Эльфрида Елинек. Дети мертвых

Текст: Виталий Грушко

  • Пер. с нем. Т. Набатниковой
  • СПб.: Амфора, 2006
  • Переплет, 622 с.
  • ISBN 5-367-00046-0 (рус.)
  • ISBN 3-499-22161-6 (нем.)
  • Тираж: 25 000 экз.

В этом романе нет ни одного диалога. Сюжет запутан — сквозь изощренный текст приходится продираться. Но это роскошный роман, написанный мастером. Его надо читать вдумчиво, не торопясь, смакуя каждое слово. Такой подход продиктован нервной, но в то же время скрупулезной манерой повествования, внушительным объемом романа и его резкой «непохожестью» ни на одно значительное литературное произведение, написанное прежде.

Роман называется «Дети мертвых», на первой же странице автор благодарит за помощь исследователя сатанизма Йозефа Дворака, а из аннотации мы узнаем, что, «смешавшись с группой отдыхающих австрийского пансионата, трое живых мертвецов пытаются вернуться в реальную жизнь». Но «Дети мертвых» — это вовсе не «страшилка». Елинек мыслит слишком нестандартно, чтобы ее текст мог всерьез кого-нибудь напугать. Роман можно назвать жестким, жестоким, но отнюдь не страшным.

Кто же главные герои этого странного произведения? Чей голос здесь доминирует? Голос мертвецов? Нет, мертвецы находятся под надежной опекой автора, который видит каждый их шаг, слышит каждый их вздох. Тогда, может быть, основной персонаж романа — сам автор? Тоже нет. И он подчиняется некой силе, которая, кажется, вместо него водит пером по бумаге. Эта сила не что иное, как дух повествования (определение, впервые появившееся на страницах романа Томаса Манна «Избранник»). Дух повествования проникает в самые отдаленные закоулки перенасыщенного пространства книги. Он путешествует по альпийским склонам, по местам автокатастроф, по неубранным номерам гостиниц, по церквам, бассейнам, наконец, по телам и душам мертвецов (да, да, у мертвецов в романе есть души). Это надежный проводник, без которого не могла обойтись автор и не сможет обойтись читатель, впервые открывший «Детей мертвых». Вот кто главный герой романа. Вот от кого зависит автор.

Другие герои, которых невозможно обойти вниманием, — Природа и Государство (в данном случае Австрия). Природа пожирает своих детей. Государство тоже. Дети становятся мертвецами, они жаждут освобождения. «Для животных существует привязь, а для людей — правила». Живущий по правилам трудолюбивый народ Австрии приговорен автором книги. Автор помнит о том, что было здесь полвека назад. Надо отвечать за грехи прошлого, и кара не заставляет себя долго ждать.

Впрочем, «Дети мертвых» — более мистический, нежели политический роман. К тому же он слишком красиво написан, и его жутковатая красота затмевает социальный подтекст. Необычные метафоры, игра слов, афоризмы — язык романа богат. Об этом можно судить по великолепному переводу, выполненному Татьяной Набатниковой. Насколько сложна была ее задача и насколько блестяще она ее воплотила в жизнь, узнает каждый, кто прочтет «Детей мертвых». Теперь остается с нетерпением ждать новых переводов. Елинек из тех писателей, кого просто необходимо переводить.

Дата публикации:
Категория: Рецензии
Теги: Издательство «Амфора»Эльфрида Елинек