Печа-куча около Набокова. Выпуск седьмой. «Схемы»

Текст: Вячеслав Курицын

О проекте
Первый выпуск проекта
Второй выпуск проекта
Третий выпуск проекта
Четвертый выпуск проекта
Пятый выпуск проекта
Шестой выпуск проекта

Подземный пусть из Петербурга в Москву, таблица отставаний во времени, вечный двигатель, тупоугольный треугольник, кусочек Невского, вагон Карениной, пропорции добра и зла.

1

Набоков не был в Москве. Ни разу не доехал. Лета проводил в усадьбе в Выре, осенью семья отправлялась, извините, в Биарицц или еще куда-нибудь на Ривьеру. Зимой дважды посетил Финляндию, в подростковом возрасте. В Москву дороги ну никакой не было. Могло бы, может, привлечь, что Москва — родина любимого поэта (Пушкина), но вот не состоялось.

Кстати, некоторые поклонники версии, что Набоков под псевдонимом М. Агеев написал «Роман с кокаином», вынуждены допускать и тайное посещение нашим автором Москвы, где происходит кокаиновая история. Но, увы, романа этого Набоков не сочинял.

Что до картинки, она взята из знаменитой «Занимательной физики» Перельмана, которая не просто «выдержала» множество изданий, но продолжает «выдерживать» их до сих пор. Полез я в Перельмана вот зачем. В «Подвиге» есть эпизод: Мартын показывает Ирине, больной девушке, фокус с раздвоением хлебного шарика. Скрестите средний и указательный пальцы и прикоснитесь их кончиками к хлебному или какому иному шарику — он раздвоится (на самом деле, эффектнее просто поводить по переносице — раздваивается нос). Я помнил в перельмановой книжке картинку с шариком, но, увы, ее там не оказалось.

Пришлось взять про короткий путь из Петербурга в Москву. Вариант, кстати, сохранить Химкинский лес.

2

Кроме Петербурга и имения, одной поездки к тетушке в соседнюю губернию да Крыма в 1918 и1919 гг. Набоков, собственно, не был в России нигде. Так что, для него была совершенно бесполезна вышеприведенная таблица. Но вам она будет небезынтересна: далеко не все знают, что часовых поясов сто лет назад не существовало.

3

Четвертая глава «Дара» посвящена, как вам известно, Н. Г. Чернышевскому. Набоков упоминает картинки, коими Чернышевский изукрашивал свои письма и дневники, в частности схему вечного двигателя. Трудно сказать, что мешало ВВ ради красного столбца вставить в свой текст чернышевский рисунок...

Кстати сказать, Сирин именно тот писатель, в прозе которого логично было бы встретить изображение: среди его-то многообразия выразительных средств. Но — нет.

4

Это Чернышевский пишет сыну из ссылки.

5

Это — родителям из Петербурга.

6

Картинки 3-5 лишь условно принадлежат Н. Г. Чернышевскому. Они позаимствованы из советского собрания сочинений и тщательно перерисованы издательским художником. Сам Николай Гаврилыч рисовал вот так.

7

Многие из характеристик героя «Жизни Чернышевского» мы можем найти у обобщенного — любимого! — сиринского героя.

— Работал так лихорадочно, так много курил, так мало спал... — это и про Федора Годунова-Чердынцева, и про самого Сирина.

— Не селадонничал с пишущими дамами, энергично разделываясь с Евдокией Растопчиной или Авдотьей Панаевой...

Хочется добавить: как и Набоков не считал нужным селадонничать с Ириной, например, Одоевцевой.

Недружественную статью критика Юркевича Чернышевский, не снисходя до комментариев, просто перепечатал в своем журнале (сколько позволяло авторское право), оборвав на полуслове. Но Федор (или Сирин, здесь разница не шире малейшей зги) тут же сочувственно цитирует Пушкина, который, смеясь в Болдино над бранчливыми критиками, полагал, что лучший способ дезавуировать такие писания — перепечатать их без всякого комментария. Как — сценический круг проворачивается — сам Сирин в начале пятой главы без особых комментариев «перепечатывал» рецензентов «Жизни Чернышевского», полагая, что глупый текст сам за себя все скажет.

И Набоков, и Чернышевский любили чертить схемы. То есть в прозе у ВВ, как уже было сказано, изображений нет, но студентам на лекциях он не просто любил нарисовать вагон, в каком ехала Анна Каренина, но и строго потом проверить, насколько студенты уяснили картинку.

Вот кстати из сообщества ru_nabokov — о каренинском вагоне.

8

Впрочем, может быть и хорошо, что не вставлял ВВ в прозу картинок. Во всяком случае, таких. Это иллюстрация к его лекции для американских студентов: слишком, кажется, наивно выглядят попытки рассчитать пропорции зла и добра в героях Стивенсона. Хотя, с другой стороны, выглядят колечки аппетитно...

Дата публикации:
Категория: Ремарки
Теги: Владимир Набоков