Артем Фаустов: «Бумажная книга – как виниловая пластинка»

Текст: Анна Рязанова

Книжный магазин «Все свободны» и проекционный музей «Люмьер-холл» организуют на ближайших выходных «Большой книжный Weekend» — фестиваль, посвященный книгам и чтению. Артем Фаустов, совладелец книжного магазина, рассказал журналу «Прочтение», как появилась идея фестиваля и почему работа книготорговца похожа на работу бармена.

— С какой целью проводится фестиваль «Книжный Weekend»?

— «Книжный Weekend» был задуман в первую очередь как литературный праздник для петербуржцев. В Петербурге, втором по величине городе России, таких мероприятий проводится очень мало. В столице, например, есть Московская международная книжная ярмарка (аналог нашего Книжного салона), есть гораздо более интересное, да и вообще важнейшее в стране книжное событие — Non/fiction. Кроме этого, проводится еще несколько книжных мероприятий в год, локальных ярмарок, на которых издательства представляют свою продукцию. Например, недавно проходил оригинальный «ГРАУНД зин фест» — фестиваль зинов и маленьких независимых издательств. Он привлек достаточно много людей, потому что тема интересная. В Питере такого не бывает. Раньше нерегулярно проходила «Независимая книжная ярмарка», но она всегда была маленькой, имела нулевой бюджет и последний раз состоялась еще два года назад, ее тогда организовывал Платон Романов из магазина «Фаренгейт 451». И вот в прошлом году мы, терзаемые тем, что в Петербурге нет серьезного альтернативного мероприятия, рассчитанного на людей, влюбленных в умную книгу, поняли, что фестиваль надо делать самим. Руководство «Люмьер-холла» нас поддержало и предложило содействие. В 2016-м организатором также была Вита Карниз из книжного магазина «Факел», в этом году она в качестве куратора в это же время везет книги петербургских издателей на фестиваль в Иркутск.

— Почему фестиваль проводится накануне Книжного салона?

— Ответ на самом деле прост: мы исходим из нужд логистики. Участникам из других городов удобнее привезти книги сразу на оба мероприятия, сократив расходы на доставку, а заодно провести несколько свободных дней между мероприятиями в майском Петербурге.

— Чем «Книжный Weekend» принципиально отличается от Санкт-Петербургского книжного салона, помимо масштаба?

— Принципиальных отличий множество, и главное в том, что наша ярмарка некоммерческая. Ее цель — это книжный праздник для горожан. Во-вторых, среди участников вы не увидите издательства, которые специализируются на массовой печатной продукции сомнительного содержания. У Книжного салона же отсутствует культурный фильтр. Перед организаторами стоит задача продать выставочную площадь для торговли чем угодно, вплоть до каких-нибудь брошюр по гомеопатии. У нас, конечно, такого нет.

Кроме того, наш фестиваль ориентирован на тусовку и общение, мероприятия (главным образом лекции) носят просветительский характер. Сейчас, например, актуальна тема урбанистики — сразу несколько выступлений будут посвящены ей. Даже Андрей Аствацатуров расскажет о городском пространстве в литературе. В этом году мы сотрудничаем с премией «Просветитель» Дмитрия Зимина, поэтому будут выступать несколько финалистов премии 2015 и 2016 годов.

Наконец, пространство ярмарки у нас куда более уютное. Огромный старинный газгольдер, в котором располагается «Люмьер-холл», сам по себе достоин посещения. На «Книжном Weekend’e» вы не найдете огромных стендов акул издательского рынка, мероприятие не является пиар-акцией книготорговых сетей. «Все свободны», например, будет занимать такой же столик, как и все остальные. Вас ждут книги по оптовым ценам и воодушевленные представители издательств, которые, будучи экспертами, могут рассказать о привезенных книгах и что-то посоветовать. А также — вкусный стрит-фуд, небольшой маркет хендмейда и различные активности для всей семьи.

— Зачем люди сейчас покупают бумажные книги?

— Бумажная книга — как виниловая пластинка. Конечно, большинство пользуется mp3, но тот, кто знает толк в звучании, хотя бы иногда слушает винил. Многие люди (и я отношусь к их числу) любят именно бумажные книги. Это просто другой экспириенс, другие ощущения, другой формат чтения. Этот вопрос изучался специалистами по восприятию, нейробиологами, и разные исследования показали разные результаты. Согласно одним — разницы нет, согласно другим — есть: на какие-то проценты текст усваивается лучше, когда читаешь с бумажного листа. У любителей электронного чтения — свои аргументы: это удобно, дешево, в нашей стране — бесплатно, потому что все, естественно, пользуются пиратскими ресурсами. Не нужно носить с собой книгу, можно форматировать текст, делать пометки и так далее. Но если вы занимаетесь научным исследованием, то, возможно, работа с бумагой более удобна. Единого мнения быть не может. Я не выступаю против электронного формата, напротив, считаю, что это прекрасно. Например, иногда нужно прочесть рукопись, которая еще не вышла на бумаге. Но при всех прочих я предпочту бумажную книгу электронной.

— В одном из интервью вы назвали книгу социальным маркером. Какие еще функции она выполняет для современного читателя?

Про культурный маркер я подслушал у Бориса Куприянова, а он, скорее всего, прочитал где-то еще. Это определение действительно интересно. Вы знаете, что, например, в советской повседневной культуре наличие книг в доме играло роль именно такого маркера. Люди, даже мало читающие, понимали, что показать свой интерес к знаниям, к книгам — это хороший тон, это может быть расценено окружающими как аргумент в вашу пользу. С течением времени эта характеристика стала менее значимой в связи с обесцениванием самого объекта — книги. Потому что издавать стали много, издавать стали дешевле, книга стала доступнее. Появился покет-формат и массовая литература, которую хранить дома — безумие.

Не люблю слово «интеллигенция», потому что, к сожалению, в сегодняшней культурной картине оно обросло ненужными коннотациями. Но тем не менее, если вы интеллигентный человек, то, скорее всего, приходя в гости, первым делом направляетесь к книжному шкафу. Ведь для думающих людей книга по-прежнему важна: если ты видишь кого-то с книгой, значит, вам потенциально есть о чем поговорить.

Книга — это доступный источник знания и образования для тех, кому в наше время никто просто так образование не даст, даже за деньги. Знания передаются от одного поколения к другому. Его носитель — книга. Устная передача этих знаний сейчас неактуальна, поэтому текст или книга как некий артефакт, наполненный текстом, этим носителем и является.

И, конечно, нельзя забывать о том, что книга выполняет и функцию друга. В этом нет ничего зазорного. С книгой люди проводят свой досуг, книга развлекает, книга немножко поучает, заставляет плакать и смеяться, испытывать эмоции — за это мы ее и любим.

— Существует ли свод правил книготорговца?

— Правила есть. Первое — работа книготорговца похожа не на работу продавца в торговом зале супермаркета, а на работу бармена. Книжный магазин — это культурное пространство. Если он перестает быть таким, то перестает быть и книжным магазином. Многие приходят к нам во «Все свободны» пообщаться. Мы часто наблюдаем, как люди случайно встречаются здесь, потому что зашли посмотреть, какие вышли новенькие книжки. Иногда в магазин заходят дружными компаниями. Продавцу нужно уметь поддержать беседу о книгах, об искусстве, о политике — о чем угодно. Нужно быть готовым общаться. Поэтому интровертам, любящим посидеть в тишине, я бы не рекомендовал эту работу. В магазине нужно быть открытым для общения и иметь хорошо подвешенный язык, уметь рассуждать о книгах, даже если вы их не читали.

Второе, вытекающее из первого: естественно, прочесть все одиннадцать тысяч книг, которые есть в магазине, даже за всю жизнь вы не сможете. Но если вы работаете в книжном, то нужно знать ассортимент и авторов, понимать, о чем они пишут. Нужно знакомиться со всеми книгами, которые поступают в магазин: прочесть аннотацию, обратить внимание на обложку, запомнить, куда вы ее поставили. Конечно, это требует эрудиции. Основные разделы нашего магазина — философия, социология, языкознание, искусствоведение, и, несмотря на то, что я не являюсь большим любителем этих областей знания, мне нужно понимать, какие книги есть в наличии.

Недавно в музыкальном магазине «Фонотека» посетитель при мне задавал вопрос продавцу: «Откуда вы все так хорошо знаете, неужели вы послушали всю эту музыку?» Нет! Конечно, он не послушал всю музыку на свете, просто хороший продавец знает, что у него есть на полках.

— Какие задачи должен выполнять книжный магазин (помимо того, чтобы быть культурным пространством)?

— Он должен быть местом, где можно укрыться от городской суеты и пообщаться с книгой. Горе тем магазинам, которые не могут этого обеспечить. Точнее, не горе, но это просто профанация какая-то, а не книжный.

Кроме того, книжные магазины (особенно у нас в России) информируют о выходе новых и переиздании старых книг. К сожалению, сейчас литературная критика находится в упадочном состоянии. Известных обозревателей можно перечесть по пальцам. Литературных журналов мало, есть, например, замшелая «Литературная газета», но ее никто не читает. Не хватает окололитературного информационного поля, и в этом одна из проблем нашего книжного рынка. Люди бы рады читать, но не знают что. Многие из тех, кто следит за литературным процессом, за тем, что публикуется в России, узнаютобо всем именно из пабликов книжных магазинов, таких как «Фаланстер» в Москве, «Пиотровский» в Перми и Екатеринбурге, «Подписные издания» и «Факел» в Санкт-Петербурге — наших братьев по духу. Наши собственные ресурсы в сети тоже наполнены информацией о новых книжках, и люди этим, я знаю, пользуются.

Фото на обложке интервью: Михаил Рязанов

Дата публикации:
Категория: Ремарки
Теги: Большой книжный WeekendВсе свободныАртем ФаустовЛюмьер-холл