Выпускной альбом Creative Writing School

Текст: Анна Рябчикова

Фотографии Елены Авиновой

Creative Writing School подводит итоги летнего сезона. Занятия, которые прошли в Москве в разгар гроз, стали судьбоносными для участников мастерских прозы, сценария, перевода, биографии и мастерской для подростков. Одни нашли свое место в мире кино, другие переехали в столицу, не в силах расстаться с творческой средой, третьи продвинулись дальше названия своего дебютного романа.

Всерьез оценить, что удалось организаторам, мастерам и самим слушателям за короткий срок в две недели, предлагает «Прочтение». Шесть небольших интервью с преподавателями Creative Writing School дадут представление о результатах занятий, а выпущенный школой первый том альманаха с учебными работами подтвердит или опровергнет их слова.

Майя Кучерская, руководитель мастерской прозы:

Чем занималась ваша мастерская?
— В мастерской прозы мы обсуждали разные техники письма — главным образом, какое воздействие на читателя оказывает тот или иной литературный прием, как ускорить ритм повествования, как замедлить, какие слова — «черные дыры», поглощающие энергию текста, какие — ее источники. Все это мы делали, опираясь на рассказы наших современников — Татьяны Толстой, Виктора Пелевина (раннего!), а еще наших классиков — Чехова, Шаламова, Юрия Казакова...

Каким был состав вашей учебной группы?
— Состав нашей группы был ошеломительно прекрасен. Антрополог, специалист по IT, а также по PR-технологиям, психологи, журналисты, филологи, преподаватели, экономисты, политолог и философ в одном лице... — то есть просто восторг!

Чего удалось достичь за две недели интенсивной работы?
— За две недели все — без исключения все! — слушатели мастерской стали писать лучше! А кто-то и великолепно! Из текстов исчезли самые распространенные ошибки начинающих авторов, которые мы обсуждали на занятиях. Я воспринимаю это почти как чудо. Хотя и понимаю, что это чудо спланированное — атмосфера, творческая и рабочая одновременно, обсуждения, доброжелательная, но конструктивная критика работ друг друга, которая осуществлялась общими силами, — все это и дало такой поразительный результат. И точно знаю, что основной результат — отложенный, зерна, брошенные в почву, еще прорастут, и мы  увидим сады чудесной прозы наших выпускников.

Марина Степнова, руководитель сценарной мастерской:

Чем занималась ваша мастерская?
— Мы учились сценарному ремеслу. «Мы» тут — не кокетство, благодаря слушателям я сама взглянула на профессию новыми глазами.

Каким был состав вашей учебной группы?
— У меня были самые разные слушатели: и двадцатилетние студенты, и взрослые люди, вполне сложившиеся — преподаватели, риэлтеры, специалисты по рекламе, телевизионные редакторы. Самым взрослым было сильно за сорок. Что всех объединяло? Чувство юмора, желание научиться новому, любовь к кино. Отличная подобралась группа, я вспоминаю ее с нежностью и уважением.

Чего удалось достичь за две недели интенсивной работы?
— Разумеется, за две недели нельзя освоить новую профессию в совершенстве. Да еще и такую непростую. Сценарии ведь писать очень сложно. А уж хорошие — и подавно. Но я надеюсь, что дала своим слушателям честное и четкое представление о профессии. И научила смотреть кино глазами сценариста.

Ирина Лукьянова, руководитель биографической мастерской:

Чем занималась ваша мастерская?
— Мы обсуждали со слушателями принципы создания биографии в разных жанрах — от научного исследования до статьи в популярном журнале. Мы говорили о поиске источников, их сопоставлении и анализе, о справочном аппарате исследования. Рассуждали об отношении автора к герою и степени авторской свободы самовыражения. Говорили о том, как организовать материал, как строить свое повествование. Разбирали конкретные фрагменты конкретных биографических исследований, художественных биографий и статей из популярных журналов. Некоторые из наших слушателей написали собственные статьи, мы их читали и обсуждали вместе.

Каким был состав вашей учебной группы?
— В основном наши слушатели — это или студенты (их меньше), или свежие вузовские выпускники и молодые специалисты гуманитарных факультетов, которые по роду занятий связаны с биографическими исследованиями (филологи, искусствоведы, историки, журналисты) или просто интересуются конкретными героями и хотят написать о них. Кажется, в нашей мастерской был самый ощутимый гендерный перекос: среди наших четырнадцати слушателей оказался только один мужчина.

Чего удалось достичь за две недели интенсивной работы?
— За две недели работы мы, пожалуй, успели обсудить с группой самые важные и сложные проблемы в работе биографа. Мы изначально договорились с журналом Story, что лучшие работы наших слушателей будут опубликованы в журнале. Кстати, человеку, ориентированному на строго научные исследования, трудно найти верную интонацию для разговора с аудиторией популярного журнала и рассказать не просто о своем герое вообще, от рождения до смерти, а рассказать историю. Мы дали нашим слушателям возможность поработать еще две недели после окончания курсов и будем обсуждать то, что у них получилось, уже в августе. Лучшая работа попадет в журнал Story, если редакция окажется солидарна с нашим выбором. Работы слушателей опубликованы в электронном альманахе CWS. Кроме того, уже в процессе обсуждения написанных статей две из них были взяты у слушателей для других московских изданий.

Алексей Вдовин, руководитель биографической мастерской:

Чем занималась ваша мастерская?
— Наша с Ириной Лукьяновой биографическая мастерская ставила перед собой три цели: во-первых, рассказать слушателям все, что нужно знать о биографических форматах (серии «ЖЗЛ», о небольшой статье для журнала Story, научной биографии и др.) и их специфике. Во-вторых, как можно больше тренироваться работать с разными типами биографических источников (мемуары, письма, дневники, интервью и пр.). И наконец, научиться писать текст в формате небольшой статьи для названного журнала. В тренировке нам помогали серьезные специалисты-филологии (профессора Высшей школы экономики, биографы Екатерина Лямина и Олег Лекманов), редактор серии «ЖЗЛ» издательства «Молодая гвардия» Вадим Эрлихман, постоянный автор серии «ЖЗЛ» Максим Чертанов и главный редактор журнала Story Елена Кузьменко.

Каким был состав вашей учебной группы?
— В нашей группе собрались в основном гуманитарии — искусствоведы, историки, журналисты, филологи, редакторы. В общем, люди думающие, интересующиеся, пишущие. Возраст не был ограничен — от 20 до 46 лет, то есть и студенты, и вполне состоявшиеся специалисты. Опыт, разумеется, у всех разный: кто-то давно пишет либо редактирует. Кто-то никогда еще не писал, но очень хотел бы начать.

Чего удалось достичь за две недели интенсивной работы?
— Мы постарались создать такую атмосферу, в которой участникам с разным бэкграундом и траекториями было бы комфортно и интересно. Кажется, нам это удалось. По крайней мере, сами участники нам об этом говорили. Главный итог нашей двухнедельной работы — написанные заготовки для журнала Story. Это была программа-минимум. Семьдесят процентов участников нашей мастерской к концу второй недели представили на суд коллег биографические статьи об известных людях (Владимир Набоков, кардинал Томас Вулси, Ольга Глебова-Судейкина, Савва Мамонтов и др.). После доработки мы предложим эти очерки редакции журнала. Те, кто не успел завершить свой текст, смогут прислать его чуть позже. В любом случае мы надеемся обсудить все итоговые истории и увидеть лучшие из них на страницах Story.

Виктор Сонькин и Александра Борисенко, руководители мастерской перевода:

Чем занималась ваша мастерская?
— Наша мастерская пыталась решить две задачи: с одной стороны, обсудить ряд насущных проблем художественного перевода, которые так или иначе были предметом размышления переводчиков в разные эпохи, поговорить о западноевропейской и отечественной истории перевода, а с другой — дать возможность участникам мастерской встретиться с этими проблемами на практике. Поэтому у каждого занятия было две части — теоретическая (разумеется, с примерами) и практическая — разбор домашнего задания. У каждого заданного на дом текста была четкая переводческая задача, и участники мастерской могли попробовать себя в разных жанрах и стилях.

Каким был состав вашей учебной группы?
— Состав группы был довольно пестрый: были студенты бакалавриата и магистратуры разных гуманитарных специальностей, были и давно работающие переводчики (иногда их основной язык был не английский, а французский, испанский или греческий, но английский у всех был в рабочем состоянии); были люди, которым давно хотелось себя попробовать в переводе. Но важно, что все участники мастерской попали в нее не случайно, им действительно было интересно переводить и обсуждать перевод, поэтому разница опыта скорее давала более широкую перспективу.

Чего удалось достичь за две недели интенсивной работы?
— Научиться переводить за две недели нельзя. Но поскольку многие участники мастерской уже имели некоторый опыт, удалось, как нам кажется, сделать подход к переводу более осознанным, ответить на вопросы, которые накопились у слушателей в их собственной практике. А также обсудить многие насущные переводческие проблемы, понять, какой результат можно получить при использовании той или иной переводческой стратегии. Было много удачных находок, интересных решений, споров и открытий. В группе сложилась очень теплая и творческая обстановка, все довольно быстро научились эффективно редактировать друг друга, принимать критику, улучшать текст — это, пожалуй, один из самых полезных навыков, который можно развить за короткое время.

Леонид Клейн, руководитель мастерской для подростков:

Чем занималась ваша мастерская?
— В отличие от преподавателей взрослых мастерских я не знал, кто ко мне придет, и не ставил задачи учить писать. Поэтому занятия строились из двух частей. С одной стороны, мы анализировали рассказы Шукшина, Куприна, различные стихи, и я показывал детям, как функционирует и живет художественный текст. С другой — мы писали этюды и обсуждали их для того, чтобы человек, примерив на себя позицию писателя, потом мог бы по-другому оценивать текст как читатель. В качестве итоговой работы я дал детям задание написать письмо, предоставив полную свободу в выборе адресата и адресанта. И мы разбирали, получилось ли у них передать образ, установить дистанцию между героем и автором, который все равно спрятан между строк, удалось ли ухватить стиль и так далее.

Каким был состав вашей учебной группы?
— В мастерскую пришли школьники 7, 8, 9 классов, притом соотношение девочек и мальчиков в процентах было 60 на 40. Кого-то на летние занятия отправили родители, кто-то сам захотел учиться. Приятно было то, что все дети, которые пришли в первый раз, остались до конца курса.

Чего удалось достичь за две недели интенсивной работы?
— С детьми в такой ситуации результат может быть один — усиление интереса к литературе. Удалось достичь того, что у нас был живой, серьезный разговор о художественном произведении, совершенно не похожий на обыкновенный урок в школе.

Дата публикации:
Категория: Ремарки
Теги: Creative Writing SchoolАлександра БорисенкоАлексей ВдовинВиктор СонькинИрина ЛукьяноваЛеонид КлейнМайя КучерскаяМарина Степнова