# Вадим Панов

Вадим Панов. Кардонийская рулетка

Адигены любят повторять, что власть их священна, ибо досталась от самого Бога. Что перешла она к ним от Первых Царей, выбранных посланцами Господа — Добрыми Праведниками. Что Первые Цари, исполняя волю Его, отдали власть адигенам, назвав самых достойных дарами. И именно от Первых Царей, авторитет которых непререкаем для любого олгемена, ведут родословные самые знатные семьи. И право адигенов на власть веками считалось непререкаемым.

Встреча с Вадимом Пановым

Презентация нового «Герметикона» — «Кардонийская рулетка». Вадим Панов — один из наиболее читаемых отечественных писателей — фантастов. Суммарный тираж изданных книг превышает 3 000 000 экземпляров. Панов работает в жанре городского фэнтези, киберпанка и стимпанка.

Анкета: Вадим Панов

Вадим Панов — писатель серийный. Самый известный цикл «Тайный Город» состоит из 16 частей, 5 романов вышли в серии «Анклавы». В конце 2011 года вышел уже второй роман из новой серии «Герметикон», «Красные камни белого».

Вадим Панов. Красные камни белого (фрагмент)

Верховный жрец проснулся, и несколько секунд лежал с открытыми глазами, радуясь тому простому факту, что проснулся. Поднялся, улыбнувшись при мысли, что справился и почти минуту тщательно массировал изрядно онемевшую руку. Убедившись, что подвижность вернулась, Алокаридас надел кожаную маску, без которой не имел права показываться на людях, и аккуратно затянул ремешки на шее и под подбородком. Маска плотно облегала лысую голову жреца, и была украшена красными бусами. Две короткие кисти из мелких камушков спускались с висков до шеи, а третья, длинная, почти с локоть, падала с затылка на спину. На лбу же был закреплен круглый белый камень, символизирующий То, Что Дало Начало. Отрывок из романа

Вадим Панов. Последний адмирал Заграты (фрагмент)

Командующий королевскими вооруженными силами славился взрывным характером и далекими от идеала манерами. Он искренне считал, что зычный голос, крепкие словечки и умение по малейшему поводу выходить из себя являются качествами настоящего полководца. К сожалению, базировалась эта вера лишь на мемуарах военачальников, которые молодой Махони тщательно штудировал в дни романтической юности — настоящий боевой опыт у генерала отсутствовал. Пролог к роману