмотря на все превратности популяризаторства, это занятие остается одним из самых притягательных для смелых писателей и талантливых ученых. Мировая книжная культура знает множество славных авторов, среди которых Альфред Брем и Тимофей Николаевич Грановский, Айзек Азимов и Яков Перельман. Таких умелых рассказчиков одновременно и много, и мало. Этих любителей своего опасного ремесла для каждой отдельно взятой эпохи всегда недостаточно. Имя Томаса Булфинча стоит в одном ряду с ними. Его «Средневековые легенды и предания о рыцарях» — блестящий образец популярной и в то же время вполне научной литературы.

Его книгой зачитываются и будут зачитываться самые отчаянные любители приключений. Он расскажет этим фанатичным поклонникам сюжета множество интересных исторических подробностей и сведений из истории языка. Незаметно. На ухо.

А если дотошный историк, спрягая гамлетовский глагол в прошедшем времени, направит его против писателя: «Было или не было? Был или не был?», Булфинч, как всякий умелый фехтовальщик, обойдет этот выпад, оставив его за скобками и ускользнув в область чистой литературы. Ведь для настоящего писателя этот вопрос не так уж важен. Читатель многое простит ему за красоту рассказа.

Даже в XXI столетии, во времена тотального господства фэнтези над умами любителей развлекательной литературы, книга Томаса Булфинча не выглядит замшелым анахронизмом. Сегодня о короле Артуре и рыцарях Круглого стола написаны десятки книг, снято множество фильмов, имена Мерлина и королевы Гиневры использованы в сотнях фэнтезийных романов. Куда же дальше? Что еще можно добавить к этому? Зачем нам нужна еще одна книга? Однако, возможно, благодаря своей легкой точности и эстетически грациозной ненавязчивости, а, может, еще проще — благодаря таланту создавшего ее автора, она все-таки способна снова увлечь нас историей, казалось бы давно известной и много раз пересказанной.

* Томас Булфинч (1796—1867); Черепанов Ефим Алексеевич (1774—1842), Черепанов Мирон Ефимович (1803—1849); Луис Жан Люмьер (1864—1948), Огюст Луи Мари Николя Люмьер (1862—1954); Вилбур Райт (1867—1912), Орвиль Райт (1871—1948)

** Король Шарлемань (Charlemagne) — традиционное французское прочтение латинской формы имени Карла Великого (Carolus Magnus)

Дата публикации:
Категория: Рецензии
Теги: Издательство «У-Фактория»рыцариТомас Булфинч