Жизнь и смерть Поля-Эмиля Луэ

Текст: Сергей Васильев

  • Жан-Луи Байи. В прах. – СПб: Издательство Ивана Лимбаха, 2016. – 184 с.

Жан-Луи Байи – достаточно известный у себя на родине прозаик и поэт, член «Коллежа патафизики», известного объединения деятелей культуры, в которое входили такие именитые участники, как Марсель Дюшан, Эжен Ионеско и Борис Виан.

Работы Байи во многом близки к тому, что принято называть французским новым романом (или антироманом). Представители этого течения противопоставляли свои произведения традиционному роману бальзаковского типа, отказываясь от разветвлённого сюжета в пользу новаторской формы. Схожи методы работы писателя и с творческими установками группы «УЛИПО» (сокращение от французского Ouvroir de littérature potentielle ‒ Цех потенциальной литературы), участники которой создают произведения с какими-либо искусственными ограничениями в области формы. Так, Жану-Луи Байи принадлежит самая длинная на данный момент липограмма (текст, написанный без использования какой-либо буквы) на французском языке.

Формальное решение романа «В прах», пожалуй, не столь радикально, но не менее интересно. Каждая из 19 небольших глав книги состоит из двух частей. Первая часть представляет собой последовательное описание посмертного распада тела главного героя, гениального пианиста Поля-Эмиля Луэ. Эти отрывки зачастую нагружены научной терминологией, а иногда и вовсе имитируют академический стиль.

Как вы можете заметить, глаз утратил свою прозрачность. <…> Дело в том, что их заполнил калий; чтобы стекловидное тело — объясняют нам ученые — оставалось прозрачным, в нем должно быть очень мало ионов (ион калия — экие мы невежды! — это такой большой катион). После смерти клеточная мембрана, утрачивая былую непроницаемость, начинает постепенно пропускать ионы, которые попадают в стекловидное тело и делают его мутным.

Байи протоколирует каждую стадию распада, обращая внимание на все детали, вплоть до того, какие насекомые трудятся над трупом на той или иной ступени разложения.

Вторая часть каждой главы повествует о жизненном пути протагониста. Гениальностью герой не обделён, но в остальном ему не везёт с самого рождения. Луэ обладает уродливой внешностью (впоследствии его фото даже отказались помещать на обложку диска), простые земные радости вроде дружбы для него недоступны. Заканчивается череда неудач предательством любимой женщины, после которого герой окончательно теряет интерес к миру. От наукообразия в этой части нет и следа: жизнь, в отличие от смерти, невозможно зафиксировать в точных терминах. После финальных страниц о кончине пианиста можно снова открыть первую главу и читать о начале распада его тела: композиция закольцовывается.

Сюжет книги – далеко не самая сильная её сторона. Местами намечающаяся интрига весьма банальна. Автор, впрочем, и сам в этом честно признаётся в интервью с Андреем Самохоткиным для портала Colta.ru: «Что касается обновления сюжета, это не было моей первостепенной задачей: оригинальность моего романа, как я надеюсь, лежит в его структуре». Действительно, произведение достойно прочтения именно благодаря своей форме.

Ещё одна интересная особенность романа – постоянные размышления автора о процессе создания текста, вкраплённые в повествование. Так, Байи сам указывает на банальность описываемой любовной интриги. Или же, например, рассуждает о литературе в целом:

Никогда французский писатель не признается в своей беспомощности: он скорее спасует и воздержится: найдите мне хотя бы одно описание мушиного яйца в современной литературе. А Пьер Меньен превосходен еще и тем, что в своем отношении к пристально рассматриваемым насекомым позволяет причем нередко проявиться симпатии и даже восторженности.

Характерно, что сам Байи мушиное яйцо также не описывает.

Дата публикации:
Категория: Рецензии
Теги: Издательство Ивана ЛимбахаЭжен ИонескоЖан-Луи БайиВ прахМарсель ДюшанБорис ВианКоллеж патафизики