Владимир Козлов. Война

«Областная трибуна», 26 октября 2012 года.

Рубрика: Акценты

Заголовок: Заводской бейсбол

Автор: Виктор Сухов

Нападения на полицию со стороны террористической группировки «Вена-1975» продолжаются. Более того, если раньше члены группировки ограничивались уничтожением полицейского имущества, теперь они покусились на жизнь и здоровье самих правоохранителей. Поздним вечером 18 октября сержанты патрульно-постовой службы В. и К. совершали обход территории в Заводском районе и были атакованы четырьмя людьми, вооруженными бейсбольными битами. Нападавшие сняли происходящее на видео, а позже появилось и очередное заявление уже известной группировки «Вена-1975».

«Мы переходим к более серьезным действиям, — говорится в заявлении. — Сегодня мы нанесли телесные повреждения двум сотрудникам полиции. Что мы хотим этим сказать? Не идите работать в полицию, не присоединяйтесь к бесчеловечной коррумпированной машине. Если вы становитесь ее частью, вы становитесь и целью наших атак.

Да, есть некая несправедливость в том, что мы атаковали рядовых сотрудников, а не полицейских боссов, гораздо глубже погрязших в криминале и коррупции. Но и рядовые сотрудники нередко ведут себя бесчеловечно, и это — наше предупреждение им. А заодно мы предупреждаем и полицейских чиновников: доберемся и до вас, никакая охрана не спасет вас от расплаты!» Это уже третье нападение, ответственность за которое взяла на себя «Вена-1975», и наибольшую тревогу вызывает то, что правоохранители очевидно до сих пор не вышли на след этой группировки. Ее члены совершают дерзкие, но, в то же время, тщательно продуманные нападения, оставаясь при этом безнаказанными. В этот раз любой человек может сам понаблюдать за действиями нападавших на ролике, который они вывесили в интернете.

Интересно, что сами полицейские далеко не горят желанием комментировать ситуацию, и все запросы, отправленные редакцией в пресс-службу ГУВД, остались без внимания. Видео можно было бы считать инсценировкой, но источники в больнице скорой помощи сообщили, что вечером 18 октября действительно были доставлены два сотрудника полиции с переломами ног и ушибами.

Все это не может не вызывать тревогу среди горожан. Если сотрудники полиции не могут защитить себя — а, судя по видео, они были слишком увлечены беседой друг с другом, чтобы заметить нападавших и оказать сопротивление, — то могут ли они защитить нас с вами?

Между тем, в кулуарах одного торжественного мероприятия в мэрии крупный городской полицейский начальник согласился прокомментировать ситуацию, заявив, что проблема заключается в недостаточно высоком уровне сотрудников полиции: «Мы вынуждены брать кого попало, людей неподготовленных для службы в войсках МВД, поэтому они и не могут оказать достойного сопротивления. Нормальным милиционерам справиться с шайкой отморозков не составило бы труда».

*

Главный редактор — седой, коротко стриженый дядька под шестьдесят — смотрит через очки на распечатанные на принтере листки бумаги. Он роняет их на стол, заваленный газетами, журналами, макетами полос. Выдвигает ящик стола, достает трубку, упаковку табака. Андрей молча наблюдает за ним, достает свои сигареты.

Редактор поджигает табак зажигалкой, затягивается. Андрей прикуривает, делает затяжку.

-Жестко. — Редактор кивает на листки, снимает очки, бросает их на кучу бумаг.

-Как есть. Ситуация вонючая. Человека закрыли ни за что. Вернее, закрыли за то, что он выявил коррупционную схему. Он успел отправить документы во все газеты... Но ясно, что, кроме нас, никто не напишет. Все ссут.

-А мы, думаешь, напишем? — Редактор смотрит на Андрея. Его трубка погасла. Он поджигает табак зажигалкой, затягивается.

-Думаю, что напишем, — говорит Андрей.

-А я вот не уверен. Момент не самый подходящий. Получается, мы наезжаем на ментов в тот самый момент, когда их стала мочить эта группировка. Кстати, ничего нового не раскопал через свои контакты?

Андрей качает головой.

-При любых раскладах, момент здесь тонкий, — говорит редактор. — Большинство людей ему не особенно посочувствует. Понтовый москвидон.

Знаешь, какая у него зарплата? Знаешь, что он каждую пятницу улетал либо домой в Москву, либо в Европу, на «уикенд»?

-Вопрос не в том, посочувствуют ему или нет. Вопрос в том, что мы — независимая газета. Вспомни девяностые годы... Ты, Сергеич, в принципе, создал газету заново. До тебя это был, по сути дела, рекламный листок плюс немного желтизны, перепечатанной из центральных газет, и заказухи. А благодаря тебе газету стали читать...

-Ты мне все это не рассказывай. Знаю без тебя. Просто будут вопросы. И вопросы именно ко мне, а не к тебе. Тебе это понятно?

-Понятно. Но у нас есть копии официальных документов. И нет оснований предполагать, что это — фальшивка.

-Упертый ты, Андрюша. С тобой каши не сваришь.

-Ну так что, Сергеич?

-Ставим материал на понедельник. Первая полоса.

*

Коммуна Матвея. Большая комната. На стульях и табуретках — Матвей, Кабанов и Санькин.

-Я все сказал в прошлый раз, — говорит Матвей. — Добавить мне нечего. Если есть претензии к нам, предъявляйте. Иначе — я просто не вижу темы для беседы.

-Где вы находились вечером восемнадцатого октября? — спрашивает Санькин.

-Здесь. В этой вот самой комнате. Мы каждый вечер здесь собираемся, ужинаем, пьем чай, обсуждаем наши дела... Песни поем под гитару...

-И абсолютно все участники вашей группировки...

-У нас не группировка, а коммуна. Группировки бывают у бандитов. Или у вас есть основания считать нас преступниками?

-Еще раз повторяю вопрос. Абсолютно все участники вашей коммуны находились здесь, в этой комнате?

-Да, конечно. Целый вечер. Разве что, извиняюсь, кто-нибудь выходил в туалет. Еще вопросы ко мне есть?

-А ты давай не так резко, а? — говорит Кабанов. — Не надо здесь понтоваться, ладно? Если надо, мы найдем, как на тебя наехать. Вдруг ты кого-нибудь удерживаешь здесь насильно?

Матвей качает головой.

-Вы в прошлый раз пообщались со всеми ребятами. Неужели, если бы мы здесь кого-то удерживали насильно, они бы вам про это не сказали?

-А кто их знает? Вдруг ты им так мозги промыл, что они и сказать боятся?

-У нас — добровольная коммуна. В ней живут только те, кто хочет в ней жить. Я могу вам только повторить: вы здесь зря теряете свое время. К тем делам, о которых вы меня спрашиваете, наша коммуна не имеет никакого отношения. Это просто смешно. И вообще, я не понимаю, зачем вы сюда повторно приехали...

-А может, нам девки твои понравились... — Кабанов улыбается. — Как насчет распорядиться, чтобы они нас обслужили? Ведь если ты скажешь, то они все сделают, в лучшем виде...

Матвей сжимает кулаки. Кожа на костяшках натягивается, белеет.

Кабанов продолжает улыбаться.

-Ну так как?

-Ладно, нам надо ехать, — говорит Санькин.

-Ну, тогда, до следующего раза. — Кабанов смотрит Матвею прямо в глаза. Матвей не отводит взгляд.

Дата публикации:
Категория: Отрывки
Теги: Владимир КозловВойна