Эмоциональная женщина

Глава из книги Джеффа Роллса «Женщины не умеют парковаться, а мужчины — паковаться! Психология стереотипов»

О книге Джеффа Роллса «Женщины не умеют парковаться, а мужчины — паковаться! Психология стереотипов»

Стереотипное представление о том, что женщины более эмоциональны, чем мужчины, имеет широкое распространение с давних времен.

Слово «истерия», обозначающее крайнее проявление эмоций, происходит от древнегреческого hystera (матка), и таким образом истерия по определению является исключительно женским проявлением эмоций. При ответе на вопрос о качествах другого человека 90% людей чаще используют понятие «эмоциональности» применительно к женщинам, чем к мужчинам.

В детстве мальчики и девочки плачут приблизительно одинаково часто, но в период полового созревания девочки плачут чаще, чем мальчики, а в возрасте около 18 лет девушки плачут в четыре раза чаще, чем юноши (Witchalls, 2003). Одно из объяснений женской слезливости может основываться на том факте, что в организме женщин имеется больше гормона пролактина, который присутствует в слезах. Известно также, что у женщин слезные каналы имеют другую форму, чем у мужчин, хотя является это причиной или следствием более высокой слезливости, остается неизвестным. Более высокой вероятностью возникновения депрессии у женщин — как полагают некоторые из них, вследствие того, как обращаются с ними мужчины, — можно объяснить, почему они плачут чаще.

Более высокой эмоциональности женщин существует и биологическое объяснение, хотя она и не проявляется до начала полового созревания. Возможно, это обусловлено тем фактом, что на Западе мы обычно поощряем мальчиков быть сильными и стойкими, а девочек — нежными и заботливыми. В этом смысле эмоциональные женщины могут быть продуктом наших специфических гендерных ожиданий. Человек, поведение которого не согласуется с гендерным стереотипом (например, плачущий мужчина или властная женщина), может привлекать больше внимания и рассматриваться как более искренний, чем человек, проявляющий больше конформизма. В то время как плачущая женщина рассматривается как «просто еще одна эмоциональная особа», проявляющая «чрезмерную реакцию», плачущий мужчина воспринимается как честный человек, который не боится показать свои чувства и к горю которого следует относиться более серьезно. Или, по крайней мере, так было до 1990 г., пока футболист Пол Гаскойн не разразился потоком слез на чемпионате мира в Италии и таким образом не положил начало мужской традиции открыто плакать на людях.

Профессор Гарвардского университета Рон Левант считает, что мужчины на Западе подвергаются процессу социализации, затрудняющему их эмоциональное развитие. Женщины обладают широким набором эмоциональных реакций, которые дают им возможность понимать точку зрения и эмоции других людей и таким образом развивать «эмоциональную эмпатию». Мужчины с их прочной ориентацией на «выполнение дел» и «преодоление проблем» имеют в своем распоряжении лишь «эмпатию, проявляющуюся в действии». Левант также утверждает, что большинство мужчин имеют в своем арсенале только две реакции на эмоциональные проблемы: проблемы, ассоциируемые с уязвимостью (например, со страхом или стыдом), преодолеваются с помощью гнева; проблемы, ассоциируемые с заботой (например, любви или тесной привязанности), преодолеваются посредством занятий сексом. «Традиционный мужской стереотип», так широко распространенный на Западе, поощряет подобные реакции: ковбой «Marlboro»®, ведущие киноактеры, звезды спорта, конкурентоспособные папаши... Все они подкрепляют стереотипное представление о том, что значит быть «настоящим мужчиной», и любой мальчик, отступающий от этого стереотипа, рискует стать объектом насмешек и изгоем среди своих сверстников (Levant, 1997).

Одна из причин, по которым женщины могут казаться более эмоциональными, чем мужчины, имеет отношение к тому, как работает наша память. Женщины, как было установлено, лучше запоминают эмоционально важные события: например, они быстрее, более ярко и более эмоционально, чем их мужья, вспоминают все связанное с их первым свиданием, последним вместе проведенным отпуском или недавним спором (Fujta et al., 1991). Этому имеется два возможных объяснения. Первое дает гипотеза «интенсивности чувства», согласно которой женщины кодируют эти воспоминания лучше, чем мужчины, потому что они переживают текущие события с большей интенсивностью. Второе объяснение дает гипотеза «когнитивного стиля», согласно которой женщины с большей вероятностью, чем мужчины, кодируют, репетируют и обдумывают эмоции, ассоциируемые с полученным опытом, что помогает им укреплять и консолидировать память.

Кенли (Canli et al., 2002) предложил 12 мужчинам и 12 женщинам рассмотреть 96 изображений различной эмоциональной значимости: от непредполагающей никаких эмоций обложки книги до эмоционально насыщенной картины, изображающей мертвого человека. Три недели спустя, когда участников попросили вспомнить показанные им изображения, женщины на 15% чаще, чем мужчины, вспоминали изображения, имевшие эмоциональную окраску. В то время как участники восстанавливали в памяти изображения, им проводили сканирование мозга. Результаты сканирования показали, что две области мозга, используемые раздельно для эмоциональной обработки и для формирования воспоминаний, по-видимому, совпадали у женщин в большей степени, чем у мужчин. Возможно, это указывает на биологическую причину лучшей способности женщин вспоминать эмоциональные события, однако в равной степени вероятно и то, что различие в «электрическом соединении» частей мозга выработалось в качестве реакции на процессы культурной социализации и таким образом является скорее следствием, чем причиной. Тем не менее интересно отметить, что современные научные данные подкрепляют утверждение о том, что женщины больше, чем мужчины, держатся за эмоциональные воспоминания — факт, о котором женщинам известно на протяжении многих лет.

Вполне возможно, что женщины считаются эмоциональными из-за физиологических изменений, влияющих на их эмоции в определенные моменты их менструального цикла. Мужчина может втайне долго размышлять над тем, можно ли приписать услышанные им в свой адрес резкие слова приближению месячных. Предменструальный синдром (ПМС) или предменструальное напряжение наблюдается у 90% женщин; около 30% обнаруживают, что он вызывает реальный негативный эффект, и от 5% до 10% находят этот эффект тяжелым. С ПМС ассоциируются более 100 симптомов, и наиболее распространенные из них особенно сильно влияют на эмоции, вызывая раздражение, перепады настроения, депрессию и необъяснимые слезы (Owen, 2005). Однако тема ПМС вызывает много споров. Некоторые ученые-феминистки утверждают, что нормальное функционирование организма нельзя называть «расстройством», и указывают на то, что ПМС стал рассматриваться сам по себе лишь с тех пор, когда многие женщины стали работать. Они также утверждают, что ПМС используется мужчинами как метод «социального контроля», позволяющий им подчинять себе женщин и стереотипировать их в качестве «слабого пола».

В некоторых обществах отношение к менструации более позитивно, чем в большинстве западных культур. Что касается ПМС, то ни диагностирование, ни определение этого состояния не являются универсальными, и главная «заслуга» в этом принадлежит Западу: поскольку другие культуры признают, что женщины испытывают влияние менструального цикла, то они не считают необходимым классифицировать эти эффекты как синдром. Психологи не имеют единого взгляда на то, как следует рассматривать ПМС. Психологи-феминистки, в частности Каплан (Caplan, 2005), уверены, что сам термин ПМС приводит к ненужному опозориванию женщин, поскольку он подразумевает, что они раз в месяц теряют контроль над собой; другие психологи уверены, что он помогает всем нам лучше понять потенциальные последствия проявления этого симптома.

Интересное исследование, о котором сообщил Обилак (Aubeeluck) на конференции Британского психологического общества (BPS) в 2004 г. (BPS, 2004), позволило установить, что мужчины также страдают от месячных перепадов настроения. Обилак предложил 50 мужчинам и 50 женщинам заполнить анкету, помогающую оценить несколько симптомов, обычно ассоциируемых с менструальным циклом. Мужчины сообщали по меньшей мере о стольких же симптомах, что и женщины, но приписывали наблюдаемые эффекты другим причинам. Обилак предположил, что из этого можно сделать два вывода: женщины не страдают от ПМС, и/или мужчины также могут страдать от циклических месячных изменений, которые пока что не диагностированы. Третий вывод может заключаться в том, что у мужчин симптомы возникают в ответ на поведение их партнерш, обусловленное влиянием ПМС.

В заключение можно сказать следующее: совершенно очевидно, что женщины чаще, чем мужчины, проявляют свои чувства — независимо от вызвавших эти чувства причин. Однако мужчины могут быть приучены более умело проявлять свои чувства и лучше осознавать свои эмоции; фактически, эмоциональный интеллект скоро сможет рассматриваться как необходимая предпосылка для успешной жизни. От мужчин больше не требуется просто выходить из дома и отправляться на охоту ради добычи пропитания; теперь крайне важно, чтобы мужчина мог работать в команде, умел выслушивать мнения других людей и быть эмоционально связанным со своими коллегами по работе, а также лучше взаимодействовать дома с женой и детьми.

Купить книгу на Озоне

Дата публикации:
Категория: Отрывки
Теги: Джефф РоллсИздательство «Питер»Популярная психология