Дмитрий Трунченков: Многие интересуются литературой, ей не интересуясь

Текст: Дмитрий Трунченков

В связи с юбилеем премии «Национальный бестселлер» «Прочтение» устроило опрос литературных критиков. Предлагаем вашему вниманию ответы на наши вопросы Дмитрия Трунченкова, одного из номинаторов премии этого года.

Самая сильная книга среди победителей «Нацбеста».
Не могу похвастаться, что я все читал, но из того, что читал, на мой вкус — «Путь Мури» Бояшова. Замечательная история, идеальная по композиции, этакий акмеизм в прозе. И к тому же написанная живым языкам, из-за чего даже звучали обвинения, что язык у Бояшова скверный. Вообще, наверное, это один из признаков оригинального строя речи: если всем язык кажется нормальным, то, скорее всего, перед нами беллетристика.

Наиболее достойная книга из не получивших премию.
За все девять лет, опять же, не скажу, но в те два года, что меня приглашали в Большое жюри, моим коллегам стоило бы обратить внимание на «Щастье» таинственного Фигля-Мигля и на романы Вероники Кунгурцевой. У Фигля-Мигля были все шансы пройти в шорт-лист: и я, и Андрей Аствацатуров (как выяснилось позже) всерьез думали о том, чтобы проголосовать иначе. Другое дело, что Малое жюри бы роман не выбрало — не их формат. Что касается Кунгурцевой, то ее трилогия оказалось обделена вниманием совершенно незаслуженно, и этот позор, как мне кажется, полностью ложится на издателей и критиков. Дело в том, что Кунгурцеву затирают из-за ее несколько своеобразных взглядов, при том что писатель она замечательный. Селин вот сочувствовал фашистам — так что же теперь, сжечь его книги? Но это что касается книг, не вышедших в финал. Если же о тех, у кого, казалось бы, были все шансы на победу, то очень обидно за «Блокадный роман» Курицына. Как раз тот случай, когда эпатажная тема пошла не на пользу, а наоборот, помешала успеху, вообще-то, замечательной книги.

Обязательно ли читать все книги, попадающие в шорт-лист «Нацбеста»?
Я к своему стыду вообще очень мало читаю. Что-то около тридцати книг в год. А вообще-то ничего обязательного нет. Кроме того, что неплохо бы людям, интересующимся литературой, ей хотя бы немного интересоваться. А то многие интересуются литературой, ей не интересуясь. Вот тут, конечно, худо дело.

Основное преимущество и основной недостаток «Нацбеста» по сравнению с другими премиями.
Основное преимущество очевидно: почти полная прозрачность премии. Есть, конечно, некоторые темные участки: при отборе членов жюри оргкомитет пусть и не может предсказать, за кого кто проголосует, но примерно может предположить, в каком направлении будут голосовать. Главным образом это, конечно, касается борьбы реалистического и нереалистического направлений. Другой недостаток: после двухлетнего участия в работе Большого жюри мне стало очевидно, что большинство экспертов, как это ни грустно, читают если не своих друзей, то по крайней мере книги, уже получившие прессу. При этом книги незаметные, даже если они замечательные, хотя и будут кем-то прочитаны, но даже если за них проголосуют, баллов им, скорее всего, не хватит.
Недостатки «Нацбеста» тоже на виду: кроме того, что малозаметный автор имеет относительно скромные шансы на выход в финал, «Нацбест» никогда не выиграет чересчур сложное произведение. Но это вытекает из самого устава премии: Малое жюри для того и придумано, чтобы не позволить выигрывать чересчур «высоколобым» книгам.

Попытайтесь представить, что за произведение может стать обладателем первой премии нового десятилетия «Нацбеста»
Я думаю, у Андрея Аствацатурова неплохие шансы. Его роман «Люди в голом» хорошо написан, но при этом и не чересчур сложен. А вообще, чтобы иметь возможность гадать, надо прочесть хотя бы половину большого списка, чем я не могу похвалиться.

Дата публикации:
Категория: Ремарки
Теги: Нацбест 2010премия «Национальный бестселлер»