Житие северного гуру

Текст: Борис Алиханов

  • Герман Садулаев. Иван Ауслендер. М.: АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2017. — 416 с.

В начале 2017 года вышел новый роман Германа Садулаева «Иван Ауслендер». Роман злободневный, ведь главный герой книги, средних лет преподаватель вуза, поневоле оказывается втянутым в политику: митинги, белые ленты, «честные» выборы. Безусловно, книга о протестных акциях 2011 года очень кстати придется к антикоррупционным маршам 2017-го, но только ли об этом пишет Садулаев? И только ли остросоциальностью может быть интересен этот текст?

Очевидно, что с выходом «Ивана Ауслендера» у Германа Садулаева появится много новых, не знакомых с более ранним его творчеством читателей, клюнувших на оппозиционную составляющую. Но они найдут в романе гораздо больше, чем рассчитывали. История, рассказанная автором, является одновременно собирательной и очень личной, местами динамичной и быстрой, а порой по-зебальдовски плавной и медитативной. Кандидат наук, преподаватель мало кому интересной индологии по просьбе университетского коллеги принимает участие в политических выступлениях 2011 года. На некоторое время ему начинает везти, он становится довольно-таки заметной фигурой на акциях, ходит на собрания, пишет статьи, объединяющие его собственную интерпретацию современной российской политики с его же представлениями о мироустройстве и толкованиями древнеиндийских текстов. Перед нами — всегда приятный для читателя рассказ об истории успеха. Неожиданная востребованность на оппозиционном поприще, митинги и дискуссионные клубы, интервью журналистам, успех у женщин, в том числе и у собственной жены, отношения с которой уже давно утратили былую романтику. Но, увы, мы все помним, чем закончилось белоленточное движение. И вместе с ним заканчивается и ауслендеровский «фарт», на его место приходит неминуемый кризис среднего возраста со всеми неизбежными признаками: депрессией, опустошенностью, рефлексией, разочарованностью в браке. Пытаясь что-то исправить в собственной жизни, Иван меняет работу, а чуть позже, уподобляясь героям классической русской литературы, пускается в путешествие по России и Европе. Через некоторое время Ауслендер оказывается на больничной койке на грани смерти. И неожиданно он узнает, что, возможно, жизнь была прожита не зря: у него находятся ученики, а у его идей — последователи.

Пожалуй, главное в романе Садулаева — это его разноплановость, сочетание мелких бытовых подробностей с мыслями и мечтами героя, его по-бухгалтерски точного путевого дневника с почти поэтическими мыслями о повседневном и божественном, вечном. Повествование об Иване Ауслендере, случайно ставшем одним из лиц антиправительственного движения, скроено автором по двойному принципу. С одной стороны, это очередная более-менее гоголевская тема кратковременного возвышения и последующего падения «маленького человека». С другой почти агиографическое повествование о духовном поиске, житие современного восточного святого: недаром подзаголовок книги — «Роман на пальмовых листьях». Жизненный подъем и быстрое падение помогают герою осмыслить как суть протестного движения, так и его собственную жизнь. Это — своеобразное житие Ауслендера, ведущее через новую работу, путешествие к самому себе, к пониманию того, что такое счастье.

...просто быть это блаженство. И не важно, в каком неудобстве находится твое тело, и без разницы, что о тебе думают или говорят другие люди. Просто существовать это уже счастье.

Именно это понимание, сочетающее собственные мысли Ивана Ауслендера и его академические познания в области восточной философии, в итоге оказывается его наследием, главным делом его жизни. И именно это учение оставляет он своим невесть откуда взявшимся ученикам, кропотливо собирающим его статьи и лекции. Главный герой — человек, в общем, очень везучий. Почти у каждого есть своя теория того, как устроен мир. Но удостоиться чести передать эти мысли кому-то еще удается единицам, это большая удача: чаще всего идеи погибают вместе со своими идеологами. Это весьма интеллектуальный роман, рассуждения героя о жизни пропитаны тонким, довольно саркастичным и часто самокритичным юмором. Рассуждая о смерти, например, Садулаев пишет:

Патологоанатом берет специальную дисковую пилу и отрезает трупу верхушку черепа, чтобы посмотреть, был ли у покойного мозг.

А рассказывая о герое, сменившем преподавание в университете на должность в частной фирме, приводит очень меткое замечание, с которым согласится любой, кто когда-то работал в государственной организации.

Все бюджетники думают, что деньги вырастают на елках. Да так, собственно, оно и есть для бюджетников. Кому-то достаются опилки, иголки, крохи, а кто-то размашисто снимает с бюджета деньги мешками, но ни те, ни другие не понимают, как вот это оно все образуется, богатство, для них оно просто выросло на дереве, а путь к обретению богатства один только пробраться к лучшей, заветной веточке.

Помимо всего прочего, «Иван Ауслендер», безусловно, очень петербургский роман. Начиная с того, с какой любовью герой говорит о родном городе (и как говорит о Санкт-Петербурге сам Герман Садулаев), и заканчивая тем, что здесь северная угрюмость сочетается с экзотическими верованиями и мировоззрениями. В романе есть заключительная часть, в которой отсутствует сюжет, но приводится прекрасный пример учения Шри Ауслендера. И, кажется, даже если какой-нибудь читатель из Северной Пальмиры не вдохновится изменить свою жизнь и начать усердное изучение веданты, он сможет хотя бы на некоторое время задуматься и дать самому себе несколько внятных ответов на вечные вопросы бытия.

Дата публикации:
Категория: Рецензии
Теги: Герман СадулаевРедакция Елены ШубинойИван Ауслендер