Ваня Квасов, или Откуда берутся дети?

Текст: Юлия Беломлинская

В 12 лет Ваня Квасов был точно такого роста как сейчас — выше меня.
На голове у него были золотые кудри.
Никаких очков. Мы познакомились то ли в на Азове.
В рыбачьем поселке Насыр.
По легенде, я — первая любовь Квасова.
Мне тогда было двадцать четыре.
Дочке моей четыре, а сестре шесть.
Вообщем, на Ваню мы взрослые скинули этих двух детей.
И он им тогда впервые рассказал откуда берутся дети.
Я не буду вам пересказывать, там было что-то не вполне приличное.
Дети, потрясенные, прибежали и просветили нас, взрослых.
Всем было весело.
Да и мне Ваня тогда очень нравился —
но я была приличная взрослая барышня —
не педофилица
и на пионера Ваню, ростом выше меня
смотрела, как на чисто декоративный элемент.
А потом... потом было уже поздно...

Вновь увидела я Ваню через двадцать примерно лет.
Уже вернувшись в Питер после долгих странствий.
Ко мне подошел огромный человек, бритый и в очках.
И радостно сказал:
— Юля! Я — Ваня Квасов!
В жизни не узнала бы.
Мы подружились, у Вани в ту пору была жена Саша.
Дочки Сони еще не было, а сын был где-то заграницей.
Наверное в Америке.

За прошедшие годы Ваня стал по-настоящему знаменит, он получил достойное место в ряду питерских Городских Сумашаев.
Есть Кира Миллер
Митя Шагин
Коля Васин
Колесо
Котело...
и так далее
Включая, например, меня.
Я прохожу под погонялами Беломля и Беломлина.
И вот новое поколение, знакомьтесь — Ваня Квасов.
Если Киру Миллера мы всегда видим в Красном Комбинезоне, Ваня пару лет отпахал в Жолтом...

Встретив Ваню на улице, всегда можно услышать что-то экзотическое, типа
- Мне завтра в Кению!
Или:
— Знаешь, есть такая странная книжка «Похороните меня за плинтусом»...
А книжку эту тогда не знал еще никто.
А Кения — все ж не Париж и не Стамбул...

По профессии Ваня — дизайнер-рекламщик.
Он например сочинил лучшую на свете рекламу компании, продающей двери:

ТОВАРИШЬ ВЕРЬ-
ТЫ КУПИШЬ ДВЕРЬ!

Ваня Квасов неожиданно оказался еврей.
Даже не наполовину, а почти совсем.
Не похож не капельки.
Но характером, конечно, похож.
Хотя тут Питере, все мы нерусские какие-то «достоевцы» (по Лимонову) .
Нервные мы тут...
Достоевец Квасов живет на Декабристов в огромной профессорской прадедовской квартире.
Это похоже на истории с французскими замками, которые обедневшим маркизам нечем топить и не на что ремонтировать.
Там у Вани примерно комнат десять.
И в них стоит такая мебель, рассчитанная на потолки в этой квартире.
А потолки — метров шесть.
Вынести мебель, наверное, можно, но куда ее такую выносить — непонятно...
Буфеты красного дерева — размером со всю, например, мою квартиру.
В ампирных завитушках...
И какие-то рожицы с Рожками и прочие Химеры и Макароны выглядывают сквозь деревянные лилии и ромашки.
Хотя ромашки и лилии это уже модерн.
Значит там есть и такого рода буфеты.
Все это разваливается потихоньку.
Но Ваня иногда работает побольше — зарабатывает денег и свершает истинно питерский ремонт — то есть мозаичный.
Мозаичный Ремонт это когда ремонтируют все мелкими кусочками, тщательно соразмеряя разрушения Замка с прибавлением или убавлением Заработка.

Ваня Квасов пишет стихи и прозу.
Прежде я его много и часто ругала.
В отличие от людей, которые, подобно канатоходцам, идут про тонкому и острому краю Пошлости, никогда не падая за край —
Квасов, абсолютно не замечая этого края — лихо бегает взад-вперед.
Как какой-то контрабандист, которому границы не писаны.
Мое мнение — его стихам, да и прозе, необходим редактор.
Потому что саморедактор Квасова часто подводит.
Я не теряю надежды когда-нибудь сделать квасовское «Избранное», как давеча получилось сделать «Колотун» Мякишева.
И самые тонкие ценители поэзии признают, что это лучшая мякишевская книга.
Так что, возможно придет время, и Квасов отдастся в мои тонкие редакторские руки.

Квасов часто читает со сцены.
Часто — с музыкальным сопровождением.
По стилю это поэт — слэмовый,
Его учителя — такие, как Родионов, Емелин, Немиров...
Соратники — Голубенцев, Горохов...
Местами обитания были такие Дома Культуры, как Платформа, Мод и Ахтунг.
Теперь Танцы и Питер-ОГИ.

Из крупных подвигов городского сумашайства:
Квасов написал «Гимн еврейского детского сада»
Вот тут вся история в квасовском ЖЖ.

http://kvasov.livejournal.com/242799.html

Вот так, с детей начали, к детям и вернулись.
В общем, откуда берутся дети — я и сама толком не знаю.
Но куда дальше эти дети деваются — могу ответить.
По крайней мере тут, в Питере, дети не пропадают.
Все Том Сойеры и Гекельберри Финны — вырастают в веселых или грустных клоунов — в настоящих поэтов.
Украшают Город своими завитушками и макаронами, ромашками и лилиями.
И все это делает Город похожим на один такой огромный буфет красного дерева...
Непрерывно нуждающийся в мозаичном ремонте.

Дорогой Квасов если ты там, в далекой Кении? читаешь эти строки — то знай, я тебя всегда люблю!
С самого твоего детства.

http://vkontakte.ru/kvasov.ivan
http://www.liveinternet.ru/users/60724
http://zhurnal.lib.ru/p/pppjapp_p_p

Иван Квасов. Из последнего

В Путь!

Кения, Кения,
Прочь гони сомнения,
Ждут мои дерзания
Кения, Танзания.

Сколь веревочке не виться...

Возвращается муж из командировки,
А дома мужик висит на веревке,
Вокруг мужика кружатся мухи,
И надо ж случиться такой непрухе!
Мужик к жене: «Что тут случилось?»,
«Оно само в наш дом прикатилось,
Принесло мух, веревку намылило
Шею в петлю и обессилило!
Четыре дня уж висит-качается...»
«А что не сняли?», «Ну, это... нравится!
В доме развлечений не наблюдается,
А этот висит, на веревке мается.
Без тебя скучно и одиноко...»
«Ну ладно, подай томатного сока.»

Рукописи не горят

Мальчик, бегая по Праге
Истерически хохочет,
Потому что мрачный Кафка
Мозги мальчику щекочет.

Часовой поясов

Где-то на белом свете,
Там, где всегда мороз,
Трется спиной Медведев
О земную ось.

Меньше в стране народу,
Меньше полей-лесов,
Меньше у нас свободы,
Меньше поясов.

Ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла
Крутится быстрей Земля.

Крутит ее, стараясь,
Вертит земную ось,
Чтоб на Камчатке раньше
Утро началось.

Чтобы в пути к березам
Средненькой полосы
Снизить метаморфозы,
Не подводить часы.

Ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла
Крутится быстрей Земля.

Крутит ее Медведев,
Вертит который год,
Чтобы развлечь соседей,
Чтобы отвлечь народ,

Чтобы победным тоном,
Раньше на год иль два
Миша сказал Платону
Главные слова.

Ва-ва-ва-ва-ва-ва-ва
Здравствуй, милая Москва.

Крутит ее все время,
Вертит скорей, скорей,
Чтобы минули годы
Юности моей,

Чтобы промчалась старость,
И наступила смерть...
Сколько ему осталось
Нас на Земле вертеть?

Ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла
Крутится быстрей Земля.

Нути’с, попробуем Фрутис

Рекламная песня для йогуртов

Ах, Таня, Таня, Танечка,
С ней случай был такой,
Служила наша Танечка
Гладильною доской.

Хоть сисек не замечено,
Но мацать всякий рад.
Какая чудо-девочка,
Всем классом говорят.

Не может быть?
Представь себе,
Всем классом говорят!

Случился в школе выпускной корпоративный бал,
Директор с заучем уснул, а военрук блевал,
За то чтоб Танечку помять
вели жестокий спор
Мужчины класса номер пять
и старенький вахтер.

Они Татьяну развели
На выпить и пожрать,
А наша Таня на мели,
Устала голодать,

Они позволила себе
Хватать и тут, и там,
Пока лакала божоле,
Прошлись по всем местам,

Увы, нет истины в вине,
Стремитесь к йогурта́м!

Не может быть!
Представь себе,
Стремитесь к йогурта́м!

Свет мой, зеркальце, скажи

Мы делили кокаин
Много нас, а он один.
Вот дорожка для ежа,
Вот дорожка для ужа,
Вот дорожка для котенка,
Вот дорожка для слоненка,
Вот дорожка для коня,
Вот дорожка для меня,
А для волка героин
Пусть ширяется один.

Курам наспех

Получил пиздюлей от фанатов Клячкина.
Убегал дворами, потерял заначку, на,
Наваляли робертинолореттевцы наспех.
Рассказать кому — это ж курам на смех

Терра Пия

У меня гештальт закрылся.
Хуй упал. Но не разбился.

Роман июля

Две равно ожиревшие свиньи
На бойне, где встречают нас событья,
Теряют кишки теплые свои,
И нету сил унять кровопролитья.
Друг друга любят дети мясников,
Роман неистовый на мясокомбинате
Среди мозгов, сердец и языков
Способен вызвать отвращенье. Нате!

Крюк свой

Избавит вас от многих бед
Веревка, мыло, табурет.

38

Раньше в Черную Речку купаться бы я не полез,
Но стал старше, мудрей и теперь мне не страшен Дантес.

Уроки Перельмана (из архивов)

Гниет страна. От воровства, обмана
Не продохнуть! Всяк под себя гребет.
Но вдруг мятежный гений Перельмана
Решил, что будет все наоборот.

И кинув миллион в лицо планете,
Ушел в пустынный лес искать грибы.
Все всколыхнулось, взрослые и дети
Сидят, гадают, абы да кабы.

А что гадать? Поступок прост и ясен.
Есть вечность, есть наука, есть судьба.
Пускай ты не закрасил былых пятен.
И не нашел в Кирилловском гриба,

Но хоть на миг ты выпал из системы
Взглянул вокруг и осознал, где все мы.

Сочинение на тему: «Как я трахнул двух внештатных сотрудников органов»

Две юные супермодели,
Чьи ноги растут из ушей,
В течение ночи потели
Над плотью мужскою моей.

Совсем распоясались, суки,
Наймиты кровавой гебни,
Их крепкие девичьи руки
За чресла хватались мои.

Привычные к пыткам, доносам,
Расстрелам, попранию прав,
Они оставляли засосы
На самых интимных местах.

И сверху, и снизу, и сбоку,
С подсосом, с лобзаньем яиц,
Подвластны кремлевскому оку,
Работала группа девиц.

Так сексу учили в спецшколе,
В холодных подвалах ЧК.
Все сладкие прелести боли
Известны им наверняка.

Лубянка, зачем ты, Лубянка,
На мой покусилась лобок?
Где прежних чекистов осанка?
Где черный, как ночь, воронок?

Где нервы из кованой стали?
Где сталь неморгающих глаз?
Ах, как же вы все измельчали,
Купившись на экспортный газ.

Разведенные мосты...

Мосты рожают корабли
И те плывут на край земли,
Но, помня свод родных мостов,
Вернувшись, длинный трубный зов
Шлют породившим их пролетам.
Горжусь родным торговым флотом!

Дата публикации:
Категория: Ремарки
Теги: Иван КвасовСтихиСтихи в Петербурге 2010